День республики № 80 от 19.07.2022

Бросая взгляд сквозь годы

Страницы семейной истории Шаухала-эфенди Байрамукова и его потомков

20 июля в 10:08
2 просмотра
Юсуф, Исмаил, Ильяс Байрамуковы
Юсуф, Исмаил, Ильяс Байрамуковы

Желание написать статью о своих родителях зародилось давно. Из-за отсутствия профессионализма и опыта меня долго одолевали сомнения. Я далек от пишущей братии. Да и вообще, не знал, как к моей затее отнесутся читатели. Кто-то обвинит меня в нескромности, а кто-то – в бездарном отражении семейно-исторического материала. Все это порождало неуверенность в своих силах.

Но вот я собрался и погрузился в работу. Было необычно, трудно, но очень занимательно. Даже самому стало интересно, что получится из этой моей затеи. О родственниках по линии отца, Муссы Тамбиева, писали часто, а вот линия матери оказалась забыта, и, как кажется, незаслуженно. Хотя это и не принято среди горцев, отец всегда отмечал род Байрамуковых, к которому принадлежала его супруга Зоя Шаухаловна. Чтобы добиться ее руки, он специально окончил Киргизский сельскохозяйственный институт. Хвалил род своей супруги он совершенно искренне и вполне заслуженно. Это уважение передалось и нам, их детям.

Славный род Байрамуковых

Итак, моя мать, Зоя, родилась в 1921 году в семье Шаухала Байрамукова. Байрамуковы вышли из сердца Карачая – горного аула Хурзук. Этот древний род распространён на Кавказе. Его представителей отличает активная жизненная позиция, в любых перипетиях они повторяют судьбу своего народа, оставляют свой след в истории. Быть на обочине или за спиной – это не про них.

Семья матери относится к атаулу (родовой ветви) «Итти» (Иттиляры). Это был уважаемый старый атаул. Прадед матери, Джатдай-хаджи, со своим другом Боташевым одни из первых в Карачае совершили хадж. Паломничество в прошлом не всем было под силу, поездка в Мекку считалась настоящим подвигом. Это путешествие описал в свое время известный журналист, писатель Сеит Лайпанов.

А вот дед матери, Бекир-хаджи, стал основателем нового атаула – «Тырнак».

О Бекире-хаджи стоит сказать отдельно. Шестилетним мальчиком он был похищен и продан в Грузию (такие были нравы в те далекие времена). Около восьми лет пробыл в княжеском дворе. Вернулся в отчий дом за выкуп. Позже выяснилось, что украл ребенка и вернул один и тот же человек, промышлявший этим бизнесом. Мальчик вернулся потерянный, растерянный. Забыл родной язык, обряды, обычаи. Долго адаптировался, но в итоге стал успешным, уважаемым человеком. Бекир-хаджи неоднократно совершал паломничество (хадж). Первым стал завозить в Карачай арабских скакунов, успешно занимался торговлей.

Бекир-хаджи дружил с помещиком по фамилии Тырнаков, родом из Ростовской губернии. Вместе они вели коммерческие дела. Когда Тырнаков умер, кто-то сказал: один Тырнаков умер, но другой Тырнаков остался, имея в виду Бекира-хаджи Байрамукова, обладавшего такой же деловой хваткой. От него и пошла последняя родовая ветвь-атаул «Тырнакла» (Тырнаковы).

Шаухал-эфенди

В большой семье Бекира-хаджи было пятеро сыновей, среди которых Шаухал (будущий отец Зои) проявлял тягу к учебе. Видя стремление Шаухала к грамоте, на семейном совете было решено дать ему возможность учиться. Еще до революции 1917 года Шаухал успешно окончил духовную семинарию в Махачкале. По просьбе руководства он несколько лет оставался преподавателем семинарии. Шаухал свободно владел арабским языком, писал на нем и на латыни. Выписывал турецкую периодику. Прекрасно говорил и на русском. С тех пор к его имени от рождения, Шаухал, прибавилось слово «эфенди», то есть обращались к нему, произнося словосочетание Шаухал-эфенди, подчеркивая в нем сан человека, обладающего духовным авторитетом.

В 1915 году семья Шаухала-эфенди переехала на постоянное место жительство в Кисловодск. Они были состоятельными людьми и могли себе это позволить. Там же родилась и моя мать.

Авторитет деда был настолько высок, что в детстве меня пожилые люди не по имени называли, а представляли как внука Шаухала-эфенди. В те далекие времена обладать подобными знаниями было большой редкостью у горских народов. Такие люди пользовались огромным уважением и приносили пользу обществу. Большую часть жизни дедушка посвятил просветительской деятельности. Обучал грамоте и основам религии многих своих соплеменников. В Кисловодске семья Шаухала-эфенди проживала в благоустроенном домовладении. Владели фермерским хозяйством в окрестностях Кисловодска, торговыми лавками на рынке.

Шаухал-эфенди понимал силу знаний и культуры в прогрессе общества, общался с образованными людьми, приезжавшими на курорт, с местным начальством. Он приложил немало усилий, чтобы привить стремление к знаниям своим детям. Это стремление было и у отца Шаухала – Бекира-хаджи, и его деда – Джатдая-хаджи.

Жизнь шла своим чередом. Все было бы хорошо, да настали, к сожалению, тяжелые времена. Власть не жаловала самодостаточных, образованных людей, тем более верующих.

Зоя Байрамукова
Зоя Байрамукова

В 1932 году, конфисковав все имущество, лишив крова, лишив избирательных прав, Шаухала-эфенди этапом отправили на Урал в Нижнетагильскую колонию. За что – мне до сих пор непонятно…

«Красный каток»

Многие попали тогда под «красный каток». Отцовская сторона тоже была раскулачена и выслана в 1935 году в Узбекистан, хлопкосовхоз «Баяут». Они были зажиточными жителями Кисловодска. Но достаток был заработан тяжким трудом. Отец мне рассказывал, что своего отца, Бияслана, он практически не видел. Когда дети ложились спать, дома его ещё не было, а рано утром он уже снова был на ферме. Вместе со своей супругой Бабуш Коркмазовой растил четверых детей. В 1935 году, через два месяца после ссылки, на чужбине среди переселенцев первым умер Бияслан. Вскоре умерла и супруга. Где было найти силы, чтобы пережить и понять это? Светлая им память. Спецпереселенцы не были иждивенцами. Они выжили благодаря своему трудолюбию и помощи местного населения: русских, узбеков, казахов, киргизов. Частичку труда и души они оставили в Казахстане и Средней Азии…

Но вернемся к Байрамуковым. Тяжело пришлось Шаухалу-эфенди в Нижнем Тагиле, на лесоповалах. Его старший сын, Исмаил, решил навестить отца. Ему было 19 лет. Близкие его отговаривали, но все было напрасно. Его настойчивое желание увидеть отца возобладало. Снабдили его теплыми вещами, продуктами – сушеным мясом, топленым маслом, сладостями. В общем, нагрузили, сколько мог нести. Всем родом провожали. Добирался две недели, где на поезде, где на попутках. Для Шаухала-эфенди приезд сына был неожиданным. Конечно, очень обрадовался. Исмаил пробыл с отцом целую неделю. В колонии отбывали срок ссыльные, осужденные за религиозные убеждения, принадлежащие к различным конфессиям. Жили дружно. Вместе работали, ели, а когда была возможность – веселились. Время прошло быстро, привезенные продукты раздали собратьям по несчастью.

Исмаил вернулся домой. В этот же день пришло письмо из колонии, где сообщалось, что Шаухал-эфенди умер. Не выдержало сердце. В письме также сообщалось, чтобы не переживали: похоронили, соблюдая религиозные обряды. Вот так закончил свой жизненный путь неутомимый труженик и духовный просветитель Шаухал Бекирович Байрамуков. Ему было чуть более 50 лет. Он пережил чуму, которая свирепствовала в Карачае в начале ХХ века. Выполняя свой долг, не боясь заразиться, он проводил обмывание умерших, совершал обряд джаназы, когда не оставалось никого, кто мог бы прочитать последнюю молитву над покойником. Не сломил тогда его страшный недуг, а вот чуму политических репрессий пережить не смог… В 1937 году скончалась его жена, Даппан Джанибекова.

Достойные потомки

Несладко пришлось их детям. Сироты скитались по родственникам. Но не сдались, не сломались, все вышли в люди. Исмаил, Юсуф, Борис и Зоя (моя мать) получили высшее медицинское образование. Как это им удалось, удивляюсь до сих пор. А Ильяс, их брат, гвардии старший лейтенант, погиб в 1943 году, освобождая Украину.

Исмаил и Юсуф еще до войны поступили в Симферопольский медицинский институт. Помог их дальний родственник – Кочкаров, который вместе со своей супругой-одесситкой преподавал в этом вузе. Когда фронт приблизился к Крыму, братья перевелись в Ставропольский мединститут.

И вот на руках у братьев дипломы об окончании вуза и повестка в военкомат, а дальше – на фронт. Но не успели. Войска противника захватили Северный Кавказ, а вскоре весь карачаевский народ был депортирован в Среднюю Азию. Зоя до войны поступила в Ленинградский медицинский институт, а окончила в высылке Фрунзенский медицинский институт.

Когда вернулись на родину, Исмаил работал главным врачом Тебердинской больницы, Юсуф – главным рентгенологом, а Борис – известным стоматологом в Кисловодске. Зоя работала терапевтом, затем главным врачом Ставропольской краевой детской туберкулёзной больницы.

На всю жизнь запомнились мне беседы с матерью и её братьями. Это были высокообразованные, начитанные, грамотные люди, замечательные собеседники. Мать была настоящей фанаткой книгочтения.

Культ знаний, заложенный в нашей семье Шаухалом-эфенди, просматривается и в нынешнем поколении. Среди его внуков и правнуков есть врачи, фармацевты, музыканты, педагоги, юристы.

Мы часто вспоминаем нашего дедушку Шаухала-эфенди, хоть никто из ныне здравствующих его не видел живым. Но почему-то его образ часто всплывает перед моими глазами, и кажется, мы общаемся. Статный мужчина, с белой бородой, утонченными чертами лица, в национальной одежде. Сеет разумное, доброе и вечное… Он образец служения Всевышнему и его народам. Жизнь Шаухала-эфенди всегда вдохновляла нас. Мы, его потомки, благодарны за то, что он делал для людей, чему учил.

Кстати,

согласно данным ОГПУ, всего за 1930-1931 годы было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932-1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных.

Руслан ТАМБИЕВ
Поделиться
в соцсетях
биография Борис Байрамуков воспоминания Зоя Байрамукова Исмаил Байрамуков люди Люди и судьбы семья судьба человека Юсуф Байрамуков