Человек-легенда Михаил Бобров

19 февраля в 06:00
10 просмотров

Одним из героев-альпинистов, противостоявших знаменитой горнострелковой немецкой дивизии «Эдельвейс» и участвовавших в операции по снятию фашистских флагов с вершин Эльбруса, был Михаил Михайлович Бобров. Во время этой операции он был старшим группы сопровождения и прикрытия, обеспечения безопасности восхождения.
Воспоминаниями о Михаиле Боброве с нами поделились его сыновья: Михаил и Александр. В роду Бобровых есть традиция – старших мальчиков называют в честь отца. Семейное древо насчитывает восемь Михаилов Михайловичей. И у каждого, чтобы не было путаницы, есть свой номер: герой Великой Отечественной войны – V, его сын – VI, внук – VII, есть и правнук, тоже Михаил, под номером VIII. Так они сами себя в семье и называют – по номерам.
– С самого моего детства, ещё дошкольного, отец брал меня с собой в походы, в которых мы всегда встречались с ветеранами, его однополчанами. И не случайно свой первый разрядный значок «Юный турист» я получил, перейдя перевал Донгуз-Орун в 10 лет. Девиз моего отца: «Делай как я» – стал и моим девизом, – рассказывает старший сын фронтовика Михаил.

Одним из героев-альпинистов, противостоявших знаменитой горнострелковой немецкой дивизии «Эдельвейс» и участвовавших в операции по снятию фашистских флагов с вершин Эльбруса, был Михаил Михайлович Бобров. Во время этой операции он был старшим группы сопровождения и прикрытия, обеспечения безопасности восхождения.
Воспоминаниями о Михаиле Боброве с нами поделились его сыновья: Михаил и Александр. В роду Бобровых есть традиция – старших мальчиков называют в честь отца. Семейное древо насчитывает восемь Михаилов Михайловичей. И у каждого, чтобы не было путаницы, есть свой номер: герой Великой Отечественной войны – V, его сын – VI, внук – VII, есть и правнук, тоже Михаил, под номером VIII. Так они сами себя в семье и называют – по номерам.
– С самого моего детства, ещё дошкольного, отец брал меня с собой в походы, в которых мы всегда встречались с ветеранами, его однополчанами. И не случайно свой первый разрядный значок «Юный турист» я получил, перейдя перевал Донгуз-Орун в 10 лет. Девиз моего отца: «Делай как я» – стал и моим девизом, – рассказывает старший сын фронтовика Михаил.
– Мы с братом воспитывались в спартанских условиях. Подъем в 6.00, далее школьный стадион, школа, вечерняя тренировка. Значки «Турист СССР» я с братом получил в 1962 г. за поход по маршруту Терскол – пер. Дангус-Арун – Сухуми, – вспоминает Александр. – Спасибо отцу за спорт. Он вывел нас в большой профессиональный спорт: я и брат – мастера спорта по академической гребле.
Страсть к альпинизму в крови у семьи Бобровых. Александр Михайлович рассказал: «С самого детства родители приобщили отца к спорту. В 1939 году он стал чемпионом Ленинграда по горнолыжному спорту (слалому), и получил в качестве награды путевку в альп. лагерь, в Кабардино-Балкарию, где и «заболел» горами».
Летом 1940 года Михаил Бобров прошел курс альпинисткой подготовки на Кавказе.
Испытание войной оказалось не простым для вчерашнего школьника. Александр Михайлович рассказывает: «На момент начала войны отцу было 17 лет. Но учитывая его хорошую физическую форму, его направили в составе диверсионной группы, воевать в тылу у немцев. Всего было 5 забросов в тыл к немцам. Об этой работе он не любил рассказывать, так как практически вся она была засекречена. Очень сильное впечатление, с его слов, было, когда он убил первого немца. Он рассказывал: «Я подошел к нему – молодой парень, лет 19, рыжие волосы, голубые глаза, – меня всего стало трясти. Но успокоил старшина, прошедший финскую войну. Потом, когда я увидел своими глазами, что творят фашисты на нашей земле, меня уже трясло от ненависти к ним. Тогда, из первого заброса, из 113 человек живыми вышли 13. Сдал предатель из местных».
Потом была контузия, но отсиживаться Михаил и не думал. Оказавшись в блокадном Ленинграде, он работал в группе альпинистов, маскировал золоченые шпили соборов – архитектурные доминанты Ленинграда.
Когда же фашисты стали приближаться к горам, тренер Боброва по альпинизму Белецкий привлек его к выполнению особого задания – подготовке советских горных стрелков. Из блокадного Ленинграда девятнадцатилетний лейтенант Михаил Бобров был направлен на Кавказ, где в качестве старшего инструктора 105-го отдельного горнострелкового отряда воевал с немецкими горными егерями. Тут ему снова пришлось встретиться с врагом лицом к лицу. Произошла история, о которой нам рассказал его старший сын, Михаил Михайлович:
– В декабре 1942 г. отец со взводом альпинистов сопровождал разведгруппу через Местийский перевал в сторону Балкарии. Тут они получили сообщение, что с перевала в их сторону стремительно спускалась на лыжах группа немецких егерей. Было принято решение организовать засаду. В результате боя, не понеся потерь, наши солдаты уничтожили немцев. Старший группы егерей обер-лейтенант Отто Бауэр был взят в плен и переправлен в штаб 5-го отдельного горнострелкового отряда.
На допросах он ответил подробно на все вопросы, дав много ценных сведений. Отец рассказывал мне, как он встречался с пленным лейтенантом в госпитале в селе Местия. Немец занимался изучением русского языка, и они подолгу беседовали, – вспоминает Михаил Бобров VI. – Отцу трудно было объяснить почему, но он не чувствовал к нему никакой вражды: на больничной койке лежал раненый альпинист, которого наши военные медики возвращали к жизни.
Потом спустя многие годы судьба снова свела Михаила Боброва и Отто Бауэра. Летом 1960 года на Олимпийских Играх в Риме они оба были тренерами приехавших спортсменов. Естественно, что сначала они друг друга не узнали, хотя и поняли, что где-то встречались… Спустя семнадцать лет они сидели на трибуне стадиона и мирно беседовали. И никто бы, глядя со стороны, не подумал, что было время, когда эти двое лежали в снегу под Местийским перевалом, целясь друг в друга из автоматов…
Те отношения, которые складывались между бойцами горнострелкового отряда, в котором служил Михаил, были больше, чем дружба. С разных концов страны, разноплеменные, они вместе, плечом к плечу защищали свою любимую Родину.
В 1968 году Михаил Бобров был приглашен в Сванетию, в город Местия на празднования по случаю 25-летней годовщины освобождения Кавказа. С ним поехал и его сын Александр.
– Помню, мы с отцом ехали из Зугдиди на автобусе по страшной грунтовой, горной дороге. Затем впереди был камнепад, перешли через него пешком и пересели в грузовую машину. Лично видел, как боевые друзья моего отца, – сваны Годжа Зарубиани, Бекно Хергиани встречали отца, – рассказывает Александр Михайлович. – На центральной площади около школы был накрыт стол на 100-150 человек. Я был поражен гостеприимством сванов. Отец показал, где находился штаб 105-го горнострелкового отряда, и мы начали подниматься на Местийский перевал. До перевала, правда, не дошли, так как резко испортилась погода. В конце встречи сваны подарили отцу щенка кавказской овчарки. Мы привезли его в Ленинград, но, как вы понимаете, жить в 3-комнатной «хрущевке» ему было очень тяжело. В конце концов мы отдали его в охрану на предприятие…
Благодаря хорошей памяти Михаила Боброва V многие боевые эпизоды из его жизни и жизни его товарищей мы теперь знаем, так как он сумел подготовить несколько книг: «Записки блокадного альпиниста», «Записки военного альпиниста», «Я люблю тебя, жизнь». А его внучка Ольга Боброва (дочь Александра Михайловича), будучи студенткой 3-го курса Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения, выполнила курсовую работу – небольшой документальный фильм под названием «Хранитель Ангела».
11 августа 2018 года Михаилу Михайловичу исполнилось 95 лет. Отмечали очень скромно, он себя уже очень плохо чувствовал, а 19 августа он умер.
Как почетного гражданина Санкт-Петербурга ветерана хоронил весь город. Панихида состоялась во Дворце спорта «Юбилейный». Похоронили его на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга рядом с любимой супругой Ларисой, с которой они вместе прожили 58 лет.

Подготовила Светлана ОСЕЦКАЯ.
НА СНИМКАХ: Михаил БОБРОВ. 1942 г.; Бобровы: четыре Михаила и Александр.

Светлана ОСЕЦКАЯ
Поделиться
в соцсетях