Дорога без конца

20 мая в 08:21
7 просмотров

«Я вас любил. Любовь еще, быть может, в душе моей угасла не совсем…» Кому из нас с детства не знакомы эти пронзительные пушкинские строки! И все-таки, слушая на днях это стихотворение из уст победительницы республиканского конкурса «Лучший учитель родного языка-2014» Мадины Кушховой, я вся невольно превратилась во внимание. И немудрено – я впервые слушала Пушкина на черкесском языке! Стихотворение звучало великолепно – перевод блестяще осуществил Мухадин Бемурзов. Народный поэт КЧР, заслуженный учитель КЧР, лауреат Международной Кандуровской премии, к сожалению, ушедший от нас семь лет назад, – он был отцом Мадины.
Отец. О нем Мадина Мухадиновна может говорить бесконечно. И сколько же в ее словах любви, сколько тепла и нежности! Отец 36 лет проработал в Али-Бердуковской школе учителем родного языка и литературы (именно он написал текст гимна этой школы). Прекрасно знал обычаи, традиции черкесского народа, тонко чувствовал родной язык.
«Я вас любил. Любовь еще, быть может, в душе моей угасла не совсем…» Кому из нас с детства не знакомы эти пронзительные пушкинские строки! И все-таки, слушая на днях это стихотворение из уст победительницы республиканского конкурса «Лучший учитель родного языка-2014» Мадины Кушховой, я вся невольно превратилась во внимание. И немудрено – я впервые слушала Пушкина на черкесском языке! Стихотворение звучало великолепно – перевод блестяще осуществил Мухадин Бемурзов. Народный поэт КЧР, заслуженный учитель КЧР, лауреат Международной Кандуровской премии, к сожалению, ушедший от нас семь лет назад, – он был отцом Мадины.
Отец. О нем Мадина Мухадиновна может говорить бесконечно. И сколько же в ее словах любви, сколько тепла и нежности! Отец 36 лет проработал в Али-Бердуковской школе учителем родного языка и литературы (именно он написал текст гимна этой школы). Прекрасно знал обычаи, традиции черкесского народа, тонко чувствовал родной язык. Он был очень отзывчивым, светлым и мудрым человеком, неслучайно за советом в сложной ситуации, разрешением споров аульчане шли именно к нему. А еще в дом Бемурзовых односельчане приходили за книгами, каких не было ни в школьной, ни в сельской библиотеке – в книжных шкафах Мухадина Хамидовича мировая классика соседствовала со сборниками черкесских писателей и поэтов, художественная литература перекликалась с исторической, краеведческой… У него было очень много друзей, и не только в Карачаево-Черкесии, но и в Кабардино-Балкарии, Адыгее. Порой в гости к Бемурзовым приезжали целыми автобусами, и Мадина помнит, как хлебосольно встречали их родители, как улицей – родственники, соседи, друзья – принимали приезжих… Отец был интересным, общительным человеком. А еще он был поэтом.
– Я хорошо помню, когда впервые меня глубоко тронуло отцовское стихотворение. Это было в четвертом классе. Стихотворение называлось «Старость» и было посвящено дедушке отца по материнской линии. Помню, я читала его и плакала. Строки о тяжелой доле стариков, об их одиночестве просто потрясли меня. Я выучила это стихотворение наизусть…
 А потом она заучивала на память еще множество стихотворений отца. Они стали для Мадины своеобразным жизненным компасом. Они помогали ей взрослеть, четко обозначив нравственные ориентиры (как не вспомнить, к примеру, строки из «Сосруко» «Жизнь всегда кончается смертью, дважды умирает только трус» или из «Силы слова»: «Рана от слов не заживает»?), находить ответы на трудные вопросы, влияли даже на выбор книг, которые она читала.
– Например,- вспоминает Мадина Мухадиновна, – когда я прочла стихотворение отца – отклик на «Громовой гул» Михаила Лохвицкого, я сама взялась за эту книгу, потрясшую отца…
Она и учителем родного языка стала, как папа. Впрочем, педагогическая стезя для Мадины, кажется, была уготована самой судьбой.
– Я родилась в семье педагогов, – рассказывает М. Кушхова. – Моя мама, Зурият Умаровна Бемурзова, была сначала учителем начальных классов в той же Али-Бердуковской школе, затем учителем истории и обществоведения, завучем по учебной работе. И в нашем доме царила особая атмосфера, здесь постоянно обсуждались проблемы образования, воспитания, родители по-настоящему жили школой, я видела в их глазах радость от работы, которой они занимались. А потому в детстве со старшей сестрой Зулетой мы тоже постоянно играли в школу. А когда выросли, стали педагогами. Обе – учителя родного языка и литературы в родной Али-Бердуковской школе. И мой старший брат Зураб имеет непосредственное отношение к родному языку – работает журналистом в республиканской газете «Черкес хэку», как и отец, пишет стихи…
Первый раз в первый класс Мадина пошла в 1990-м.
– В тот год, – вспоминает Мадина Мухадиновна, – в нашей школе было три первых класса. Два занимались по обычной программе. А наш стал экспериментальным. Обучение в нем велось на родном, черкесском, языке. Инициатором этого эксперимента, который проводился впервые, стал мой отец. Он же разработал программу, привез нужные учебники из Кабардино-Балкарии. А вела класс моя мама. Внимание к нам со стороны министерства образования, районного отдела образования было повышенное: постоянные открытые уроки, проверки… Многие боялись, что этот эксперимент не оправдает себя. Однако из трех параллелей именно наш класс (более двадцати человек) учился лучше всех. У нас было девять отличников и всего два троечника. Всю начальную школу мы учились на черкесском, что не мешало нам осваивать азы русского языка. И в пятом классе мы безболезненно перешли на обычную программу. В итоге по окончании школы в нашем классе было три золотых и три серебряных медалиста. С «тройками» аттестаты получили только два или три выпускника. Эксперимент оказался успешным. Он многие годы продолжался в черкесских аулах. Но постепенно эта работа сошла на нет – не стало отца, который по сути координировал проект, перестали завозить необходимые учебники… А жаль. Ведь ни для кого не секрет, что сегодня в начальных классах сельских школ, когда дети не могут понять тот или иной материал по математике или иному предмету, учитель то и дело переходит с русского на родной язык и обратно, чтобы малыши усвоили тему.
Воспоминания Мадины Мухадиновны плавно переходят в раздумья по поводу того, чему и как надо учить детей. Невольно обращаю внимание на ее чистейший русский. И она улыбается:
– А тут ничего удивительного нет. Я очень положительно отношусь к двуязычию, к диалогу культур, потому что это только обогащает нас. И если ребенок на моем уроке написал эссе на русском, только похвалю его за это. Но эссе должно быть написано на чистом русском языке. Я – за чистоту языка. Этому меня научил отец. Помню, в детстве как-то рассказывала ему что-то на черкесском. И ввернула русское «вдруг». Отец нахмурился и сказал: «Не делай так. Никогда не смешивай языки!» И он был прав. Ведь смешивая слова, мы ломаем музыку языка, ломаем его красоту. Например, в черкесском языке есть пять синонимов русскому «вдруг», и каждый имеет свой оттенок. А потому зачем огрублять свою речь? Мне больно слышать, когда уже пожилые люди говорят на смешанном языке. Это значит, они не знают хорошо ни своего родного, ни русского языка!
А чтобы ее ученики знали хорошо родной язык, чтобы научились самостоятельно мыслить, Мадина Кушхова постоянно находится в творческом поиске. Она проводит нестандартные уроки, заочно отправляясь с ребятами в интересные путешествия, в ту или иную сказку и т. д. Ее ученики пишут рефераты, эссе по прочитанным произведениям, готовят презентации, исследовательские проекты, выпускают стенгазеты. Читательские конференции, предметные вечера, различные конкурсы, диспуты, КВНы, экскурсии к местным достопримечательностям – энергии Мадины Мухадиновны хватает на многое. Даже на то, чтобы провести на базе родной школы районный фестиваль «Язык мой – душа моя».
– А каждый день вечером после работы, – делится секретом педагог, – я созваниваюсь с мамой, и мы вместе анализируем мои уроки, внеклассные занятия. Что удалось, а что – не очень. На что стоит обратить побольше внимания. Мама ушла из школы, проработав в ней 38 лет, по состоянию здоровья три года назад, но душой она по-прежнему там. Не успею с ней поделиться идеей проведения какого-то очередного мероприятия, у мамы сразу же по этому поводу масса предложений. Будет ночь не спать, чтобы придумать что-то интересное, оригинальное…
Вот такой надежный у Мадины тыл. А еще всегда поможет, поддержит сестра Зулета, которая в школе ведет еще и драматический кружок «Родник».
– У нас такие талантливые старшеклассники, – не без гордости говорит Мадина Мухадиновна. – Просто настоящие артисты! И без членов «Родника» не обходится ни один праздник!
Стоит ли удивляться, что ученики такого учителя успешно выступают на различных конкурсах, олимпиадах? Так, в этом году ученица Кушховой Аминат Тлимахова (10 кл.) заняла второе место на республиканской олимпиаде по родному языку. Другая ученица – Даяна Жужуева (5 кл.) стала призером в конкурсе на лучшее сочинение «Мой родной аул», организованном фондом Юрия Калмыкова.
При этом Мадина Мухадиновна, кстати, мама троих замечательных сыновей, – еще и руководитель школьного методобъединения учителей родного языка. Она – рецензент учебников-хрестоматий по черкесской литературе для 3 и 9 классов, соавтор учебника-хрестоматии для 11 класса.
– Проблем с учебниками по родной литературе у нас сегодня нет, – говорит М. Кушхова. – А вот с учебниками по родному языку большие сложности. В нашей республике они не издаются. Приходится покупать в Кабардино-Балкарии. Процесс замены старых учебников новыми идет очень медленно. А ведь требование сегодняшнего дня – работа по учебной литературе, соответствующей современным образовательным стандартам. Решение проблемы, на мой взгляд, в издании таких учебников у нас в КЧР своими силами…
К слову, об учебниках. В свое время хрестоматии-учебники по черкесской литературе для 9 и 11 классов составил отец Мадины. И мы опять говорим о Мухадине Хамидовиче.
– Знаете, – задумчиво делится педагог. – Отца любили, уважали очень многие. И сегодня меня, мою сестру, брата, хоть мы уже давно взрослые люди и каждый чего-то добился в жизни, все равно в первую очередь воспринимают как детей Мухадина Бемурзова. Доброе отношение к нему переносится на нас. Словно отец продолжает нас опекать, заботиться о нас…
Она замолкает… А потом звучит Пушкин на черкесском. А еще есенинское «Отговорила роща золотая…» Бемурзов переводил также Лермонтова, Блока… Мухадин Хамидович хорошо знал и любил русскую классику и хотел, чтобы она звучала и на его родном, черкесском, языке. А из адыгских поэтов он больше всего любил Али Шогенцукова…
Между прочим, именно после открытого урока по творчеству этого замечательного поэта, который Кушхова дала на районном семинаре по родному языку, ей предложили участвовать в республиканском конкурсе «Лучший учитель родного языка -2014». И, конечно же, на конкурсе свой мастер-класс она подготовила по творчеству Мухадина Бемурзова, автора поэтических сборников «Снег на солнечной стороне», «Что значит быть адыгом», «Ты моя песня» и т.д.
– Как-то отец написал стихотворение, – говорит Мадина Мухадиновна, – в котором выразил надежду, что повторится в чем-то хорошем в своих потомках. В завершение мастер-класса я прочла это стихотворение, и затем моя племянница Даяна Жужуева (внучка Мухадина ) спела песню «Мой язык» на стихи Зураба Бемурзова (сына Мухадина) и под эту песню станцевал мой сын – Роман Кушхов…
Как все-таки замечательно, когда у человеческой жизни есть достойное продолжение..

 Фото автора.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях