День республики № 49 от 07.05.2022

Фронтовые дороги нашего земляка

Наны-Киши Халкечев на фронт попал в первые дни войны

11 мая в 14:49
1 просмотр
Наны-Киши Халкечев на фронте
Наны-Киши Халкечев на фронте
Источник — Фото из семейного архива

Есть общепринятое представление об отъезде на фронт: суровые мужчины и плачущие женщины. Жительница аула Карт-Джурт Дубуш Халкечева не плакала, провожая на фронт в июне 1941 года старшего сына Шамиля. Не плакала она, провожая и младшего сына Наны-Киши, лишь обняла его, провела бережно по волосам и сказала: «Береги себя, сынок…».

И они: мама Дубуш и ее дочери Айшат, Хабибат, Напий – стали само ожидание…

Первая весточка пришла от Шамиля: «Я в госпитале, в Пензе. Со мной все нормально, скоро вновь встану в строй…». Она оказалась и последней – Шамиль скончался в госпитале от полученных ран.

Вторая пришла от Наны-Киши. Из Куйбышева, и вновь из госпиталя. Забегая вперед, скажу, война дорого далась Наны-Киши: трижды попадал в госпиталь – это не шутка, и всякий раз он рвался из бинтов на передовую.

В своих письмах, как и Шамиль, он утешал родных: «Только не переживайте – ранение у меня пустячное. Царапина, да и только… В нашей части раненые из строя не уходят».

Часть, в которой служил Халкечев, перебрасывали сначала на одно, затем на другое критическое направление, и солдаты с каждым днем впитывали в себя все новый и новый боевой опыт.

Сражение под г. Ивановым было нелегким. После битвы командир выстроил солдат и стал называть имена особо отличившихся и представленных к награждению орденами и медалями. Был среди них и наш земляк.

И тут раздался взрыв. Очнулся Халкечев в госпитале:

– Сестра, где я?

Увидев, что больной приподнялся на локте, сестра ахнула и выбежала из палаты. Тут же прибежал врач.

– Не двигайтесь. Ни в коем случае не двигайтесь, – после тщательного осмотра хирург добавил, – ты невероятный везунчик – Наны-Киши. Сегодня две недели, как ты здесь находишься, и все это время был без сознания…

В 1944 году Халкечева комиссовали. Поехал домой. На вокзале в Черкесске узнал о страшном горе, постигшем его народ, его родных, – о депортации…

И такая слабость одолела солдата, что присел он на лавочку и провалился в забытье. Снился дом. Мать хычины с зеленью печет. И даже отец привиделся, которого он так мало знал и которого ему отчаянно в пору детства и юности не хватало, не хватало его дружбы, отеческих советов, покровительства и любви… После раскулачивания в 30-е Джандры недолго протянул.

Через долгих три месяца Халкечев нашел своих родных в Чуйском районе Казахстана. Благодарение Аллаху, мать и сестры были живы. Вот только мужа сестры Напий уже не стало. Раненым он вернулся с фронта и тут, на чужбине, встретил свою смерть.

Осталась сестра Напий одна, с четырьмя детьми – мал-мала меньше. Погиб на фронте муж Айшат. Не было никаких вестей от третьего зятя. Сестры тем временем жили, тянули последние жилы из себя, воспитывая сирот.

Наны-Киши бы отдохнуть немного, оправиться от ран полностью. Впрочем, как от них было оправиться, если в груди и под сердцем еще оставались осколки от снарядов, а с полатей в избе смотрели голодные глаза изможденных детей? И он пошел на следующий же день устраиваться на работу. Взяли поначалу учетчиком в колхоз «Гюльсара». Затем доверили отару. К тому времени Наны-Киши обзавелся семьей – женился на дочери Абул-Керима Гаджаева Мамурхан.

Работал горец на совесть. Вот один только, к примеру, факт. В колхозе ему дали отару овец в 400 голов. Год выдался холодный и голодный – повсеместно повальный падеж скота, а у Наны-Киши не пало ни одной овцы. Специальная комиссия из Алма-Аты приезжала конкретно удостовериться в этом. После ее выводов и рекомендаций в районе объединили два соседних колхоза в один и всю живность – имею в виду овец – передали Халкечеву. «Сиротам – мать, бедным – отец», – говорили о нем в Казахстане, потому что он помогал всем нуждающимся: кому – хлебом, кому – мясом, кому – зерном.

К двум орденам Красной Звезды, многочисленным медалям ветерана добавились трудовые награды. Но лишь одна награда, лишь одно обстоятельство смогло заглушить боль и тоску Наны-Киши. Возвращение на родину.

Халкечев обосновался с семьей в Кумыше, работал чабаном в колхозе «Октябрь». Подросли и выучились дети. Кады со временем стал начальником оперативного отдела республиканской налоговой полиции, Хаджи – главным зоотехником совхоза «Кумышский», дочери Зоя и Нюристан создали прекрасные семьи.

Но время, как говорится, безжалостно, и оно все чаще стало оставлять на лице ветерана, отмеченного печатью благородства, следы болезни. И как бы ни старалась семья окружить отца и мужа заботой и любовью, сердце Наны-Киши, которое он больше тратил, чем берег, не выдержало… Перед смертью сказал лишь одно родным: «Пусть никогда в жизни вам и никому другому не придется испытать ни войны, ни депортации…»

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
аул Карт-Джурт биография Великая Отечественная война ВОВ воспоминания люди Наны-Киши Халкечев судьба человека трудовая деятельность участник ВОВ