“А звери как люди”

27 августа в 06:26
 просмотров

Непосвященному работа заведующего вольерным комплексом Тебердинского биосферного заповедника Кеккеза Семенова покажется очень простой. Ну, кормит человек медведя, льва, что ж тут такого удивительного? Понятное дело, что давать пищу хищнику может только тот человек, к которому он привык, следовательно, тебердинские косолапые мишки, волки, зубры, лев и Кеккез давно и хорошо знакомы. Тем не менее простота эта кажущаяся, ибо одно дело – приходить в заповедник посетителем, совсем другое – ухаживать за животными.
Вроде совсем недавно наша газета писала о львенке Симбе, который мог подать лапу, точно игривый щенок, дать потрепать себя по холке. То теперь – это грозный зверь, с устрашающим рыканьем бросающийся на железные прутья. Непосвященному работа заведующего вольерным комплексом Тебердинского биосферного заповедника Кеккеза Семенова покажется очень простой. Ну, кормит человек медведя, льва, что ж тут такого удивительного? Понятное дело, что давать пищу хищнику может только тот человек, к которому он привык, следовательно, тебердинские косолапые мишки, волки, зубры, лев и Кеккез давно и хорошо знакомы. Тем не менее простота эта кажущаяся, ибо одно дело – приходить в заповедник посетителем, совсем другое – ухаживать за животными.
Вроде совсем недавно наша газета писала о львенке Симбе, который мог подать лапу, точно игривый щенок, дать потрепать себя по холке. То теперь – это грозный зверь, с устрашающим рыканьем бросающийся на железные прутья. В ответ на наши страхи Кеккез лишь рассмеялся: “Симба – славное животное. А как иначе? В старинном английском издании “Естественная история” Плиния сказано: “Лев – единственный среди диких зверей милостиво обращается с теми, кто смиряется перед ним, и он не станет трогать покорившегося, а пощадит простершуюся перед ним на земле тварь. Как ни свиреп он, и как ни жесток в других случаях, он обращает ярость сперва на самца и только во вторую очередь на самку, а детенышей вообще не трогает, разве что в состоянии крайнего голода…”
– Звери как люди, – продолжает свой рассказ Кеккез, – я здесь работаю с 1980 года, так что многого насмотрелся, многое узнал. Так вот одни звери – ленивые, другие – непоседы. Одни любят ясный день, для других непогода –праздник. Кого-то из зверей надо уговаривать, чтобы отведал необычного лакомства, а кто не привык раздумывать, когда ему делают приятное предложение. Одним подают овощи в естественном виде, другим – прямо в виде салата.
В день нашего приезда Кеккез кормил медведей.
– На завтрак у косолапых – яблоки, груши из сада, комбикормовая каша, на обед- мясо, корнеплоды…, – поясняет Семенов, пытаясь одновременно урезонить посетителей, также желающих чем-либо угостить мишек.
– Публика быстро теряет ко льву, грифам, зубру интерес, потому что чтобы вывести их из себя, подвигнуть на какой-нибудь выкрутас, нужно немало времени, а на медведей можно смотреть без конца, потому что они смешат людей- передразнивают их, танцуют вальс задом наперед, выклянчивают лакомства… Словом, никогда не покидают сцену…
Животные быстро привыкают к заведенному порядку, ждут своих смотрителей терпеливо и нетерпеливо в то же время. Покормив медведей, Семенов направляется к выдрам.
– Их недавно завезли к нам из Санкт-Петербургского заповедника, но освоились они у нас довольно быстро, правда, радость при встрече проявляют лишь к тем, кто за ними смотрит, – смеется Кеккез.
Посетив вольеры, как ни странно, испытываешь не жалость к зверям, находящимся в клетках, не сострадание, а любовь, нежность, глядя на их красоту, их неповторимость и ценность, как носителей жизни, как уникальных индивидуальностей…

Аминат ДЖАУБАЕВА.
НА СНИМКЕ: Кеккез СЕМЕНОВ.
Фото Таулана ХАЧИРОВА.

Поделиться
в соцсетях