«В тылу мы работали на износ…»

24 июня в 05:10
 просмотров

Если мы знаем все о войне, и эти знания сопровождают по жизни нас со школьного порога, то откуда же эта щемящая тоска и гордость до спазм в горле, когда звучит песня-гимн народному подвигу «Вставай, страна огромная»? Откуда грусть, от которой никуда не деться, когда из-под вороха современных глянцевых фотографий вдруг выглянет пожелтевшее военное фото с молодыми лицами солдат, отдавших жизнь за Родину? Нет, последнее слово о Великой Отечественной войне еще не сказано…
Мы сидим в уютной гостиной просторной ухоженной квартиры ветерана войны и труда, 90-летней жительницы Карачаевска Нины Александровны Пащаевой, и я поневоле преклоняюсь перед ее жизнелюбием, светлым умом и отменной памятью, которую пощадили годы. Старожил города, она – живая его история, и как работник тыла в годы войны внесла свой скромный, но, безусловно, необходимый вклад в дело Победы. И если где-то «у мартеновских печей не смыкала наша Родина очей», а из заводских цехов выходили новые танки, артиллерийские орудия и снаряды, созданные руками женщин и подростков, то юная Нина Лукошина по 12 часов в сутки стояла у чесально-валяльного станка, изготавливая для фронтовиков валенки.

Если мы знаем все о войне, и эти знания сопровождают по жизни нас со школьного порога, то откуда же эта щемящая тоска и гордость до спазм в горле, когда звучит песня-гимн народному подвигу «Вставай, страна огромная»? Откуда грусть, от которой никуда не деться, когда из-под вороха современных глянцевых фотографий вдруг выглянет пожелтевшее военное фото с молодыми лицами солдат, отдавших жизнь за Родину? Нет, последнее слово о Великой Отечественной войне еще не сказано…
Мы сидим в уютной гостиной просторной ухоженной квартиры ветерана войны и труда, 90-летней жительницы Карачаевска Нины Александровны Пащаевой, и я поневоле преклоняюсь перед ее жизнелюбием, светлым умом и отменной памятью, которую пощадили годы. Старожил города, она – живая его история, и как работник тыла в годы войны внесла свой скромный, но, безусловно, необходимый вклад в дело Победы. И если где-то «у мартеновских печей не смыкала наша Родина очей», а из заводских цехов выходили новые танки, артиллерийские орудия и снаряды, созданные руками женщин и подростков, то юная Нина Лукошина по 12 часов в сутки стояла у чесально-валяльного станка, изготавливая для фронтовиков валенки.

– Отец погиб на фронте, а мы с мамой и сестренкой Катей жили почти до конца войны на Бойне – отдаленном районе города, а наш валяльно-войлочный цех при райбыткомбинате находился в центре тогдашнего Микоян-Шахара. И поскольку до дома после смены было добираться далеко, мы укладывались спать тут же в цехе, – вспоминает Нина Александровна. – Работали мы на износ, и к концу смены еле держались на ногах!
На запястье ее руки я за-мечаю застарелые рубцы от шрамов – след от производственной травмы. Руку засосал чесальный станок, и, как с благодарностью говорит Н. Пащаева, если бы не искусство хирурга от Бога Петра Михайловича Баскаева, она бы могла лишиться кисти руки.
Нина Александровна, как и все старожилы города, пережила и немецкую оккупацию, которая длилась с лета 1942 года по январь 1943-го, и восстановительные работы после ухода фашистов, и душа ее разрывалась от боли, когда карачаевцев, с которыми их семья делила общие невзгоды и лишения, в одночасье на «студебеккерах» увозили в неизвестность…
Потом наступил «грузинский период», и город стал носить название Клухори. Кстати, про этот период нашего города написано скупо и как-то вскользь. Но жизнь ведь в нем все равно продолжалась! И в маленьком Клухори, входившем в состав Грузинской ССР, работа под девизом «Все – для фронта, все – для Победы!» до конца войны была смыслом жизни горожан, как и для всей огромной державы.
– Со мной вместе трудились в основном молодые девчата. Не знаю уже, кто это придумал, но во время упаковки готовой продукции мы стали вкладывать в валенки письмо неизвестному бойцу, чаще с фотографией. И что интересно, ответные солдатские треугольники с фронта, если и не посыпались, но многие из нас стали их получать. Мне пришло письмо от будущего мужа Василия Пащаева.
Ее суженый, кавалер ордена Отечественной войны I степени Василий Данилович Пащаев освобождал Кавказ, затем дошел с боями до Польши. С Ниной Лукошиной они вели оживленную переписку, но после окончания войны письма вдруг прекратились. И что только не передумала тогда Нина: может, письма, которые она отсылала на фронт, были для него лишь отдушиной в тяжелой окопной жизни, а потом необходимость в них просто отпала? А вдруг нашел другую подругу или создал семью?
– Я уже отчаялась получить письмо от Васи, как вдруг в один из дней осени 46-го вбегает в цех запыхавшаяся подруга: «Нина, к вам домой какой-то солдат приехал! Да такой красавец!». Я со всех ног домой, а у калитки стоит мой суженый с «иконостасом» орденов и медалей на груди. Вот вам и фронтовые валенки!
Они расписались в Клухорском загсе 5 октября 1946 года. Нина Александровна бережно хранит их свидетельство о браке на русском и грузинском языках. Мужа с его отличным послужным списком сразу же взяли на работу в городскую милицию, где он долгие годы являлся освобожденным секретарем партийной организации. Нина Александровна трудилась рядом, во вневедомственной охране. В 46-м они получили квартиру в «милицейском» доме сталинской постройки. С мужем они прожили душа в душу свыше 40 лет, вырастили прекрасную дочь, про таких говорят: они жили счастливо и умерли в один день. К сожалению, в 1988 году Василия Даниловича не стало – сказались старые фронтовые раны. Дочь Наталья с семьей проживает в далеком северном Лангепасе, где они с мужем работают на нефтепромыслах.
Каждое лето они с внуком Колей наведываются к Нине Александровне в Карачаевск, и ни один их отпуск не обходится без того, чтобы не обиходить квартиру – то крупный ремонт затеют, то что-то покрасят, побелят (их мама и бабушка не признает ни обоев, ни стеклопакетов – тогда мол, стены не дышат), то коммуникации заменят…
Сама Нина Александровна еще в состоянии поддерживать в своем доме чистоту и порядок. Летом занимается цветами в палисаднике или на овощной грядке.
Не оставляют без внимания Н. Пащаеву и городские власти, и учащиеся школ Карачаевска. Среди ее наградных удостоверений (больше всего Нина Александровна дорожит медалью «За доблестный труд») особняком лежат ежегодные поздравительные письма В. Путина и Д. Медведева по случаю Дня Великой Победы. В одном из них написано: «Ваша вера в правое дело, любовь к Родине всегда будут для нас образцом нравственности и патриотизма, духовной крепости».

НА СНИМКЕ: Н. ПАЩАЕВА.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях