Военно-полевой роман

25 июня в 06:35
 просмотров

Будто раскалённым плугом перепахала война человеческие судьбы, изломала, оставила рубцы на сердце. Горя, слёз и крови море необъятное принесла она людям, горькие дымы пепелищ на месте вчерашних домов, вдовство, сиротство, калек и могилы. Но даже в этом огненном аду любящие сердца находили друг друга, и ничего не могло помешать великому и святому чувству. Через грохот боёв, через расстояния и расставания, горе и муки люди проносили его чистым и незапятнанным. И это великое чувство вместе с солдатом воевало за нашу победу и нашу свободу.
…Когда началась Великая Отечественная война, Козай Лайпанов учился в военно-медицинской академии имени С. Кирова в Ленинграде. Вырос он в простой горской семье в ауле Верхняя Теберда, в семье животновода Абула Лайпанова. Его мама, Кысха Батчаева, была известна на всю округу как искусная мастерица – шила шубы и другую верхнюю одежду, вязала, валяла войлок. Их сын Козай был уже на пороге получения диплома, но пришлось срочно уходить на фронт – медики в любом ранге, начиная от санитарки, нужны были на передовой. В составе 35-й горно-стрелковой дивизии главный врач дивизиона К. Лайпанов участвовал в боях в районе Ровно, Винницы, Умани…

Будто раскалённым плугом перепахала война человеческие судьбы, изломала, оставила рубцы на сердце. Горя, слёз и крови море необъятное принесла она людям, горькие дымы пепелищ на месте вчерашних домов, вдовство, сиротство, калек и могилы. Но даже в этом огненном аду любящие сердца находили друг друга, и ничего не могло помешать великому и святому чувству. Через грохот боёв, через расстояния и расставания, горе и муки люди проносили его чистым и незапятнанным. И это великое чувство вместе с солдатом воевало за нашу победу и нашу свободу.
…Когда началась Великая Отечественная война, Козай Лайпанов учился в военно-медицинской академии имени С. Кирова в Ленинграде. Вырос он в простой горской семье в ауле Верхняя Теберда, в семье животновода Абула Лайпанова. Его мама, Кысха Батчаева, была известна на всю округу как искусная мастерица – шила шубы и другую верхнюю одежду, вязала, валяла войлок. Их сын Козай был уже на пороге получения диплома, но пришлось срочно уходить на фронт – медики в любом ранге, начиная от санитарки, нужны были на передовой. В составе 35-й горно-стрелковой дивизии главный врач дивизиона К. Лайпанов участвовал в боях в районе Ровно, Винницы, Умани… Осенью 41-го раненым и контуженным он попадает в плен. А потом был лагерь для военнопленных в старинном немецком городке Минден. Но и здесь он оставался верен клятве Гиппократа, врачуя солагерников и облегчая их страдания.
…Надежда Гуринович родилась и выросла под Минском, в деревеньке Щаук, зимой заваленной снегами, где небо над землёй ниже, чем в горах. Семья была многодетная и работящая. На семейном совете было решено, что Надя после окончания школы продолжит образование в Минске, и она уехала в столицу Белоруссии. Поступив в институт народного хозяйства, она уже была на 3 курсе, когда грянула война.
А до этого арестовали отца – в те годы это было не редкостью, когда ни в чём не повинных людей бросали в тюрьмы и отправляли в лагеря. Белоруссия одной из первых приняла на себя удар гитлеровских полчищ. Надежда с трудом добралась из Минска домой, где оставалась одна мать. Братья ушли в партизанский отряд, сёстры скрывались от оккупантов. Мать ежедневно вызывали в гестапо: «Где твои дети?» Допросы сопровождались жестокими пытками, но Зинаида Гуринович ни за что бы не выдала своих детей, какие бы муки ей ни пришлось испытать… А потом мама умерла – сердце не выдержало таких испытаний.
Надя осталась дома одна, и она понимала, что единственное её спасение – идти в партизаны. Но осуществить задуманное не успела: её, молодую здоровую дивчину, угнали в Германию. Так она попала в семью немецкого бюргера на хозяйство, где всем заправляла жена. Хозяин, естественно, был на фронте. И потянулись для Нади тоскливые и трудные дни: работы – невпроворот, она была и за доярку, и за птичницу, и за скотницу.
Война близилась к своему завершению. В городок Минден вошли американские союзники СССР, и здесь была создана особая зона для советских военнопленных и тех, кто насильно был угнан в Германию. Попала в эту зону и Надя, и уже готовилась к возвращению в родную Беларусь, но заболела и оказалась в госпитале, где работал военврач Козай Лайпанов. И судьбе было угодно, чтобы молодые люди полюбили друг друга. Это сколько же надо было пройти испытаний, истоптать дорог, чтобы встретиться любящим сердцам! Надежда и Козай стали мужем и женой и уже планировали вернуться на Кавказ, на родину мужа. Козай в то время и не ведал о том, что карачаевский народ находится в ссылке в Средней Азии. Не суждено было сбыться его мечте – вернуться в родную Теберду ещё и потому, что в то суровое военное время тем, кто побывал в плену, время диктовало свои правила. В итоге молодожёны были разлучены. Козая специальным эшелоном отправили в Ленинградскую область, где ему предстояло пройти проверку на «благонадёжность», Надежде было предписано возвращаться домой, в Белоруссию.
Приехав в родную деревню, Надя узнаёт, что её братья и сёстры: Павел, Владимир, Соня и Люда – погибли. Где ты, любимый? Кто защитит, обогреет израненное потерями близких сердце? А тем временем Козай проходил проверку, и казалось, вопросам «с пристрастием» не будет ни конца ни края: «При каких обстоятельствах попал в плен?», «Сотрудничал ли в лагере с немцами?» Ответ был один: «Я лечил и оказывал медицинскую помощь советским военно-пленным».
Наконец, настал день, когда его отпустили на свободу, и он снова встал в строй своей дивизии. Уволившись из армии, Козай отправился в Ленинград, чтобы получить диплом врача. А в белорусской деревне всё тосковала его молодая жена. Помнит ли её любимый? А может, та мимолётная встреча на чужой немецкой земле была для него лишь забавой? А если его родственники-кавказцы будут против брака с белорусской девушкой?
Но опасения Нади были напрасны, Козай с новеньким дипломом врача немедленно отправился в Беларусь на поиски Нади, и он нашёл её, когда она отчаялась ждать! Наверное, до конца жизни Надежда Ефимовна Лайпанова будет помнить тот день, когда распахнулась дверь хаты, и на пороге её дома появился её долгожданный, любимый, единственный: «Здравствуй, жена!» Потом была Киргизия, Беловодский район, где в ссылке жили родные Козая. До возвращения на родину он работал врачом. Продолжил свою деятельность впоследствии в санатории «Горное ущелье» в Теберде.
Пациенты и коллеги любили и уважали его за человечность, честное отношение к своему долгу. От него веяло надёжностью, и он мог понять каждого и встать на его место. Ведь врач-фтизиатр специфического санатория, где пациенты лечились по полгода, – это уже другая ипостась. Перед ним проходят не только рукописные «истории болезней», но и людские судьбы – трагические, надломленные жизненными обстоятельствами. И он для каждого должен был находить подходящие слова, вселяющие надежду, – и для молодого человека на взлёте своей карьеры, и для старого одинокого «зэка», заработавшего болезнь на этапах и в душных камерах, и для супругов, лечащихся в разных палатах…
В 1972 году перестало биться сердце замечательного врача Козая Лайпанова, а его Надя, Надежда Ефимовна, пережила мужа на три десятилетия, находя утешение в дочерях Людмиле, Фатиме (они пошли по стопам отца, став врачами), Зухре, которая занималась предпринимательской деятельностью, подрастающих внуках. Дом Лайпановых на улице Мухинской в Теберде всегда считался образцовым – ухоженный сад, огород, кругом чистота и порядок.
К сожалению, ушла из жизни дочь Лайпановых Людмила, создавшая прочную семью с Юсуфом Есенеевым, в своё время возглавлявшим санаторий «Теберда». Их сыновья Рустам и Султан, став врачами, продолжают династию. Фатима, врач-кардиолог, живёт с семьёй в Санкт-Петербурге, у них два сына, и младший, Махмуд, как и его дедушка, поступил в ту же военно-медицинскую академию. С сестрой Зухрой Глоовой, которая проживает в Карачаевске, Фатима поддерживает отчий дом в Теберде, и на подхвате у них все пять внуков Козая и Надежды. Ведь родительское гнездо – тот фундамент, на котором держатся род, память сердца, любовь и уважение к семейным ценностям.

НА СНИМКАХ: Козай Абулович ЛАЙПАНОВ и его супруга Надежда Ефимовна.
Фото из семейного архива.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях