День республики № 190-191 от 19.12.2020

«А публика у вас очень добрая и отзывчивая…»

22 декабря в 16:07
6 просмотров
Источник — Фото автора

Театр, один из культурных компасов человечества, давно и основательно получил официальную прописку и в Карачаево-Черкесии. Отягощённый проблемами последних лет, продираясь через новые тернии, он упорно продолжает свой путь: выигрывает гранты, ставит новые спектакли, сотрудничает с театрами страны, приглашает актёров и режиссёров…

Об одном из таких режиссёров пойдёт речь в этом материале.

Итак, знакомьтесь: Вячеслав Маркович Бродянский, заслуженный работник культуры Узбекистана, режиссёр драматического театра и кино.

Вырос наш герой в Ташкенте, получил два высших образования, окончив Московский институт стали и сплавов и Ташкентский театрально-художественный институт. Учился у знаменитого узбекского кинорежиссёра, народного артиста СССР Шухрата Аббасова. В студенческие годы, к слову, дружил с Тимуром Бекмамбетовым, ставшим впоследствии известным кинорежиссёром (помните рекламные ролики «Всемирной истории от банка «Империал»?)

Бродянский и сам хотел стать режиссером кино, более того, за творческую жизнь ему довелось снять несколько фильмов, но всё-таки больше проявил себя как театральный режиссёр. Им поставлено более 100 спектаклей, разных по жанру – это драмы, комедии, трагедии, водевили, сказки. Также он написал 13 пьес для театра. Но это – факты более поздней биографии.

По окончании театрального вуза в 1984 году Бродянский по распределению попал в Самарканд. Буквально через пять лет, в 1989 году, он стал главным режиссёром Самаркандского областного русского драматического театра им. А. П. Чехова. Этот год у Бродянского ознаменовался ещё одним памятным событием: у него родился сын. К слову, вся семья режиссёра – жена, сын, дочь – переводчики с английского.

Как часто пишут в биографиях знаменитых людей, молодой режиссёр с головой ушёл в работу. Ставя у себя в театре по 4 спектакля в год, Вячеслав Бродянский успевал ездить с постановками по театрам Киргизии, ставил по 2 спектакля в год в двух русских академических театрах в Ташкенте. То есть в год у него выходило 7-8 спектаклей.

Обрушившаяся на страну перестройка перевернула многие сферы жизни, в том числе и в области культуры. Катаклизмов не удалось избежать многим театрам, и Самаркандский оказался в их числе: в 1990-91 году из него ушли почти 30 актёров. Сам Вячеслав Бродянский тоже подался в бизнес, даже какое-то время был директором Самаркандского лифтостроительного завода.

Потом – переезд в Израиль, где Бродянский увидел, что жизнь в этой стране не позволяет ему раскрыться в творческом плане. Это печальный для любого художника факт – происходит профессиональная деформация. Просто зарабатывать деньги и заниматься любимым делом – это совершенно несопоставимые вещи.

Потом обстоятельства сложились так, что в 2010 году Вячеслав Маркович приехал в Карачаево-Черкесию и начал сотрудничать с республиканскими театрами.

За это время он поставил 13 спектаклей, из них 8 сказок. Так, в Русском театре драмы и комедии им поставлены комедии «Он, она, окно, покойник», «Примадонна» и «Голубцы по объявлению» плюс драма «С тобой и без тебя».

В Черкесском драматическом театре им. М. Акова он ставил водевили Чехова и одну новогоднюю сказку. В Ногайском драматическом театре Бродянским поставлены три сказки: «В душе Баба-Яга – снежинка», «Волшебная лампа Аладдина» и «День рождения кота Леопольда».

Впечатления от работы с актёрами театров Карачаево-Черкесии у Бродянского неоднозначные: он видит все плюсы и минусы. Это касается и профессионализма, и ответственности, и преданности профессии.

– Есть люди талантливые, есть те, кто жить не может без сцены, а есть, что называется, просто отбывающие повинную. Всё, как и везде. А в целом с театрами Карачаево-Черкесии можно работать, и общее впечатление – хорошее.

Поскольку Вячеслав Маркович больше работал с Русским театром, он отметил, что ему достаточно легко и удобно работать с актёрами этого театра.

Проблема с актёрами национальных театров состоит в том, что большинство из них окончили местный колледж культуры и искусств, где требования к студентам отличаются от требований, предъявляемых в театральных вузах. Поэтому Бродянскому приходится ещё и учить актёров в процессе постановки, что, впрочем, его не обременяет…

Что касается местной публики, то она, считает Вячеслав Маркович, замечательная, всегда тепло воспринимает происходящее на сцене, очень добрая и отзывчивая – прямо как и восточная, азиатская публика. И это радует режиссёра.

А вот все задумки, поиски, находки, атмосферность, стили, образные решения и прочая режиссёрская головная боль – они остаются на режиссёрской кухне.

– Режиссёр выступает в трёх лицах, – говорит Вячеслав Маркович. – Как режиссер-педагог, режиссер-зеркало и режиссер-постановщик. Первое понятно, я всю жизнь актёров чему-то учу. Потому что у меня, как у всякого режиссёра, уже сложились определённые профессиональные навыки. Многие актёры не обладают определёнными техническими знаниями и психотехникой как инструментом – например, что такое действие и задача, темпоритм как элемент актёрского мастерства, психофизическое самочувствие и так далее. В этом плане я делюсь своим профессиональным опытом и знаниями.

– Что касается ипостаси «режиссер-зеркало», – продолжает Бродянский, – важно, чтобы актёр соответствовал замыслам драматурга и режиссёра, который во время репетиций непрерывно следит за актёром, показывает ему то, что хочет увидеть, то есть выступает активным зеркалом.

Как режиссёр-постановщик Бродянский следует своей определённой образной задаче. В одном из своих интервью он сказал: «Когда ставишь пьесу, продумываешь каждый шаг, каждый ход. Знаю, что для чего задумано. Возьмите пьесу и прочтите её двести раз. Вам откроются новые пласты. Я – расшифровщик пьесы и одновременно её интерпретатор».

Любая пьеса содержит идею драматурга, в любой пьесе даются место действия, действующие лица, характеры персонажей и так далее. И именно режиссёр собирает все это в единое художественное полотно. А для этого он, помимо умения расшифровывать и растолковывать авторский замысел, должен донести в первую очередь до актёра, как «попасть» в персонаж, должен помочь ему создать максимально релевантный образ, который включит в голове зрителя нужный «аватар».

Плюс к этому режиссёр обязан хорошо разбираться во всём, что театр вобрал в себя из других видов искусств: литературе, живописи, музыке, светотехнике, фотографии, звукорежиссуре и много ещё в чём.

Поэтому по вечерам Вячеслав Маркович занимается теорией и гносеологией искусства: да, у него есть масса готовых наработок, но профессионализм – это категория, у которой нет верхнего лимита.

Он много читает. В последнее время перечитал фундаментальный труд «Природа фильма. Реабилитация физической реальности» немецкого теоретика кинематографа Зигфрида Кракауэра. Ещё – датского философа Сёрена Кьеркегора.

– Недавно, – признаётся режиссёр, – с удовольствием перечитал «Дон Кихота».

Бродянский любит шахматы и бег – он убеждён, что любая физкультура держит человека не только в форме, но и в тонусе.

Живя между Россией и Израилем, Бродянский мечтает создать в Карачаево-Черкесии малую сцену и ставить антрепризы. Это новый для нашей республики театральный формат, который предполагает не только показ спектакля, но и непосредственное общение актёра и зрителя. К тому же такая форма сценических представлений может вывести театральные показы на более высокий уровень плюс сохранит и укрепит культурный плюрализм.

– Это будет более тесная форма общения актёров и интеллигенции республики, она поможет зрителю лучше понять, что такое настоящий театр, – уверен Вячеслав Маркович. – Спектакли в таком формате интересны демократическими возможностями малой сцены, которая не сковывает фантазию режиссёра и актёров и оттачивают их профессиональное мастерство. К тому же малой сцене доступны все жанры: и трагедия, и комедия, и драма, и фарс. Можно ставить классику, театр жестокости Арто, абсурдистов, все виды «-изма»: символизм, импрессионизм, сюрреализм, модернизм – направления театрального искусства часто носят те же названия, что и в живописи. Впрочем, успех у зрителя покажет, какую форму и жанр он хочет видеть.

Я тоже надеюсь, что у спектаклей малых сцен большое будущее. Потому что они не только доставляют удовольствие в краткосрочной перспективе, но и заставляют встрепенуться театральных обозревателей и критиков.

Отдавший театру практически всю жизнь, Вячеслав Бродянский как никто прекрасно понимает, что этот зрелищный вид искусства сейчас переживает достаточно тяжёлые времена. Тем не менее в мечтах и планах режиссера – ставить как можно больше хороших спектаклей, например, поставить классическую пьесу в русском театре, повезти её на фестиваль, сделать антрепризу… Получится или нет – пока никто не знает.

Но мечтать-то ведь нужно?

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях
биография Вячеслав Бродянский люди режиссёр Русский театр драмы и комедии КЧР судьба человека Творческие люди театр Черкесский драматический театр им. М. Акова