Путь Всадника

16 сентября в 08:59
47 просмотров

«Когда всадник из племени нартов-богатырей нес людям похищенный огонь – огромную головешку, конь остановился на всем скаку. Перед всадником зияла гигантская пасть удава. В ночной мгле всадник легко мог угодить в эту пасть, если бы не конь. От резкой остановки конь задними ногами  вспахал небо, а от головешки посыпались искры. Они  зажглись на небе широкой звездной полосой. Кабардинцы смотрят на небо, на Млечный Путь, и говорят – Путь Всадника». Это написал Алим Кешоков.
Его след в памяти народа – такой же, как Путь всадника.
Алим родился в селении Шалушка Чегемского района КБР. Селение…

«Когда всадник из племени нартов-богатырей нес людям похищенный огонь – огромную головешку, конь остановился на всем скаку. Перед всадником зияла гигантская пасть удава. В ночной мгле всадник легко мог угодить в эту пасть, если бы не конь. От резкой остановки конь задними ногами  вспахал небо, а от головешки посыпались искры. Они  зажглись на небе широкой звездной полосой. Кабардинцы смотрят на небо, на Млечный Путь, и говорят – Путь Всадника». Это написал Алим Кешоков.
Его след в памяти народа – такой же, как Путь всадника.
Алим родился в селении Шалушка Чегемского района КБР. Селение, где он появился на свет, раскинулось на берегах горной речки Шалушки. Отец Алима в юные годы был определён в медресе, а его земельный надел передали братьям – зачем ученому человеку земля? Окончить учебу в медресе у Пшемахо не получилось, земли у него в итоге не оказалось и пришлось ему наняться объездчиком полей. Свою мечту об учености Пшемахо перенес на сына. Он ему и имя дал – Алим, что означает «ученый».
После революции Пшемахо, грамотного бедняка, назначили председателем местного ревкома, организатором колхоза, сельским учителем. Первым делом он устроил в бывшей конюшне школу и стал учить детей. Два года в отцовскую школу ходил и Алим. Ходил и мечтал «написать столько стихотворений, чтобы выпустить книжку и за счет гонорара построить дом с тремя светлыми окнами для начальной школы». Видать, темновато было в конюшне…
В 1926 году Алим окончил двухлетнюю школу, открытую в 1923 году отцом, потом пять лет учился в Баксанской окружной сельскохозяйственной школе-интернате. Здесь произошла его встреча с заведующим школой-интернатом Али Шогенцуковым, который во многом предопределил его литературную судьбу. Преподаватель кабардинского языка, классик кабардинской советской литературы, заметил юношу и всячески поощрял.
После окончания филологического отделения Второго Северо-Кавказского пединститута в г. Владикавказе Алим работал преподавателем кабардинского языка и литературы на областных учительских курсах для подготовки учителей сельских школ. В течение года преподавал русский язык и литературу на Кабардинском педагогическом рабочем факультете, а затем поступил в аспирантуру Института нерусских школ в Москве.
Москва оказалась не только городом знаний, но и городом любви. Надя, Наденька, Надежда Федоровна Лопухова – счастливая встреча, счастливая жизнь. Всё было как в старой клятве: «В горе и радости, пока смерть не разлучит»… Они полюбили друг друга и прожили счастливо многие десятилетия. Их дочь Татьяна стала биологом, живёт в Швеции, дочь Елена – филолог, а сын Александр – врач, кандидат медицинских наук.
В 1938 году Алима призвали в Красную Армию. Он попал в Белоруссию, в Бобруйск. В 1940 году его демобилизовали, и он вернулся в Нальчик, где возглавил научно-исследовательский институт краеведения. С энтузиазмом принялся Алим за новое для себя дело. Итогом этой работы стал выход на кабардинском языке в 1940 году «Нартских сказаний» под его редакцией и с его предисловием.
Первые стихи Алим написал ещё в 1924 году. Первое стихотворение поэта увидело свет в 1931 году, в год его семнадцатилетия, а печататься регулярно он начал в 1934 году. Его первый сборник стихов «У подножия гор» опубликован на страницах альманаха «Новая сила» в самом начале войны. Автор успел захватить с собой на фронт два экземпляра этой книги, воспевающей мирную жизнь республики.
С самого начала войны до декабря 1941 года Кешоков принимал участие в охране побережья от немецкого десанта в городе Хосте. В декабре 1941 года Алим в качестве командира взвода попал во вновь сформированную 115-ю Кабардино-Балкарскую кавалерийскую дивизию и в её составе направился на передовую в район Ростова. Несмотря на то, что бойцы сражались стойко, в тяжелейших боях с танками и мотопехотой противника дивизия отступала. Силы тогда были слишком неравны. После оборонительных боёв на Волге дивизия потеряла около пяти тысяч всадников…
…Так с боями
полмира прошли,
Смерть к земле
прижимала, а слово
Отрывало опять
от земли…
Да, кавалерийская дивизия стояла насмерть против танков и мотопехоты. Алиму сказочно повезло: 5250 бойцов было в дивизии, осталось 365. Сам Кешоков вспоминал: «В те дни я подумал: «Триста шестьдесят пятый – это я». И он поклялся: «Останусь в живых – поведаю потомству об этих днях». После войны долго вынашивал замысел.
Этот замысел потом превратился в роман «Сломанная подкова». Правдивый и искренний рассказ о войне, о трагедии народа, с уважением и почетом воспринятый и читателями, и критиками, вызвал гневные нападки на родине писателя. В республиканской печати появились критические заметки. Ларчик открывался просто: осторожный персонаж романа с паникерскими настроениями был по совместительству руководящим работником, вот и обиделось местное начальство. Но, как известно, сила в правде, а написать неправду Кешоков не мог.
…После госпиталя Алима Кешокова направили в качестве сотрудника армейской редакции в 51-ю армию под командованием генерал-лейтенанта Крейзера. Вместе с ней фронтовые дороги вели его на запад: Донбасс, Запорожье, Мелитополь. В октябре 1943 года – форсирование Сиваша, участие в боях за освобождение Крыма, за Сапун-гору. В июле 1944 года – бои в Прибалтике, штурм Кёнигсберга. Победу майор Алим Кешоков встретил в Литве.
В Крыму в их полку появился новичок. Это оказался не просто земляк Алима, но и поэт. Балкарец Кайсын Кулиев и кабардинец Алим Кешоков, конечно, хорошо знали друг о друге – круг литераторов маленькой республики невелик. Соседство и фронтовое братство скрепили кровью: в бою под Севастополем Кайсына ранили, и Алим вынес его из боя. «Кровь его залила мне одежду так, что невозможно было разобраться, чья она – моя или друга», – так вспоминал Кешоков. Так же говорил Кулиев: «… наше братство скреплено кровью».
Дружба не закончилась с войной. Не было внимательнее и доброжелательнее критиков друг для друга. Не было и надежнее помощников: именно Кайсын защищал уже «москвича» Алима в Кабардино-Балкарии во время скандала со «Сломанной подковой». А как же радовался Алим за друга, когда наконец-то реабилитирован был его народ, когда возвратились балкарцы в родные горы.
После войны, когда Алим Пшемахович стал известным писателем и даже руководителем Союза писателей, он не захотел издать свои фронтовые рассказы и очерки. «То, что написано для читателя-фронтовика, пусть ему и останется», – говорил он. А написал Кешоков много: и под своим именем, и под смешным псевдонимом Алим Бомба-Бей Штык-Оглы Шарапн-Эль Саади.
В июне 1945 года по просьбе областного комитета компартии Кабардино-Балкарской АССР он был демобилизован и назначен народным комиссаром просвещения республики. Работать приходилось много: нужно было восстанавливать разорённое войной хозяйство республики. Вместе с тем он продолжает писать стихи. В 1946 году выходит его поэтический сборник «Путь всадника» – начало творческого расцвета поэта Кешокова.
С 1948 года Кешоков работал секретарём Кабардинского обкома ВКП(б). В начале 50-х поступил в Академию общественных наук ЦК КПСС. В 1960 году вышел первый кабардинский историко-революционный роман из дилогии «Вершины не спят». За дилогию писатель получил Государственную премию РСФСР имени М.Горького.
С 1953 года Алим работал на ответственных должностях: заместителя председателя Совета Министров республики, заместителя председателя Верховного Совета РСФСР. С 1959 года Алим Кешоков – председатель правления СП КБАССР и секретарь Союза писателей РСФСР, а в 1971 году – секретарь правления СП СССР и председатель правления Литфонда СССР. Избирался депутатом ВС СССР 7 и 8 созывов, ВС РСФСР, ВС КБАССР.
С 1986 года – на пенсии. Последние годы жизни жил в Москве, где умер 29 января 2001 года. Похоронен на родовом кладбище в селении Шалушка неподалёку от Нальчика.
Алим Пшемахович – автор многих десятков поэтических сборников, пьес, поэм, стихов для детей. Его романы «Восход луны», «Грушевый цвет», «Сабля для эмира» – обширные полотна народной жизни. Он также перевёл на родной язык многие произведения Пушкина и Лермонтова.
Кешоков – Герой Социалистического Труда, награждён двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов, «Знак Почёта», двумя орденами Красной Звезды, а также орденами Польши и КНДР. Но высокие награды не отменяли высокой требовательности к самому себе. Он достойно нес свое высокое предназначение: пробуждал добрые чувства к горцам Кавказа, интерес к их истории и культуре.

Подготовила

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях