День республики № 109 от 30.07.2020

Его пером водила любовь к миру…

6 августа в 14:31
8 просмотров

Когда утром голос муэдзина с минарета соборной мечети Карачаевска известил о кончине народного поэта КЧР, кавалера ордена Дружбы, почётного гражданина города Назира Ахьяевича Хубиева, казалось, повсюду наступила тишина. Как бы вдруг все звуки и отголоски – щебет птиц, шум проезжающих машин, обрывки разговоров прохожих – отошли далеко на задний план. Пришло чувство растерянности – ведь вместе с поэтом, «последним из могикан» классиков карачаевской литературы, чьё творчество изучается в школах, а его произведения входят в университетскую программу «Литература Северного Кавказа» и составляют региональный компонент, ушел большой и светлый мир… Потом уже, дав волю слезам, вдруг остро почувствовала – а ведь я его знала с тех самых пор, как начала осознавать себя. Назир Ахьяевич был с юности близким другом моего отца.

Проститься с Назиром Хубиевым в этот день шли потоки людей – педагогические коллективы города и района, преподаватели университета, духовные лица, люди старшего поколения и студенты. Как сказала начальник управления образования Карачаевского муниципального района Зурида Хатуева: «Он многое вложил в духовное и патриотическое воспитание школьников. Каждая встреча с Назиром Хубиевым превращалась в запоминающееся событие. И когда мы с детьми внимали стихам поэта, приходило конкретное понимание многогранного слова «Родина»: «Без тебя я – бескрылый орёл, без тебя я – ущелье безводное, без тебя я – себя б не обрёл»… Такие стихи потом становятся путеводителями по жизни, укрепляют гражданские чувства сопричастности с родной землёй и народом».

Я не раз брала интервью у Назира Ахьяевича, но нынешним летом появились новые информационные поводы для встречи с ним, главный из которых – 65-летие его творческого дебюта. Именно летом 1955 года стихи тогдашнего девятиклассника (как и все дети депортированных народов, учившегося в средней школе с опозданием на 2-3 года) впервые появились в районной газете «Ленинский путь» в Киргизии. Как признавался поэт, это были далёкие от совершенства, наивные стихи о том, как он первого сентября шагает в школу. Но именно эти стихи открыли ему путь к публичности. Редактор газеты не побоялся напечатать стихи представителя репрессированного народа. В первой половине 50-х годов с этим всё ещё было строго – карачаевцам и чеченцам, расселённым в основном в Киргизии, запрещалось заниматься какой-либо издательской деятельностью.

Вообще-то Назир Хубиев до конца жизни сохранил тёплое чувство к Киргизии, дружил с писателем Чингизом Айтматовым, живо интересовался судьбой соплеменников, оставшихся там, где прошли его детство и юность. И этому периоду жизни он посвятил немало прекрасных стихов: «Ты для меня, кавказца молодого, что для касатки тёплые края, на раскалённых склонах Ала-Тоо пригрелась юность трудная моя»… Поэтому ему была особенно дорога награда – медаль «За заслуги перед Киргизией». Её он получил в 1975 году, когда во Фрунзе (ныне – Бишкек) под руководством писателя Чаковского проходили Дни советской литературы. Стихи, которые читал поэт, особенно тепло встречала карачаевская диаспора, навсегда связавшая свою судьбу с Киргизией.

Каждый раз, общаясь с ним, не переставала восхищаться широте его натуры и умению радоваться успехам собратьев по перу. Особенно ему был дорог балкарский поэт Кайсын Кулиев, с которым он впервые встретился в 1956 году: «Помню, мы сидели во дворе дома Кайсына. Над сверкающими белыми вершинами Тянь-Шаньских гор плыли облака и клин возвращающихся журавлей. В это мгновение мы оба остро почувствовали тоску по Кавказу».

Поэт потом не раз встречался с Кайсыном Кулиевым в Москве, Нальчике, Карачаевске. Я навсегда запомнила то, с какой грустью Назир Ахьяевич вспоминал о прощании с К. Кулиевым: «В 1985 году я с поэтами и писателями, среди которых были Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов, Алим Кешоков, мои братья Осман и Магомед Хубиевы, провожал в последний путь нашего друга Кайсына. Мы сидели возле дерева, где рядом из белых кирпичей готовили могилу, и беседовали с Айтматовым, вспоминая фрунзенские встречи с Кулиевым. Нашу дружбу скрепила Киргизия, которая для моих ровесников звучит как пароль».

Вторым информационным поводом для интервью с Н. Хубиевым, которое – увы! – уже не состоится никогда, был выход в свет сборника материалов научной конференции КЧГУ «Языки и литература в поликультурном пространстве России: современное состояние и перспективы развития», посвящённой 85-летию Н. Хубиева. И хотя его юбилей состоялся в прошлом году, материалы конференции вышли в свет буквально на днях, перед кончиной поэта. И, собственно, этот научный форум, где в докладах и эссе известных учёных и филологов дана развёрнутая ретроспектива жизни, деятельности, творчества Н. Хубиева, – это весомый итог, обозначивший путь поэта, автора 18 книг. Об этом говорят сами заголовки материалов: «Жанрово-стилевые особенности поэзии Назира Хубиева о войне», «Творчество Н. Хубиева в школьном изучении», «Воспевший Отчизну» и т.д. И хотя биография Н. Хубиева уже давно стала хрестоматийной, читатель найдёт для себя немало нового. Но как же обойти тот факт, что из восьмерых детей супругов Хубиевых, табунщика Ахьи и хранительницы домашнего очага Мамурхан, трое стали членами Союза писателей СССР. Трое! Старший, Осман, был поэтом и прозаиком, средний, Магомед, – поэт, прозаик, фольклорист и литературовед, младший, Назир, – поэт и публицист. И как же тяжело впервые произносить – был…

…Детство Назира Хубиева пришлось на военные годы, поэтому военная тема гармонично вошла в его творчество. Когда грянула Великая Отечественная война, старшие братья Осман и Ахмат ушли на фронт. В «Балладе о погибшем брате», посвящённой Ахмату, превалирует повествовательное начало, и боль утраты создаёт трагическое мироощущение, всеобщность человеческой трагедии, боли всей земли за одного из своих сыновей. Как отзывался профессор У. Алиев: «Здесь лирический образ стихотворения выходит за рамки личных переживаний, становится исповедью сердца»…

Участник вышеназванной конференции – кандидат педагогических наук Ракай Алиев пишет: «Жизнь великих людей определяется законом, сформулированным Евгением Баратынским: «Дарование – есть поручение». Своё поручение Н. Хубиев видел в поэтической преемственности, передавая его юному поколению, взращивая в детях любовь к поэзии». Много лет он руководил кружком «Юный поэт» в Центре детского творчества г. Карачаевска, и самые талантливые его ученики выпустили сборники собственных стихов. Это: «Подарок судьбы» Аминат Абайхановой, «Тебердинское солнышко» Светланы Пономаренко, «Горный цветок» Марата Борлакова, дипломанта Московского международного форума «Одарённые дети» (2003 г.).

Творчество Н. Хубиева, классика карачаевской литературы, несомненно, является посохом, на который опираются молодые поэты. В своём письме к Назиру в 1964 году председатель Союза писателей СССР Николай Тихонов писал: «Нам, людям старшего поколения, ряды которых редеют с каждым днём, остаётся благородная зависть к молодым, идущим в высоту, как шли когда-то мы. Теперь мы спускаемся в долину с гор. И во сне я вижу белоснежные вершины»…

И, наверное, неслучайно последний сборник стихов Н. Хубиева, изданный в 2015 году, так и называется – «Белокрылые вершины». Его открывает стихотворение – признание в любви к малой родине: «Мой Карачай! В края далёкие водила жизнь меня с собой. Я не забыл в разлуке клёкота орлов над снежною грядой. Я не забыл в дорогах пройденных, как на лугах блестит роса. Мой край! Моя, как песня, Родина, где горы словно паруса».

…Я выхожу на лоджию, где с высоты пятого этажа видно, как на ладонях изумрудных гор лежит наш город Карачаевск. Мы часто встречались с Назиром Хубиевым на его тенистых аллеях и улицах, в городском парке. И каждая встреча приносила многое уму и сердцу. Да разве только мне одной?! И каждый из нас гордился, что в нашем городе живёт поэт, посвятивший Карачаевску немало идущих от сердца стихов: «В начале был ты Микоян-Шахаром, потом Клухори, испытав всего. Моя столица, город ты не старый, народа имя носишь моего. Ты, Карачаевск, стал моей звездою, души моей заветный лепесток. Не ты ли гул Кубани с Тебердою так любишь слушать, мирный городок?».

Пройдёт время, утихнет боль утраты, и останется светлая грусть по поэту и гражданину, обессмертившему своё имя среди земляков честной, праведной, созидательной жизнью. Он ещё вернётся к нам, я верю – новой ли памятной доской на Аллее знатных людей Карачаевска, названием ли улицы, именем ли школы, где часто бывал и приобщал детей к высокому миру поэзии…

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях
воспоминания Карачаевск КЧР люди Назир Хубиев народный поэт память судьба человека