История одной семьи

16 сентября в 10:37
18 просмотров

“Науия обязана сделать всеобщим достоянием то лучшее, что есть у нее. Благодарный дух и есть богатство нации…», – писал в свое время великий Рабиндранат Тагор. Эти слова так близки мне и понятны, ведь в канун 75-летия Великой Победы я взяла на себя труд и смелость рассказать о доблестном ратном пути братьев Халиловых, судьбы которых тесно связаны с судьбой моей семьи…
О Саиде Магомедовиче Халилове написано очень много, однако интерес к знаменитому революционеру, руководителю первой в Карачае тебердинской партийной ячейки, стяжавшему неувядаемую славу своему народу, не тускнеет до сих пор, как и к его жене, его единомышленнице Фатиме Батчаевой, расстрелянной…

“Науия обязана сделать всеобщим достоянием то лучшее, что есть у нее. Благодарный дух и есть богатство нации…», – писал в свое время великий Рабиндранат Тагор. Эти слова так близки мне и понятны, ведь в канун 75-летия Великой Победы я взяла на себя труд и смелость рассказать о доблестном ратном пути братьев Халиловых, судьбы которых тесно связаны с судьбой моей семьи…
О Саиде Магомедовиче Халилове написано очень много, однако интерес к знаменитому революционеру, руководителю первой в Карачае тебердинской партийной ячейки, стяжавшему неувядаемую славу своему народу, не тускнеет до сих пор, как и к его жене, его единомышленнице Фатиме Батчаевой, расстрелянной фашистами в январе 1943-го. Сам Саид – цвет и гордость нашего народа – погиб в 1921-м от рук врагов. Было ему всего 34 года… Не вспомнить этих людей в первую очередь никак не могла, потому что дальше тороплюсь рассказать об их сыновьях.
Старший сын Халиловых Идрис (1912 – 1966 гг.) окончил Баталпашинский интернат, затем Новочеркасский железнодорожный техникум. Учебу продолжил на мехмате МГУ им. Ломоносова. После защиты диплома по теме «Аэродинамика» получил право преподавания в академии им. Жуковского. К началу Великой Отечественной войны Идрис работал инженером-конструктором в ЦАГИ (центральном аэродинамическом институте), где строили первую в стране испытательную аэродинамическую трубу.
Ввиду важности момента ЦАГИ был эвакуирован в тыл, где Идрис продолжил свою деятельность, приравненную по всем параметрам к фронтовой. И тут телеграмма от сестры Зульфы о смерти матери, о депортации карачаевского народа… Не сдержался Идрис и, скомкав телеграмму, бросил в сердцах: «Лучше бы ты, усач, эти товарные вагоны использовал для нужд фронта, а не для депортации невинного народа…». Тут же последовал донос в известные органы. Арест. Несколько месяцев в камере смертников.
Приговор должен был вынести расстрельный трибунал, который знал, что от предложений о помиловании Идрис отказался: «Я сказал правду, и каяться мне не в чем». Вопреки ожиданиям гневная фраза, брошенная Идрисом в адрес Сталина, обернулась для него не «вышкой», а 15 годами колымской каторги. После смерти Сталина Халилова освободили, с каторги он вернулся не сломавшимся, не потерявшим веру, но очень больным человеком. Пораженные угольной пылью легкие стали быстрой добычей для онкологической болезни…
В короткие анкетные строки вместились события, которых хватило бы на три жизни, отведенные и на долю среднего сына, Рашида Саидовича Халилова (1914 – 1942 гг.). Окончив педтехникум в 1939 году в Микоян-Шахаре (ныне г. Карачаевск), он успел поработать до начала войны учителем в Красновосточной и Верхнетебердинской школах.
На фронт попал следующим образом. В Карачаевской автономной области формировался отряд всадников, готовый прийти на помощь корпусу генерала Доватора, войска которого несли на тот момент большие потери. И Халилов не был бы Халиловым, если бы в той сложной, бурной обстановке остался в стороне. Более того, он возглавил отряд, в который вошли очень известные люди Карачая – поэт Исса Каракотов, Ахмат Акбаев, Ибрагим Хатуев, Сюлемен Салпагаров, Магомет Акбаев, Осман Алакаев, Магомет Чотчаев, Сюлемен Джуккаев и многие другие. По пути следования в Ставрополь отряд пополняется все новыми и новыми бойцами. В Ставрополе состоялась встреча отряда карачаевцев-доваторцев с тогдашним первым секретарем крайкома партии Сусловым, и там же Рашид Халилов произнесет от имени карачаевского народа слова, ставшие легендой: «Наши предки, отцы и матери, как зеницу ока, веками сохраняли благородную и благодатную нашу землю, и мы фашистам растоптать ее не дадим!»
Далее отряд отправился на фронт, а конкретно – защищать Москву, где во всем блеске проявились такие незаурядные качества Рашида Халилова, как инициативность, находчивость, неутомимость, бесстрашие. Внутреннее достоинство и внешняя дерзость командира отряда Халилова надолго запомнятся и всем участникам траурного митинга в Подмосковье, посвященного памяти генерал-майора Доватора, который погиб 19 декабря 1941 года, готовя атаку на деревню Палашкино, где были сосредоточены крупные силы гитлеровцев…
О дальнейших событиях на фронте лучше всего расскажет статья «Рашид Халилов», напечатанная в «Ставропольской правде» 4 июля 1943 года. Вот выдержка из нее: «Прекрасными воинами показали себя в боях с врагом карачаевцы, бойцы Ставропольских кавалерийских частей. Это люди, лишенные страха. Они бросаются на врага с испепеляющей ненавистью в сердце и дерутся, не щадя ни сил, ни жизни.
Рашид Халилов, заместитель командира 1-го эскадрона, побывал во многих боях, и бойцы с неизменной готовностью шли за ним, зная его находчивость, стремительность, умение найти выход в любом положении.
Перед одним из самых тяжелых боев Рашид созвал свою группу. Надвигались вражеские танки. На участок, обороняемый группой Халилова, шло большое танковое соединение. Рашид сказал: «Вы, друзья мои, русские люди, я – карачаевец. Но душа у нас, советских людей, одна. Я не мыслю жизнь моего народа иначе как в содружестве с великим братским народом. За нашу любимую Родину – вперед!»
Это был жестокий бой. Вражеские танки с ревом налетали на позиции эскадрона. Кавалеристы дрались в пешем бою. Зарывшись в землю, они не отступали ни на шаг. Бронебойщики один за другим подбили два танка. Метким огнем они уложили вражескую цепь, следовавшую за танками.
Атака была отбита. В этом бою Рашид Халилов получил смертельное ранение в грудь. Бойцы видели, как красавец – командир прижал руку к страшной ране в груди…
Враг был отогнан. Рашид Халилов не видел исхода боя. Смерть скосила его между деревнями Аристово и Подосиновки 29.11.1942 года. Но вся страсть боевого командира и товарища передалась его бойцам, и они продолжали драться, как львы, в последующих боях, пролив немало вражьей крови «За Рашида! За верного сына Родины!»
Командир Рашид Халилов похоронен в деревне Аристово Смоленской области».
О том периоде жизни младшего сына Халиловых – Мунира, периоде, когда формируются стержневые качества личности, известно не очень много. Но давно и не нами сказано: «Ничто не действует в младых душах детских сильнее всеобщей власти примера, а между всеми другими примерами ничей другой в них не впечатлевается глубже и тверже примера родителей». Мунир пошел по стопам родителей. Окончив школу в Верхней Теберде, поступил на рабфак в Микоян-Шахаре, затем в двухгодичный пединститут. Правда, учебу в нем прервал и пошел служить в армию с однокурсником и другом Георгием Баскаевым. Можно только догадываться, какие это были романтические личности, если, поднявшись на Комсомольскую горку в Микоян-Шахаре, осетин и карачаевец поклялись пронести свою дружбу верно и по-мужски честно и благородно до конца своих дней.
На фронт Мунир попал с первых же дней войны. И буквально в первые же месяцы его за дальновидность, за большие организатор-ские способности, которые находили свое незамедлительное подтверждение на полях битв, назначили политруком роты. Воевать Муниру Халилову довелось сравнительно недолго, но за это время он не раз проявлял боевую командирскую доблесть. Молодой – 21 год – политрук Мунир Халилов погибнет в боях за Малую землю, выполняя приказ: «Ни шагу назад!»
О своем боевом друге много позже в своей книге «На острие ножа» напишет писатель Ханафий Эбзеев: «После похорон мы стали у могилы Мунира. Командир части лейтенант Раунельсон сделал шаг вперед и сказал: «Наш дорогой боевой товарищ Мунир Халилов погиб геройски за Родину. Дела и поступки таких бесстрашных сынов Отчизны бессмертны и будут примером для подражания и останутся в памяти на века. Ты навсегда останешься в наших сердцах, в нашей памяти. Где бы мы ни находились, ты всегда будешь с нами. Ты погиб, защищая свободу и независимость советских людей, отдав самое дорогое для человека – жизнь. Мы, твои товарищи, клянемся нести высоко честь и славу нашей Отчизны, защищать все народы от фашистских захватчиков, сражаться, не щадя жизни своей, за каждую пядь земли любимой страны».
Я знаю, как весомо слово «легендарный», но уверена, что именно оно – единственно справедливая и точная характеристика Саида Халилова и трех его сыновей.

Р. Байчорова,
кандидат наук, доцент кафедры психологии КЧГУ.
Фото из семейного архива.

Поделиться
в соцсетях