Тот самый незабвенный майский день!

8 мая в 12:40
8 просмотров

Возле мемориала памяти жертвам депортации карачаевского народа в г. Карачаевске два раза в год можно дышать воздухом прежних времен – в ноябре и мае.
– Сегодняшний воздух поступает в одно легкое, воздух 1957-го выходит из другого, – говорят старики Асхат Боташев из Карт-Джурта и Рамазан Текеев из Карачаевска, которые пришли к мемориалу, несмотря на проливной дождь, ровно в 11 часов утра. Место встречи, как и время, в эти памятные дни изменить нельзя – оно уже стало традиционным, но именно в этот день время проведения митинга было перенесено на час позже в связи с открытием в городе центра культуры развития имени Кайсына Кулиева (репортаж об этом и подписании соглашения о сотрудничестве между муниципальными бюджетными общеобразоват. учреждениями КЧР и Кабардино-Балкарии читайте в последующих номерах газеты – авт.), вот только многие жители города, Карачаевского района, Теберды, Домбая были об этом не оповещены должным образом и посему на выезде из города, где находится мемориал, было многолюдно.

Возле мемориала памяти жертвам депортации карачаевского народа в г. Карачаевске два раза в год можно дышать воздухом прежних времен – в ноябре и мае.
– Сегодняшний воздух поступает в одно легкое, воздух 1957-го выходит из другого, – говорят старики Асхат Боташев из Карт-Джурта и Рамазан Текеев из Карачаевска, которые пришли к мемориалу, несмотря на проливной дождь, ровно в 11 часов утра. Место встречи, как и время, в эти памятные дни изменить нельзя – оно уже стало традиционным, но именно в этот день время проведения митинга было перенесено на час позже в связи с открытием в городе центра культуры развития имени Кайсына Кулиева (репортаж об этом и подписании соглашения о сотрудничестве между муниципальными бюджетными общеобразовательными учреждениями Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии читайте в последующих номерах газеты – авт.), вот только многие жители города, Карачаевского района, Теберды, Домбая были об этом не оповещены должным образом и посему на выезде из города, где находится мемориал, было многолюдно. Но собравшиеся не сетовали на задержку, потому что даже беседы незнакомых людей в ожидании предстоящего митинга смогли соединить судьбы людей в общую память. Да и мне выпала отличная возможность детально и подробно поговорить с очевидцами тех давних событий. Вот что, к примеру, мне рассказала 83-летняя жительница г. Карачаевска Баблина Османовна Гатаева: «Наша семья – а это отец, мама, брат и три мои сестры – жила до депортации в ауле Кумыш. Из Азии вернулись лишь мы – четыре сестры. Мама, папа, брат нашли свой последний приют в джамбульских песках, впрочем, постылая чужбина стала местом упокоения для многих и многих. В феврале 1956 года, когда прошел двадцатый съезд КПСС, на котором с сенсационным докладом «О культе личности и его последствиях» выступил Хрущев, мне проходу не было в селе. По просьбе стариков я читала этот доклад то в одном доме, то в другом, в результате знала его почти наизусть… И вот мы на Кавказе. Все, когда-либо слышанное от родителей о нашей родине, так совпало с увиденным, что перехватило горло… От счастья, от боли, что не дожили до этого светлого, радостного дня отец и мать, мечтавшие испить студеной воды из Кубани, поклониться могилам предков…».
Баблина Османовна, как только сестры определились с жильем, устроилась на работу портнихой в райпромкомбинат, потом работала мастером в артели «Эльбрус», Доме быта г. Карачаевска. Женщина оказалась такой искусницей в своем деле, что в далекие 60-70-е годы к ней записывались за два-три месяца вперед, недаром в 1965 году Гатаева была награждена за трудовые и творческие успехи орденом «Знак Почета». С появлением семьи – мужа, сына – у Баблины Османовны, понятное дело, возникли новые интересы, но работу она так и не оставила, более того занималась немалой общественной деятельностью  под эгидой райкома партии, за что регулярно награждалась грамотами. Но жизнь не стоит на месте. Ушел из жизни муж, трагически погиб единственный сын. Покинули Баблину и три старшие сестры.
– Сейчас я живу в семье племянника. Племянник не то слово, он смотрит за мной, как родной сын. Я не нуждаюсь абсолютно ни в чем, хотя здоровье понемногу сдает, сказывается возраст. Тем не менее второго ноября, как и третьего мая, обязательно прихожу к мемориалу, причем, задолго до официальной его части. Глажу стелы, вчитываюсь в фамилии, вспоминаю родных, и, хотите верьте, хотите нет, в такие минуты один день равняется целой жизни…
Сестры Земфира и Зумрад Таушунаевы пришли на митинг с дядей Амырбием Болатчиевым, в руках Зумрад плакат с фотографиями родителей Муссы Бекмурзаевича и Аният Султановны Таушунаевых. О подвигах, о храбрости учителя математики из Мары, удостоенного ордена Отечественной войны первой степени, Муссы Таушунаева наша газета писала не раз, а вот о его удивительно интеллигентной, на редкость доброжелательной, порядочной семье все как-то вскользь. А между тем в семье Таушунаевых пятеро детей, четверо из которых – Билял, Заудин, Земфира и Зумрад окончили Пятигорский институт иностранных языков и свободно владеют французским и немецким языками, как и черкешенка Фатима, ставшая невесткой этого дома.
– У каждого своя история, связанная с депортацией, – говорит Земфира Муссаевна, – есть своя и у нас. Понятное дело, что мы были маленькими, когда вернулись на родину, и мало что понимали, но, когда подросли, то и дело допытывались у отца: «Каким оно было, долгожданное возвращение?». Отец немногословный, как и все фронтовики, в такие минуты оживлялся: «Как сейчас помню, добрались до Мары, все плачут, смеются, откуда-то взялась гармошка… Но больше всего запомнилось то, как долго еще над верхушками заснувшего леса догорали последние лучи заката, словно тот день не хотел уходить…». И нам навсегда врезались в память его слова: «Тот день не хотел уходить…».
Пожалуй, каждый раз, когда разговор заходит о возвращении карачаевцев на историческую родину, звучит один и тот же набор имен, известных в республике и составляющих гордость карачаевского народа. Это Нузула и Таубий Курджиевы, Ибрагим Чагаров, Маджир Гаджаев, Юсуф Байрамуков, Мурат Джаммаев, Умар Урусов, Ибрагим Байрамуков, Магомед Акбаев, Ракай Алиев, Басханук Караев, Сеит-Умар Токаев, Аскер Эбзеев. И где-то в этом ряду обязательно будет назван Магомед Чотчаев, который прибыл на Кавказ одним из первых и помог обустроиться своим землякам на исторической родине.
– Он, действительно, прибыл на Кавказ в 1956 году одним из первых и возглавил комиссию, в которую вошли Абдул Кубанов, Нюрлю Токов, Магомед Боташев, Ахмат Батчаев и другие, дабы наилучшим образом встретить и разместить возвращающихся, но я должен заметить, – уточняет заслуженный ветврач КЧР Абук Чотчаев, – он одним из последних и покинул землю отцов в годы депортации. Магомеда Шаухаловича оставили работать в Черкесском обкоме партии, и он, воспользовавшись своим положением, сумел спасти от верной смерти более полусотни демобилизованных по ранению воинов-карачаевцев, которые, не зная о депортации своего народа, возвращались в родные края и тотчас попадали в застенки НКВД. Кстати, ничего не подозревая об этом, энкаведешники предложили Чотчаеву создать отряд по вылавливанию, в прямом смысле этого слова, возвращающихся с фронта карачаевцев, а взамен получили отряд по их спасению.
– Да, но как это сошло ему с рук?
– Во-первых, авторитет Магомеда Шаухаловича среди русскоязычного населения, у черкесов, абазин, осетин был очень высок, во-вторых, сыграл свою роль депутатский иммунитет. Избранный еще в 1937 году депутатом Верховного Совета СССР, Чотчаев сохранил свои депутатские полномочия, так как намеченные новые выборы не состоялись ввиду начавшейся войны.
Тем временем на центральной площади Карачаевска перед Домом Советов шел праздничный той. Далеко окрест разносились звуки вдохновенной лезгинки и бурное хлопанье ладоней… После импровизированного концерта началась марш-акция «Мы вернулись». Колонна участников массового шествия, в котором приняли участие студенты и преподаватели КЧГУ, служащие и рабочие, учителя и школьники, медработники, старики и дети, направилась из центра города в сопровождении всадников в национальных костюмах с флагами России и КЧР и национальной символикой карачаевского народа к мемориалу жертвам депортации и политических репрессий карачаевского народа.
Торжественный митинг, посвященный Дню возрождения, открыл мэр Карачаевского городского округа Алик Динаев. Он сказал: «3 мая – особенная дата в истории карачаевского народа, которая во многом определила историческую судьбу и будущее всех народов республики. Именно в этот день 62 года тому назад братские народы Карачаево-Черкесии встречали первый эшелон, в котором на свою историческую родину после изгнания возвращался не сломленный тяжелейшими испытаниями, не потерявший духа и мужества карачаевский народ.
День возрождения карачаевского народа и поныне – праздник, объединяющий всех нас, символизирующий мир и согласие, царящие на нашей благодатной земле».
Далее Динаев предоставил слово для совершения обрядового поминального обычая (дуа) имаму г. Карачаевска и ответственному по Карачаевскому району Ахмату Урусову и протоиерею Южного Карачаево-Черкесского благочиннического округа отцу Евгению Субтельному.
На митинге присутствовала делегация в составе представителей органов государственной власти КЧР, городских округов и муниципальных районов, а также общественных национальных организаций во главе с заместителем председателя Правительства КЧР Х. Чеккуевым. Поздравив собравшихся со знаменательным днем, Хызыр Умарович зачитал приветственное послание Главы Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова, в котором говорилось о значимости этой даты в истории карачаевского народа, о демонстрации твердости национального характера карачаевского народа как на чужбине, на дорогах которой хватало всего – высокой человечности и предательства, веры и безверия, так и по возвращении на родную землю. Глава республики отметил в послании, что сегодня очень важно, чтобы подрастающее поколение знало историю своей страны, своей республики, имена героев, простых тружеников, которые своими руками построили современную Россию, и пожелал: «Пусть темные страницы в истории государства больше не повторяются, а служат лишь напоминанием о том, как важны мир и спокойствие в обществе».
– То, что карачаевцы и балкарцы – единое целое, – сказал глава Эльбрусского района Кабардино-Балкарии Каншаубий Залиханов, – несомненный факт, достаточно вспомнить чудовищное наводнение, которому подверглось Баксанское ущелье два года назад. Первыми на помощь пришли братья- карачаевцы, я даже скажу больше, первыми примчались студенты – карачаевцы из Саратова, прослышав о нашей беде… Карачаевский народ для балкарцев – это добрая мудрость, надежная опора, гордость на все времена. И так было, есть и будет во веки веков!
От имени всех общественных организаций к собравшимся обратился руководитель делегации Ногайского района Виктор Унаджев: «Волей Всевышнего на май выпали два потрясающих события – Великий День Победы и День возрождения карачаевского народа, который ногайский народ отмечает раньше всех – 30 апреля, ибо именно в этот день на станцию Ураковскую прибыли первые эшелоны с карачаевцами. С тех пор ногайцы считают этот день и своим национальным праздником, и широко, с размахом отмечают его в районе».
Нет возможности привести все выступления, скажу одно, каждое было глубоко созвучно этому дню, истинную цену которому знают люди старшего поколения, те, на чью долю выпала горечь депортации и радость возвращения, вот только и их встретишь у мемориала все реже и реже… Но глядя на этот сплошной шатер из зонтов, покрывший подходы к мемориалу и саму его территорию, глядя на то, что не «появилась новая свобода неприхода молодых на похороны тех, кто свободу добывал для всех», как сетовал в свое время в своих стихах Евгений Евтушенко, глядя на море цветов, которое легло к постаменту, хочется верить, нет, не исчезнет с лица земли бесследно ни один человек, ставший жертвой чудовищной депортации… И то, что эти люди жили, и то, что живы их дети и внуки, и то, что мы сегодня пристально вглядываемся в их жизнь и хотим быть на них похожими, разве не внушает нам надежду, разве не является гарантией нашего истинно духовного возрождения?

НА СНИМКАХ: Баблина ГАТАЕВА; Сестры ТАУШУНАЕВЫ с Амырбием БОЛАТЧИЕВЫМ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях