День республики № 116 от 11.08.2020

Там, где клен шумел…

Тема уничтожения зеленых насаждений в городской черте не только острая и злободневная, но и неоднозначная. А значит, и рассматривать ее нужно с разных сторон.

17 августа в 14:15
8 просмотров
Источник — Фото автора

В последние годы в Черкесске стало намного меньше деревьев ­- повсеместно идёт активный их спил и выкорчевка. Частично это старый фонд, где многие деревья прогнили изнутри и несут потенциальную угрозу. Так, в середине прошлого века массово высаживали пирамидальные тополя, возрастной барьер которых около 50 лет. И сегодня многие из них уже отжили свое. У этого дерева есть особенность – внутренняя гниль, которая снаружи никак не проявляется. И если такой тополь упадет, последствия будут плачевные. Если дерево поражено вредителем или болезнью, оно не только пропадает само, но и поражает других представителей своей породы.

Есть еще санитарная обрезка сухостоя и спил сломанных деревьев. Как, например, пришлось поступить коммунальным службам Черкесска после недавнего разгула стихии с сильным ливнем и шквалистым ветром. Многие деревья в тот день не выдержали натиска и пали ниц от ударов судьбы в лице непогоды.

Но речь не об этом. Часто под видом городского благоустройства: строительства дорог, зданий, парковок – в Черкесске систематически уничтожаются вполне нормальные посадки, восполнять которые столь же систематически не получается. Некоторые дворы остаются вообще без растительности, с так называемой компенсационной высадкой. И если говорить о благоустройстве придомовых территорий, хочется отметить, что ухудшение микроклимата двора, когда жителям в жару нечем дышать, кроме пыли и выхлопов припаркованных машин, – это не показатель улучшения качества жизни.

­- Чем и кому они мешают – живые и здоровые деревья, которых становится все меньше? – вопрошает с горечью Расул Узденов, пенсионер и уроженец Черкесска. – Помню еще зеленые улицы Балахонова, Демиденко, другие. Оголили, порубили все. И ведь не скажешь, что это магистрали сплошного движения, машин на них меньше, чем на той же Октябрьской, Ленина, Доватора, Кавказской… А сейчас в солнечный день ходить там, где шумели клены и тополя, все равно, что по пустыне.

Дедушка Расул перечисляет мне виды деревьев, которые в его юности уже росли в нашем городе. Это не только привычные и сегодня липы, каштаны, березы, ивы, ели, но и ставшие уже редкостью клён, рябина, платан, самшит. А ведь и это далеко не полный перечень прежней городской флоры!

­ – Почему никто не думает о том, что восполнять утраченное нужно будет не один год? Немало времени потребуется молодому саженцу, чтобы превратиться во взрослое дерево, -­ сетует мужчина.

Да, не менее десятка лет необходимо, чтобы на пустыре зазеленел парк, а маленький саженец превратился в красивое пышное дерево, в тени которого можно легко укрыться. К тому же, деревья разных пород растут тоже по-­разному. Ива, клен и тополь становятся крепкими молодыми деревцами за 5-­6 лет, а вот дуб или ель взрослеют гораздо дольше. Это ­- при нормальном уходе и благоприятном раскладе. Поэтому многое зависит от того, какие деревья сажать и как за ними ухаживать.

Вот на «Зеленом острове» посадили не так давно саженцы. И ухаживают за ними в меру сил. Но вот беда, почему­-то не хочет приживаться большая часть деревьев! И сейчас в парке «природная» рецессия ­- многих крупных деревьев уже нет, а мелким еще расти и расти.

На центральном проспекте Ленина, к сожалению, деревьев тоже поубавилось: с прошлого года под расширение и модернизацию главной городской дороги истребили немало елей и лип. Тогда горожане с болью в сердце наблюдали за этим процессом. Зелени стало ощутимо меньше, а вот газа, пыли, шума -­ неизмеримо больше.

А недавно в центре города случился очередной скандальный случай. На площади Кирова, аккурат под окнами Дома печати, ни за что, ни про что спилили около полутора десятков каштанов – больших, красивых, полных сил деревьев, дающих тень и радующих глаз. Они только недавно отцвели и были уже с завязью -­ колючими зелеными ежиками скорлупок с начинкой из будущего плода. Но, не тут-­то было! В одно не очень доброе утро приехали «засланные» дяди с техникой, и к обеду все было завершено ­- это с ведома и одобрения мэрии города готовят дорогу на расширение. Примечательно, что эти несколько часов прошли в шуме и криках -­ возмущению горожан не было предела. Люди высовывались из окон и ругались на чем свет стоит.

А за последующие пару дней в соцсетях по данному факту набралось более двух сотен гневных высказываний:

«Сегодня спилили деревья по Кирова, изуродовали улицу. Абсолютно нормальные крепкие каштаны росли, давали тень, укрывали от дождя…ни одного сухого дерева среди них не было. Теперь же торчат одни пеньки…»;

«На площади Кирова началось истребление деревьев и расширение дорог! Эта территория -­ жилой комплекс! Центр и многолюдное место! Много гуляющих с детками, старики. О каком расширении может идти речь?»

«На Ленина, 15 во дворе страшно -­ деревья огромные, некоторые сухие… Мусор везде. Вот где порядок нужен, а на Кирова деревья были нормальные. Весь город уже лысый! Хочу жить в зеленом городе, а не в каменных джунглях!» И т.д., и т.п.

Вот такие крики души! И это при том, что сейчас не самый легкий период жизни. Тем не менее, люди, запуганные смертельным вирусом, не уверенные в завтрашнем дне, дружно, отчаянно и бескорыстно встают на защиту простых деревьев.

В ответ клятвенно пообещали ремонт дороги, обустройство парковки в рамках реализации соответствующего нацпроекта и компенсационную высадку – 25 взрослых саженцев каштана на Кирова.

Что ж, нацпроекты -­ это хорошо, аккуратные просторные дороги -­ тоже. Но это пока лишь проекты, а деревьев уже нет… Зато рычит техника, корябая положенный здесь в прошлом году асфальт и обустраивая парковку в теперь «голой», залитой солнцем зоне.

При этом спил действительно старых или мешающих деревьев ­- еще та головная боль! В ленте новостей РИА КЧР в материале «Куда обращаться жителям Черкесска, чтобы спилить дерево…» написано черным по белому, что без разрешения мэрии спил деревьев запрещен. А если оно и дается, то взамен спиленного дерева физ­- или юрлица обязаны посадить новое. Это со слов главного специалиста коммунального отдела управления ЖКХ мэрии Черкесска Ольги Кашароковой. Причем схема получения самого разрешения достаточно громоздкая. И снова народ возмущен: «Пишите туда, пишите сюда… Пока дерево на голову не упадет!»

«У дома по Советской, 73, не мешало бы обрезать кроны деревьев, верхушки которых доросли до 5 этажа».

«Во дворе дома по Ленина, 52, стоит огромное сухое дерево, лучше бы его спилили, заявку подавали неоднократно!»

«По Кирова, 13, растет орех. ЖКХ не реагирует, а срезать за свой счет невозможно – у него есть хозяин. Может, мэрия предпримет действия?»

Источник — Фото автора

Добавить к этому вряд ли что­-то можно.

А теперь ­- о компенсационной высадке. Из официальных источников: весной текущего года в городе повсеместно было высажено около 4 тысяч саженцев. Многие из них уже отдали Богу свою деревянную душу по причине жары и недостаточного ухода. Коммунальные службы не вездесущи и вечно заняты, а горожане за свой счет и по немалым тарифам поливать общественные деревья не хотят. И многие саженцы со временем увяли и засохли под палящими солнечными лучами. Кстати, очередная посадка саженцев в городе запланирована на осень 2020-­го. Как пить дать, большинство ожидает та же участь. Так что по сути компенсационная высадка мало что компенсирует.

­- Мы собираемся заменить не принявшиеся саженцы на новые, более взрослые, так как приживаемость у них выше, -­ обещает мэрия.

­- Нужно заранее об этом думать, сначала одно посади, потом другое вырубай, чтобы город всегда оставался зеленым, ­- парируют горожане. Что ж, хороший принцип: семь раз отмерь, а перед тем, как отрезать, еще раз подумай. Выходит, не такое уж простое это занятие ­- озеленение с благоустройством!

Региональное отделение ОНФ тоже частенько поднимает вопросы, связанные с сохранением «зеленого щита» города. Так, во время очередного мониторинга благоустройства городской среды было замечено «неладное».

­- Мы отметили, что не высажено необходимое количество зеленых насаждений. Дело в том, что помимо старых деревьев, мешавших проездам к парковкам, были спилены и молодые, несмотря на обращения жителей с просьбой оставить их. В связи с этим мы обратились в муниципалитеты с просьбой устранить недочеты, – говорит эксперт Центра мониторинга благоустройства городской среды ОНФ в Карачаево­-Черкесии Денис Струговцов.

Но, увы, общественники тоже не всесильны. И лысеет, лысеет наш маленький городок, а на ум приходит высказывание замечательного писателя и художника Аркадия Давидовича: «Земной шар лысеет, обнажая глобальный череп».

Да что там город, достается и окраине. Еще одна затянувшаяся история – уничтожение рощи в юго­восточной части Черкесска, в районе дачных кооперативов «Ветеран», «ЧЗХМ» и др. Уж сколько лет тихой сапой идет застройка этого сектора с распилом деревьев и прочими неприятностями. Какие­-то вольные поселенцы спокойно распоряжаются городской собственностью, вплоть до вывешивания амбарных замков на цепях между деревьями, в которые вбиты не менее амбарные гвозди. Да еще и надписи грозные пишут, чтобы не беспокоили. Местные СМИ не раз заостряли на этом внимание, общественники подключались, даже мэрия принимала участие, обещала контроль и учет. Но лес рубится дальше, дома строятся, роща исчезает на глазах.

­- Зачем защитную зону города уничтожать, истреблять флору и фауну? Почему нельзя передать этим людям под застройку те же заброшенные дачи, которых немало в северной и восточной частях города? ­- недоумевают дачники из «Ветерана». В ответ – молчание ягнят…

Из всего этого напрашивается вывод ­- нужен тщательно выверенный баланс между спилом деревьев и их посадкой. Ведь те же срубленные каштаны нынешние пенсионеры помнят еще с юности, а теперь можно только мечтать, когда нынешняя молодежь увидит здесь новые раскидистые деревья вместо саженцев, которые только обещают посадить. Да и увидит ли вообще?

Кстати в Краснодарском крае недавно нашли свежее решение застарелой проблемы: администрация города Краснодара закупила специальные приборы, которые помогают максимально точно увидеть состояние дерева изнутри. Это резистограф, он работает с помощью сверла в 1,5 мм, которым буравят дерево и по сопротивлению древесины определяют, в каком состоянии ствол. Для этого термопринтер пишет специальную диаграмму. Второй прибор – арбатон в комплекте с датчиками и компьютером. Он реагирует на звуковые волны, поэтому с ним не получится работать во время дождя или если насаждения расположены у оживленной трассы.

При этом резистограф передает показания наиболее точно и достаточно быстро – за 15­-20 минут. В отличие от прибора с датчиками, на установку и считывание данных с компьютера у которого может уйти больше 40 минут на одно дерево.

Тем не менее оба прибора уже опробованы и приносят пользу. Хотя общее обследование деревьев, как и раньше, будет проходить в виде визуального осмотра, но в случае спорных моментов (или когда речь идет о ценных породах или памятниках природы) на место будут выезжать с приборами.

Может быть, это хороший пример для подражания? И может быть, нужно сообща решать такие вопросы ­- чиновникам и горожанам, осознанно подходя и к спилу, и к посадке? Все­-таки живем мы в городе все вместе, одной семьей, ходим, дышим, гуляем в парках, прячемся от дождя и солнца под деревьями. И как мы можем ждать милости от природы после всего, что мы с ней делаем? Ведь с таким отношением мы свой зеленый фонд в итоге потеряем, ведь главное не срубить дерево и даже не посадить, главное ­- его вырастить!

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях
благоустройство территории Бьем тревогу! вырубка деревьев компенсационная высадка КЧР лицом к проблеме ПКиО Зеленый остров Черкесск