День республики № 45 от 31.03.2020

«Рожденный джигитом всю жизнь будет им»

1 апреля в 12:40
4 просмотра

У нас, у живых, есть много прав: право на труд, право на любовь и дружбу, право на счастье. Но одного права нет у нас, у живых, – права забывать о прошлом, о тех, кто погиб во имя Победы, во имя Родины, во имя жизни на Земле.

Когда началась Великая Отечественная война, на защиту своей страны вместе со всем советским народом встали и абазины. Так, из одного аула Псыж на фронт ушли 455 мужчин, из них 216 сложили голову за Родину. Псыжане с гордостью вспоминают героически сражавшегося с врагом своего земляка Трукби Харуновича Шхагошева. «Рожденный джигитом всю жизнь будет им», – говорили о нем односельчане еще с детства. Наездниками, для которых конь дороже жизни, у него были отец, дед, прадед. По вековой традиции отец Харун поднял в седло сынишку Трукби, едва тот научился ходить.

– Держись крепче! Расти джигитом!.. – и хлопнул коня по крупу.

В добрый час понес горячий скакун своего невесомого седока. И с тех пор у юного джигита равных не было среди конников, которыми в те годы славился аул Псыж. Прошло время. Никто не удивился, когда пришла весть, что Трукби с отличием окончил Краснодарскую кавалерийскую школу. Сержант Шхагошев вернулся с именными часами – подарком командующего округом за лихую джигитовку.

Вскоре Шхагошев пошел работать преподавателем Псыжской школы, той самой, которая и ему, абазинскому парню, дала путевку в жизнь. Военрук просто и понятно вел занятия, метко стрелял и с особой любовью готовил конников. Трукби воспитал десятки наездников. Ребята не чаяли в нем души. Он на полном скаку срывал укрепленное на кромке обрыва кольцо, проносясь вихрем, играючи срезал лозу и такому же неуловимому, в действительности страшному удару обучил многих пареньков из родного аула.

– Славный джигит! Достойная опора отцу! – говорили о Трукби Шхагошеве седобородые абазинские старики.

Война застала сержанта Шхагошева на сборах во 2 кавалерийском корпусе у западных границ Украины. Клинки у советских конников были наточены, кони ухожены. Вторгшихся фашистов конники били и в конном строю, и в пешем. Враги лезли, не считаясь с потерями, кровью поливали каждый метр захваченной земли, брали техникой, перевесом в силах. Перед Киевом Трукби заменил убитого взводного командира, ровесника, лейтенанта из станицы Суворовской.

Ровны, Орел, Тула…. Поредевшие кавалерийские полки отходили, не выпуская клинков из рук. В Подмосковье конники остановили гитлеровцев. За спиной была Москва. За нее дрались отчаянней, чем за родной дом. Страшная это сила – конница, ворвавшаяся в тылы. Под Тулой, Козельском, Вязьмой конники второго корпуса уничтожали врага батальонами, полками. Конногвардейцы генерала Белова в феврале 1942 года под Вязьмой снова прорвали фашистскую оборону. При выходе в этот героический рейд Трукби был ранен в правое бедро. На привале он подозвал санитара, попросил сделать перевязку. Хотя боль была нестерпимой, он легко поднялся в седло. Так и воевал, превозмогая боль…

Четыре месяца конногвардейцы вместе с партизанами хозяйничали в тылу фашистов. Гитлеровцы сняли с фронта двенадцать дивизий против них, но, несмотря на это, фашистская оборона была взломана. Среди бесстрашных конногвардейцев был и наш земляк Трукби Шхагошев.

В битве за Днепр Трукби Шхагошев стал офицером. Шел 1943 год, бои за Киев достигли наивысшего напряжения, во время атаки на село Пилява наш сабельный эскадрон попал под губительный огонь пулеметов и минометов противника. Видя, что дело может привести к гибели целого эскадрона, Трукби взмахнул пистолетом над головой: «За мной! Выручай товарищей! Ура!» – и первым бросился вперед. Действуя привычным оружием – клинками, гвардейцы в рукопашной уничтожили до сорока гитлеровцев, захватили вражескую бронемашину, выполнили боевую задачу соседнего эскадрона, спасли его. За этот бой почти весь взвод был награжден орденами и медалями.

На гимнастерке Шхагошева засверкал орден Красной Звезды, а на погонах – лейтенантские звездочки. Командир 26-го конногвардейского полка гвардии подполковник Кугрышев докладывал командиру дивизии: «Гвардии лейтенант Шхагошев в боях за город Житомир проявил стойкость, смелость, решительность и храбрость…»

В этом бою взвод Шхагошева уничтожил около 50 фашистов, в том числе трех офицеров, захватил трофей, вырвавшись вперед, обеспечил продвижение всего эскадрона.

Военные дороги, пропахшие копотью… Они были очень долгими. Казалось, им конца нет. Лейтенант Шхагошев не жалея сил приближал победу над врагом. Вместо умирающего командира принял эскадрон, за отвагу, проявленную в ожесточенных боях северо-восточнее Луцка в 1943 году, ему вручили второй орден Красной Звезды и назначили командиром 2-го эскадрона. За отвагу и мужество во время рейда по Карпатам Трукби Шхагошев был награжден орденом Красного Знамени. Его боевые заслуги были также отмечены орденом Отечественной войны ІІ степени.

В январе 1945 года конногвардейцы совершают бросок от Вислы к Одеру, форсируя Одер, вырываются к реке Нейсе. Конники под командованием Шхагошева налетели вихрем… Фашисты открыли артиллерийский огонь. «За мной!» – подал команду Трукби, выводя эскадрон из-под обстрела. Но тут рядом разорвался снаряд. Осколки ударили командира в грудь. Падающего командира подхватил один из казаков и горестно простонал: «Наповал…»

В феврале 1945 года Трукби Шхагошев был похоронен юго-западнее гитлеровской крепости Бреслау. О подвигах Трукби Шхагошева знают все абазины. Знают и гордятся им. О смелости и отваге этого человека написали очерки полковник запаса Валентин Нежинский, Фаризат Чикова, о нем писали в книгах и газетах. Имя его золотыми буквами вписано в историю родного аула. Его именем названа улица, где он родился, жил, откуда ушел на фронт, но куда, к сожалению, не вернулся…

По архивным документам подготовила
Х. Кумукова.

Х. КУМУКОВА
Поделиться
в соцсетях
а. Псыж абазины Газета "Абазашта" Кунацкая люди судьба человека Трукби Шхагошев