День республики № 22 от 18.02.2021

Рубль превращается в цифру

19 февраля в 14:22
3 просмотра

В середине октября Банк России развернул дискуссию о необходимости введения в России цифрового рубля. Эксперты уверены, что октябрьская активность мегарегулятора объясняется масштабным пилотированием Китаем цифрового юаня. При этом рынок неоднозначно отнесся к инициативе ЦБ: высказывались опасения, что новое средство платежа обрушит банковскую систему, приведет к огромным киберрискам и даже может вызвать массовые народные волнения.

Что же на самом деле представляет собой цифровой рубль и почему ЦБ прорабатывает возможность его внедрения в России, нам рассказал старший преподаватель кафедры правового обеспечения деятельности органов власти Северо-Кавказского института – филиала РАНХиГС Сергей РЕШЕТНЯК:

– Прежде всего, стоит отметить, что обсуждение перешло в дискуссию, поскольку речь шла не только о проработке «дорожной карты» внедрения цифрового рубля, но и понимании того, что следует считать таковым, какая роль в его обслуживании будет отведена коммерческим банкам и Центральному Банку.

И здесь сразу обозначились две противоположные позиции. Предложение Регулятора заключается в выпуске национальной цифровой валюты на собственной программной инфраструктуре, собственником и регулятором которой будет сам банк. Однако в работу с цифровым рублем будут вовлечены коммерческие банки, предложения от которых по поводу данной цифровой инфраструктуры, а в перспективе и в финансировании создания такой инфраструктуры Регулятор как раз и ожидал услышать.

Однако такой подход не устраивает коммерческие банки. Причем по многим аспектам. Прежде всего, это реальные риски устойчивости системы.

Создаваемый аналог цифровой инфраструктуры в Евросоюзе Central Banc Digital Currency основан на распределенных реестрах, тем самым передавая суть Blockchain. Множественность эмитентов обеспечивает стабильность системы, поскольку её невозможно подорвать, нанеся удар по одному месту. В то время как проект Регулятора как раз предусматривает аккумулирование и технологических решений, и собственно цифровых рублей в руках Центробанка, который будет создавать цифровые кошельки для цифровой формы национальной валюты.

Любой технический сбой может привести к остановке операций и финансовому коллапсу. И достаточно проблемным является вопрос работоспособности системы, которой придется обрабатывать несколько миллионов операций в день по движению средств.

Это приводит банки к желанию развивать национальную инфраструктуру по европейскому аналогу или же и вовсе вернуться к варианту криптовалют, которые будут эмитировать сами банки, которые будут иметь статус национальных. К примеру, основной оппонент Центробанка Сбер уже заявил о готовности выпустить «сберкоин». Официально наша правовая система не приняла криптовалюты как правовую категорию, но «сберкоин» будет обладать чертами «токена», что допускается законом. Но при этом создается ситуация, при которой его невозможно рассматривать именно как валюту.

Второй вопрос, актуальный для банков, а по сути, и первопричина первого – потеря коммерческими банками доходов от расчетно-кассового обслуживания, поскольку в проекте введения цифрового рубля, предложенном Центробанком, банки будут обеспечивать законность операций и осуществлять контроль в контексте недопущения к обороту средств, полученных незаконным путем, но не смогут брать свою комиссию за переводы и за обслуживание счетов. А это более 600 млрд рублей дохода в год. Терять такие деньги банки не готовы, уже сейчас давая понять, что компенсируют их за счёт других операций.

Плюс создание инфраструктуры, автономной от банков, позволит появиться небанковским операторам обслуживания, которые могут предложить простому гражданину более привлекательные по сравнению с банком условия движения и контроля средств.

Как итог, появилось предложение перевести в цифровой формат все безналичные расчёты, придав им статус цифрового рубля, при сохранении существующей банковской системы, что в корне не устраивает Регулятора, который предлагал появление цифрового рубля именно в контексте создания новой модели осуществления расчетных операций, во многом пытаясь вывести сферу расчётов из банковского сектора, привязанного к международным банковским платформам, что создает риски в свете напряженной геополитической ситуации в мире, в полностью автономный государственный сектор расчётов. Но тут как раз тот случай, когда снижение государственных рисков создает риски для банковской системы. Разногласия сейчас есть, поэтому и проводятся слушания, но есть и обратная сторона медали. Стороны понимают важность цифровизации сферы расчётов и готовы к продолжению диалога, что даёт надежду на достижение согласия между ними и принятие решения, устраивающего всех.

Армида КИШМАХОВА
Поделиться
в соцсетях
банк банковская система банковские услуги мнение Мнение эксперта ПАО Сбербанк российская экономика Северо-Кавказский институт РАНХиГС Сергей Решетняк Центробанк РФ цифровая валюта цифровая инфраструктура цифровая экономика цифровой рубль цифровые услуги экономические последствия