День республики № 81 от 09.06.2020

Доктор Айсанов: с любовью и пониманием

15 июня в 14:56
108 просмотров
Источник — Фото из семейного архива

«Если даже изо дня в день мы будем повторять имя человека, которого, к сожалению, уже нет с нами, мы не воскресим его, но память о нем, заслуженная трудом во имя здоровья людей, должна жить», – такие слова я услышала в день, когда переступила порог уютного, симпатичного дома семьи Айсановых. Эти слова были сказаны вдовой известного в Карачаево-Черкесии врача-невролога, чей авторитет был по праву признан коллегами по всей России, заслуженного врача КЧР Мухамеда Айсанова. И, естественно, они были сказаны о прекрасном семьянине – отце, муже и просто удивительном человеке. Судя по тому, как бережно хранятся в семейном архиве все газетные вырезки об известном докторе, причем на всех национальных языках нашей республики, фотографии, а также бесчисленные награды, которых за более чем сорок лет профессиональной деятельности был удостоен Мухамед Хамзатович, его родные хотели бы, чтобы о нем не забыли. Но разве они в этом не правы?…

Родился Мухамед Хамзатович в 1953 году в ауле Эльбурган Хабезского района. Время тогда было тяжелое – переломное и непонятное для всей страны. В населенных пунктах ЧАО тоже было небезоблачно. Мама маленького Мухамеда растила одна, а жизнь с каждым годом становилась все сложнее и сложнее. Тогда зачастую многим аульским семьям приходилось отправлять своих детей в Черкесск на обучение в школу-интернат, где они были на полном гособеспечении: одеты, обуты, накормлены. И четверокласснику Мухамеду тоже пришлось прервать учебу в родном ауле по семейным обстоятельствам и перевестись в Черкесский национальный интернат.

Это образовательное учреждение было не просто школой, а настоящей «кузницей будущих кадров», которые по ее окончании могли поступить в самые престижные вузы страны. Такая сильная была образовательная база, а главное – безупречный, высокопрофессиональный педагогический состав интерната.

Время шло… Теперь уже выпускник интерната Айсанов, успешно сдав все выпускные экзамены, без проблем поступил в Ставропольский медицинский институт. Студенческие годы пролетели незаметно, и в 1977 году после окончания лечебного факультета по распределению он вернулся на родину.

Его трудовая деятельность началась в 1977 году в областной больнице в Черкесске. Тогда это было непрезентабельное четырехэтажное здание, не было профилированных отделений. Работа велась по трем основным специальностям: общая терапия, акушерство и гинекология. Мухамед Хамзатович попал в терапию, где проработал год. Его не оставляла надежда, что рано или поздно он займется врачебной практикой в области эндокринологии, во всяком случае готовил себя именно в этом направлении медицины. Но, как было принято в те времена, по распоряжению партии для него была выбрана другая специализация, развитие которой на тот момент было крайне необходимо для Карачаево-Черкесии – неврология. Врачей-неврологов было очень мало. Обследование пациентов велось на примитивном уровне, с помощью молоточков и пункционной иглы, просто других способов не было. То ли дело сейчас, когда имеется множество разнообразных высокотехнологических методов: используются магниторезонансный и компьютерный томографы различных модификаций, УЗИ-аппараты.

Как-то в одном из своих интервью, будучи уже достаточно именитым неврологом, Мухамед Айсанов отметил, что неврология – наука сложная и ответственная, область, изучающая человеческий мозг, главный орган центральной нервной системы, являющийся порой ключом к пониманию всей природы человека, источником его здоровья, болезней и излечения. На алтарь этой науки он положил не один год своей жизни, изучая ее и используя свои знания на практике, при этом передавая наработанные навыки молодой поросли неврологов.

Наверное, мало кто в республике не слышал о докторе Айсанове положительных откликов, потому что он действительно всегда оставался верен своей профессии, данной клятве Гиппократа. К нему приходили люди с различными неврологическими проблемами, и все обратившиеся всегда находили у него поддержку, понимание, ласковое слово, профессиональное назначение и точные рекомендации по профилактике неврологических заболеваний.

Казалось бы, все неплохо, однако была у медицинского сообщества неврологов Карачаево-Черкесии одна проблема – не было в больнице специализированного отделения. На всевозможных научных медицинских конференциях, симпозиумах, даже на курсах повышения квалификации медработников часто шла речь о прогрессивном развитии мировой неврологии. Во многих цивилизованных странах мира уже имелись целые клиники, работающие в этом направлении. Изобретались новые, современные методы лечения. Однако у нас условия работы врачей-неврологов оставляли желать лучшего.

И лишь в 1991 году согласно Приказу № 25 Министерства здравоохранения Советского Союза, на базе областной больницы было открыто сосудистое отделение (где лежали больные с поражениями сосудов головного мозга различной степени тяжести и характера болезни, в том числе с хронической и острой формой болезни). В отделении были созданы все условия для лечения больных. Квалифицированный медицинский персонал обеспечивал выполнение назначений врача и уход за больными четко и вовремя. Вскоре Мухамед Хамзатович стал заведующим этим отделением.

«Он умел держать руку на пульсе, – вспоминают его коллеги. – В этом ему помогало его отношение к работе. Будучи сам трудоголиком и педантом от медицины, он постоянно требовал самоотдачи и дисциплинированности и от своих подчиненных. Вместе с тем Мухамед Айсанов не забывал о справедливой оценке труда сотрудников своего отделения и решении их социальных вопросов». Думается, таким и должен быть руководитель.

– Его товарищи – коллеги на дружеских встречах у нас дома говорили, что у доктора Айсанова особый дар постановки точных диагнозов и выработки индивидуальных методик лечения, – вспоминает его супруга Римма. – Естественно, этот дар был основан на глубоких медицинских знаниях. При общении с больными Мухамед Хамзатович обращал внимание не только на физическое состояние человека, но и на морально-психологическое. Ведь положительный настрой пациента может помочь в лечении, поэтому важно вовремя успокоить больного, убедить, что все можно изменить к лучшему. Улыбка, ободряющий взгляд, непременный комплимент женщинам – такие средства действовали порой лучше дорогого лекарства. Вот и в семье он был таким. Прежде чем вынести свой отцовский вердикт по поводу решений своих детей, он основательно изучал причины этих решений, выслушивал каждого, старался понять и прийти к консенсусу. Но слово главы семейства всегда оставалось законом для всех.

Трудно представить, что этой милой и доброй женщине можно было бы нагрубить, сказать слово поперек. И, наверное, не стоит, потому что ее глаза до сих пор, спустя больше года после смерти главы Айсановых, на мокром месте. На любой вопрос, который я пыталась ей задать касаемо Мухамеда Хамзатовича, она ничего не могла произнести, потому что к горлу подкатывал ком, а глаза тут же наполнялись слезами. Поэтому многое мне удалось узнать из тех самых газетных вырезок, которые бережно хранятся дома в рабочем кабинете врача-невролога Айсанова.

Там же, на рабочем столе, я заметила стопку исписанных доктором листов бумаги. Оказалось, это обширный доклад Айсанова на тему «Сосудисто-мозговая и цереброваскулярная недостаточность». Это именно то направление в неврологии, которое последние годы он особенно тщательно и скрупулезно изучал. Заслуженный врач Карачаево-Черкесской Республики, невролог высшей квалификационной категории Мухамед Айсанов неоднакратно был участником Всероссийских съездов неврологов, проходивших в разных уголках страны, где велись дискуссии и споры именно на эту тему. Он участвовал в Международном конгрессе «Цереброваскулярная патология и инсульт». До конца своих дней он являлся членом Acсoциации по борьбе с инсультом (НАБП).

Его, как врача, всегда беспокоила некоторая беспечность людей, с которой, как он говорил в интервью местной газете, они относятся к своему здоровью. «Хроническая и острая формы нарушения мозгового кровообращения, эти болезни стали очень актуальны. Большие проблемы не только медицинского плана, но и социального, и обусловлены высокой заболеваемостью и высокой инвалидизацией. Болезни многофакторные, возникают не по одной причине и не на ровном месте: начиная с генетических показателей, гипертонической болезни (повышенное давление) и атеросклероза сосудов головного мозга. Плохо обстоят дела с информированностью населения. Необходимо периодически проходить медицинское обследование», – говорил доктор.

«При советской власти в обязательном порядке проводились медосмотры, делали флюорографию, измеряли кровяное давление. Конечно, все это было на низком уровне, но было. А сейчас голова болит – таблетку выпил, и хватит. Никто не обращает внимания на такие мелочи. Поэтому многие не знают, что страдают гипертонией. Профессор Ланг говорил: «Гипертония – болезнь неотрегулированных эмоций». Стрессовая ситуация, непонятный психогенный фактор – все это стоит на ведущем месте возникновения болезни», – так выражал свои мысли и переживания о настоящем и нашем отношении к себе, любимым, Мухамед Хамзатович. Это при том, что и на страницах нашей газеты часто отводилось место для профессиональных советов врачей-специалистов. Но ему этого было мало, равно как и того, что он считал своим долгом быть полезным людям и после ухода на заслуженный отдых.

Сегодня, читая отзывы его коллег и бывших пациентов, я не раз сожалела о том, что не посчастливилось взять прижизненное интервью у него самого, иначе я обязательно бы спросила, как удавалось ему сохранять энергию и желание всегда выглядеть элегантным, обаятельным при такой нагрузке. К сожалению, я не была с ним знакома, и мне не довелось видеть его, но на эти качества указывают его фото на домашнем рабочем столе. Накрахмаленный белоснежный докторский колпак и халат с его инициалами на бейджике, как визитная карточка, ведь фамилия Айсанов о многом могла сказать любому его пациенту, улыбка на лице доктора – так он выглядел всегда.

И хотя сегодня с нами нет этого выдающегося врача, его уютный, некогда со вкусом оформленный домашний рабочий кабинет еще помнит звуки работающей клавиатуры компьютера, долгие дискуссии доктора со своими коллегами по телефону, а его дело продолжается его учениками, теми, кому он когда-то отдавал не только тепло своего сердца, но и все знания, нажитые многолетним трудом. Но самое главное для него было то, что по его стопам пошла дочь Дина. Она тоже врач-невролог и работает в том же отделении, где работал ее отец, и, кстати, подарила ему четырех прелестных внуков.

Что касается сына Мурата, то он стал вполне успешным юристом. Достойно несет службу в правоохранительных органах.

Мухамед Айсанов был одним из самых ярких врачей-неврологов нашей республики, который посвятил всю свою жизнь изучению и совершенствованию подходов и практик в сложнейшей сфере медицинской науки. «Мышление у него было государственное, – писали в своих комментариях, оставленных словно на память на официальном сайте Карачаево-Черкесской республиканской клинической больницы, его коллеги и пациенты. – Действия умелые, а внешний вид – мужественный. Он был гостеприимным хозяином своего дома. Очень радушным, компанейским, остроумным. Не признавал двойственности и объяснялся завершенно. Одевался «с иголочки», притягивая к себе людей внутренним теплом и благожелательной улыбкой. Осмотр пациентов проводил интеллигентно, с присущей ему, в то же время, величественностью».

А вот еще благодарность в его адрес: «Тактичность, глубочайшее знание своего дела, умение говорить с каждым пациентом, деликатность – таков доктор Айсанов Мухамед Хамзатович. Это невролог высшего класса. В случае надобности попасть на прием и лечение к нему – большая удача. Немногословный, спокойный доктор Айсанов сразу вселяет надежду на выздоровление. Это мой любимый доктор. С уважением, Зинаида Кравцова».

«Отзывчивый, добрый, внимательный и настоящий эскулап! Помог вылечить мое заболевание. Никогда не забуду Вашу теплоту и доброту! Пациентка Лидия Узденова».

Вечная ему память!

Светлана КИЛБА
Поделиться
в соцсетях
биография воспоминания заслуженный врач КЧР люди Мухамед Айсанов память судьба человека