Природа – это единый организм

30 января в 04:27
 просмотров

Декабрь на дворе, но снега нет, даже предзимьем не пахнет, оттого во всех дворах “листья жгут, листья жгут – листья прошлогодние”. Но и все равно, если настроение приподнятое, то можно отправиться на речку либо выехать за город, чтобы подышать осенним, донельзя, как это бывает только осенью, свежим воздухом, заодно полюбоваться природой.
В г. Карачаевске, скажем прямо, такого места для отдыха нет, кроме как на площади перед Домом Советов, на уютных лавочках вокруг которой можно посидеть, сыграть в шахматы, полюбоваться игрой фонтана. Честно говоря, когда началась, скажем так, грандиозная реконструкция центральной площади города, горожанам не очень верилось, что получится нечто дельное, особенно было жалко вековые деревья, которые нещадно вырубались. Но вот работы практически подошли к стадии завершения, и ты видишь всю эту красоту и гармонию, но…
Декабрь на дворе, но снега нет, даже предзимьем не пахнет, оттого во всех дворах “листья жгут, листья жгут – листья прошлогодние”. Но и все равно, если настроение приподнятое, то можно отправиться на речку либо выехать за город, чтобы подышать осенним, донельзя, как это бывает только осенью, свежим воздухом, заодно полюбоваться природой.
В г. Карачаевске, скажем прямо, такого места для отдыха нет, кроме как на площади перед Домом Советов, на уютных лавочках вокруг которой можно посидеть, сыграть в шахматы, полюбоваться игрой фонтана. Честно говоря, когда началась, скажем так, грандиозная реконструкция центральной площади города, горожанам не очень верилось, что получится нечто дельное, особенно было жалко вековые деревья, которые нещадно вырубались. Но вот работы практически подошли к стадии завершения, и ты видишь всю эту красоту и гармонию, но…
Улита едет, когда-то будет. В смысле, когда новые деревца обещающей стать роскошной кроной… А не засохнуть, как многие маленькие туи, высаженные вдоль центральной улицы города…
И все же, как бы там ни было, для дневного воскресного времяпрепровождения площадь мало подходит, и жители пытаются найти какой – либо скромный, заповедный уголок на берегу реки Теберда. В районе Бойни (ул. Пушкина) к реке особо не подступишься – берега довольно обрывистые, а вдоль них либо колючий кустарник карабкается по скалам, либо пустырь без единого деревца простирается. Можно, конечно, спуститься на Зеленый остров, что в районе Бирлика (ул. Ленина), но рассказать о замусоренных, загаженных к нему подъездах мне уже не хватит ни художественного, ни какого иного вообще воображения, потому что пишу об этом с завидной регулярностью, да все как об стенку горох. Впрочем, и желающих спуститься на транспорте на остров с каждым днем становится все меньше и меньше, потому как, не посеяв на спуске или подъеме добрый кусок бампера или еще чего-нибудь, особенно в сумерках, мало кто возвращается с отдыха.
Вот мы и решили выехать за город, вверх по реке, так сказать, в сторону Теберды и Домбая. Давненько дальше своего родительского дома в Бирлике не выбиралась, поэтому была приятно удивлена, увидев, что трава в микрорайоне вдоль всей трассы скошена газонокосилкой но и за городом, как оказалось, к реке так сразу и не подступишься. На седьмом километре, где традиционно отдыхали горожане, нынче вольготно раскинулись форелевое хозяйство, частные пилорамы и т. д. и т.п.
Не только частники жмутся к реке, как правило, любой населенный пункт располагается близ воды. Аулы Верхняя, Нижняя, Новая Теберда, Джингирик и вовсе на берегу реки раскинулись. Вроде бы разные аулы, разные люди в них проживают, и тем не менее одна деталь, одна картина наблюдается, присущая для всех аулов. Мусор в этих населенных пунктах зачастую сбрасывается в реку. Для большей убедительности загляните в один из них, но осмотритесь повнимательнее, насколько хватит сил, не пожалейте растравить душу праведным гневом, отчаянием, и вы увидите, в любом другом ауле будет то же самое, если не хуже. В Верхней Теберде, к примеру, в р. Теберду сбрасывают гнилую капусту, в Нижней – навоз. В Новой Теберде – все, что в хозяйстве не пригодно. В Бирлике мусор выбрасывается вдоль дороги: где в канаву, где в яму, где под откос в районе мехлесхоза. Не знаю, как в аулах, но в Бирлик регулярно наведывается мусоровоз, вот только любой частный двор порождает столько бытовых отходов, что горожанину, живущему в квартире, и не снилось. Вот и выносит селянин – это я к тому, что Бойню и Бирлик – микрорайоны Карачаевска – при всем желании городскими кварталами не назовешь – каких-нибудь два-три дежурных мусорных пакета к означенному коммунальщиками месту, а все остальное – в речку, под забор соседа…Да куда угодно, лишь бы подальше от своего дома…
Вот и в этот день мы стали свидетелями, как молодой парень в Джингирике подкатил к воде тележку и ловким, быстрым движением опрокинул ее в речку.
– Почему в воду кидаешь мусор? – спрашиваю.
– А куда прикажешь везти? – отвечает вопросом человека, переставшего слушаться здравого смысла, на мой вопрос. – Те, кто поближе к дороге живет, мусорными контейнерами пользуются, нам же, живущим внизу, деваться некуда. Только к реке, она уносит все…
Да, река – это движение, она уносит все: землю, деревья, траву, камни, время. Вот только если в истоке своем река мутна, она не будет прозрачна и ни в устье, и нигде. Поэтому ничего удивительного, что нынче почти каждая третья проба воды не соответствует нормативам. А ведь человек на 70 процентов состоит из воды…
– Всю жизнь я прожила в этих местах, – рассказывает З. Хетагурова, проживающая на Бойне, – так какая раньше вода чистая была! Белье в ней полоскали. А теперь? В помойную яму реку превратили. Шерсть вонючую, всю пересыпанную колючками, стирать сюда идут, машину помыть – сюда, на речке легче и любое животное зарезать – нужные внутренности: желудок, печень, почки – прополоскал, ненужные – отправил вниз по течению. Оттого теперь многие спасаются от скверного качества воды минералкой да родниковой водой.
Коль уж речь зашла о минералке. Иногда она ничуть не вкуснее и не “здоровее”, чем обыкновенная жидкость из крана. Хотя на этикетке может быть надпись, свидетельствующая о том, что вода набрана из источника, бьющего в каком-то широко известном своими лечебными водами месте.
Ну и что, скажет иной скептик, все равно она лучше водопроводной воды. И будет не прав, и не потому что придирчивые английские эксперты доказали высокий уровень содержания бактерий почти во всех видах бутылочной воды, а потому, что надо видеть, среди какого мусора бьет тот или иной родничок. К примеру, родник, что бьет на Зеленом острове в городе, иногда отдает таким характерным запахом (правда, на вопрос, в чем заключается “характерность”, десять человек могут дать, разумеется, десять разных ответов), что хоть противогаз надевай.
Человеческий эгоизм принес природе много вреда, но он может немало нанести и природе самого человека, тем более несознательного, которых, что в городе, что в селе, пруд пруди. В связи с этим донельзя тревожит другой факт – почему так называемые ответственные работники на местах не принимают действенных мер, чтобы остановить напирающую со всех сторон лавину мусора. Экологи официально именуют лавиной неуклонно растущую массу бытовых отходов, предупреждая, что человечество может оказаться погребенным под нею…Да что ходить далеко за примерами? Посмотрите телевизор и увидите, как Неаполь тонет в мусоре, но там бьют тревогу экологи, профсоюзы мусорщиков, жители города, а в Нью-Йорке экологи не только бьют во все колокола, но и входят в список “десяти самых нужных людей городу”. А у нас? Покажите мне хоть одного оштрафованного нарушителя чистоты сельской или городской местности или, скажите, кто из вас сподобился увидеть когда-либо экологический патруль на селе или на той же реке в выходные или в праздничные дни, когда в шумных, веселых компаниях то там, то здесь режут баранов. Режут прямо на земле, без соблюдения санитарных правил, ветеринарной экспертизы. Мясо в котлы или на шампур, внутренности – бродячим собакам, если таковые есть поблизости, если нет – то в речку или в близлежащие кусты.
– Раньше бывало, скотина в ауле сдохнет, так труп ее вывезут, закопают в поле, собак, сбитых машиной, на обочине дороги не оставляли, тоже закапывали, пусть, дескать, землю удобряют и инфекцию не разносят, – говорит встретившийся нам чабан А. Эбзеев. – Теперь же лежат скотина, собаки, где пали, неделями гниют…
Надо ли говорить, что в результате загрязняется вода, отравляется почва, возникает опасность для здоровья людей и животных. Ведь никто из нас не застрахован, потому что мы ходим по этой земле, лежим, отдыхаем на ней, лакомимся лесной земляникой, не задумываясь над тем, что бродячие животные разносят в фекалиях, на своей шерсти яйца эхинококкоза, который поражает легкие и печень человека, приводит к стойкой инвалидности…
В природе нет вредителей. Кроме одного – того человека, который не понимает в ней своего места. Человека бездушного, социально-дряблого, безразличного к загрязнению окружающей среды…
Что же касается озабоченных этой проблемой – а их не счесть, могу сказать лишь одно: между пониманием проблемы и активной позицией разница, как между небом и землей. Так не пора ли от слов переходить к делу и по большому счету – единым фронтом? Бороться и за воду, и за почву, и за погоду, если хотите. А как иначе? Ведь все взаимосвязано: природа – это единый организм, который, как сказал Энгельс, в любой момент может отомстить человеку, если он не перестанет над ним издеваться, уничтожать его, гордиться своими победами над ним…
Аминат ДЖАУБАЕВА.
Поделиться
в соцсетях