Человек на старом фото

25 марта в 06:26
 просмотров

Совет старейшин аула Хумара Карачаевского района обратился ко мне с просьбой записать все, что знает известный сказитель Мурат Джегутанов, и сделать из этого книгу. Мурату 85 лет, но ясность ума у него, как у молодого. И знает этот удивительный человек очень многое: историю аула, историю семей, живущих в Хумаре… Я с удовольствием согласился на эту работу.
И вот в процессе подготовки книги я случайно обнаружил у жительницы Хумары Зои Меджидовны Шкилевой (в девичестве – Джегутановой) фотографию 1924 года, на которой изображена группа людей, среди которых – Курман Курджиев, Яков Балахонов, Абдулах Тлюняев, Нарик Джегутанов, Курман-Али Казов и другие. Жаль только, что на сегодняшний день известны фамилии только 30 человек из 44-х. Их мы нашли в архивах республиканского краеведческого музея. Там же, в музее, мы узнали, что на фото запечатлены представители Карачаево-Черкесии – слушатели Коммвуза и других столичных вузов, собравшиеся на своем землячестве.

Конечно, многие хорошо знают Курмана Курджиева, Якова Балахонова. О них написано немало. А я хочу рассказать о Нарике Джегутанове.

Совет старейшин аула Хумара Карачаевского района обратился ко мне с просьбой записать все, что знает известный сказитель Мурат Джегутанов, и сделать из этого книгу. Мурату 85 лет, но ясность ума у него, как у молодого. И знает этот удивительный человек очень многое: историю аула, историю семей, живущих в Хумаре… Я с удовольствием согласился на эту работу.
И вот в процессе подготовки книги я случайно обнаружил у жительницы Хумары Зои Меджидовны Шкилевой (в девичестве – Джегутановой) фотографию 1924 года, на которой изображена группа людей, среди которых – Курман Курджиев, Яков Балахонов, Абдулах Тлюняев, Нарик Джегутанов, Курман-Али Казов и другие. Жаль только, что на сегодняшний день известны фамилии только 30 человек из 44-х. Их мы нашли в архивах республиканского краеведческого музея. Там же, в музее, мы узнали, что на фото запечатлены представители Карачаево-Черкесии – слушатели Коммвуза и других столичных вузов, собравшиеся на своем землячестве.

Конечно, многие хорошо знают Курмана Курджиева, Якова Балахонова. О них написано немало. А я хочу рассказать о Нарике Джегутанове.
Нарик Сафралиевич родился в 1895 году в ауле Хумара. В том же году умер его отец. Мать осталась одна с тремя малолетними детьми – Эреджибом, Меджидом и Нариком. Когда старшие братья повзрослели, то решили обучить грамоте младшего брата. Сначала его отдали в духовную начальную школу под руководством известного многоуважаемого имама Каспота Темирова. В 1914 году Нарик поехал к кунакам-братьям Захрабековым во Владикавказ, где одновременно и работал, и учился. Домой Нарик вернулся в 1919 году грамотным человеком и стал первым председателем сельского совета аула Хумара. В 1921 году Нарика направили на учебу в Москву в Коммунистический вуз, который горец окончил с красным дипломом. Затем последовали женитьба, работа во ВЦИК, где Нарик занимался профсоюзными вопросами.
Нарик Сафралиевич был знаком со Сталиным, Калининым, Молотовым, Буденным. У него были снимки с этими великими людьми, которые, к сожалению, не сохранились, так как во время войны родственники вынуждены были сжечь все документы и фотографии, чтобы не пострадать в период оккупации.
Нарик Сафралиевич жил и работал в Москве до 1927 года, но затем по просьбе местного руководства вернулся на малую родину, был назначен руководителем земельного комитета, для того чтобы в эти сложные, трудные для страны годы рационально использовались земли, доставшиеся новой власти, крестьянам.
В 1930 году в поселке Бавуко Буденный решил создать конный завод № 38, чтобы обеспечивать Красную Армию отборными лошадьми. Зная организаторские способности Джегутанова, Семен Михайлович назначил его директором конного завода. За пять лет, пока Нарик Сафралиевич руководил заводом, Буденный не раз приезжал сюда и благодарил Джегутанова за добросовестную работу. Он не переставал восхищаться тем, как здорово Нарик Сафралиевич самолично объезжает норовистых скакунов, как крепко и красиво, как настоящий джигит, держится в седле. Полюбоваться красивым наездником частенько собирались люди со всей округи.
И нашлись завистники, которым не давали покоя почет и слава Джегутанова. На Нарика Сафралиевича стали писать доносы, его обвинили в связи с врагами народа. Конный завод был военным объектом, и поэтому Джегутанова отдали под трибунал и приговорили к расстрелу. Нарик Сафралиевич написал кассационное письмо Михаилу Калинину, и тот, лично хорошо зная Джегутанова, заступился за Нарика, ходатайствовал о назначении более мягкого наказания. В итоге Джегутанова лишили свободы на десять лет. Он отбыл весь срок заключения, работая на лесоповале в Сибири. Но еще три года после этого ему не разрешали вернуться на родину.
Затем Джегутанов был полностью реабилитирован, его восстановили в партии и вернули все награды и льготы. Он проработал еще несколько лет в земельном комитете области. Но последствия жестокой несправедливости, унижения и издевательств болезни скоро дали о себе знать. Нарик Джегутанов умер в возрасте 73 лет, оставив о себе добрую память среди земляков…
Вглядываюсь в старую фотографию. Сорок четыре лица, сорок четыре судьбы. Как интересно узнать об остальных людях, запечатленных на снимке! Читаю список имен: Тлюняев Абдулах, Джегутанов Нарик, Коркмазов Меджид, Бегоулов Ахмат, Бегеулов Зулкарней, Байрамуков Магомед, Нартикова Лиза, Басиаева Мария, Дзюба Ильяс, Айбазов Магомет, Дзугов Инус, Ческризов Курман-Али, Санглибаев Забид, Гочияев Рамазан, Халилов Масхуд, Рябов Евгений, Курджиев Курман, Балахонов Яков, Батчаева Фариза, Петровский Петр, Абазов Шагабан, Акбаев Аубекир, Мануевский _____, Семянов Магомед, Иванова Анна, Хубиев Махмуд, Хапатов Шугаиб, Койчаев _____, Джанглибаев_____, Черненко ______. (Фамилии могли быть искажены при записи). Может быть, в этом списке или на фото кто-то узнает своих родных и близких и поведает нам интересные истории их жизни?

Д. ДАУРОВ,
заслуженный работник культуры РФ,

заслуженный журналист КЧР.

Поделиться
в соцсетях