Богатство Юсуфа Хакунова

17 сентября в 10:05
46 просмотров

Эту миниатюрную книгу ­- «Венок поэту» в семье Мухамеда Хакунова хранят как дорогую реликвию. Изданная Ставропольским книжным издательством в 1976 году, она вобрала в себя стихи известных поэтов, посвященные Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Есть здесь и стихотворение отца Мухамеда, члена Союза писателей России Юсуфа Айсовича Хакунова:
            «Когда гляжу на горные вершины,
            То всякий раз мне чудится, что ты
            Идешь, летишь путем своим орлиным
            И видишь нас с той гордой высоты.
            За годы странствий, всей душою ясной
            Ты полюбил наш маленький народ.
            Его отвага россыпью алмазной
            В твоих твореньях светится, живет…»

Как рассказывает Мухамед, отец очень любил творчество Лермонтова. И именно оно подвигло черкесского мальчика однажды взяться за перо и самому начать писать стихи. Детские опыты были, конечно, далеки от совершенства и очень подражательны, но в них уже чувствовалась тонкая поэтическая душа автора. Автора, которому так близки и понятны были лермонтовские образы. Эту миниатюрную книгу ­- «Венок поэту» в семье Мухамеда Хакунова хранят как дорогую реликвию. Изданная Ставропольским книжным издательством в 1976 году, она вобрала в себя стихи известных поэтов, посвященные Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Есть здесь и стихотворение отца Мухамеда, члена Союза писателей России Юсуфа Айсовича Хакунова:
            «Когда гляжу на горные вершины,
            То всякий раз мне чудится, что ты
            Идешь, летишь путем своим орлиным
            И видишь нас с той гордой высоты.
            За годы странствий, всей душою ясной
            Ты полюбил наш маленький народ.
            Его отвага россыпью алмазной
            В твоих твореньях светится, живет…»

Как рассказывает Мухамед, отец очень любил творчество Лермонтова. И именно оно подвигло черкесского мальчика однажды взяться за перо и самому начать писать стихи. Детские опыты были, конечно, далеки от совершенства и очень подражательны, но в них уже чувствовалась тонкая поэтическая душа автора. Автора, которому так близки и понятны были лермонтовские образы.
Ему ли, мальчишке, семью которого раскулачили, а отца вместе с другими мужчинами рода Хакуновых посадили в тюрьму, было не понять, к примеру, лермонтовские строки:
           Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
           Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
           Или на вас тяготит преступление?
           Или друзей клевета ядовитая?..

Ему и самому пришлось испытать на себе гонения. Оставшаяся без мужа мама Юсуфа вместе с детьми вернулась из аула Инжичишхо, куда вышла замуж, в родной аул Хабез. И здесь Юсуфа, блестяще учившегося в Инжичишхо, выгнали из школы как сына кулака. Мальчик, жаждавший знаний, в отчаянии решил искать правды… в райкоме комсомола. Но переступить райкомовский порог ребенку не хватало духа. Несколько дней подряд Юсуф приходил к райкому, и однажды заметивший его райкомовский работник, узнав, чего хочет мальчик, посоветовал ему написать письмо в обком партии. На письмо Юсуфа из Черкесска в школу приехала целая комиссия, и мальчику разрешили ходить в семилетку, поскольку «сын за отца не отвечает».
А потом были учеба в годичном учительском институте в Черкесске и возвращение в ставшую родной школу в качестве учителя. В 1939­-м, когда Юсуфу было двадцать, он женился и вместе с юной супругой Бусенат поехал вновь учиться. Теперь уже в Черкесское трехгодичное педучилище. А Бусенат поступила в медучилище. Однако времена были тяжелые. Из­-за финской войны отменили стипендии, возникли сложности с общежитием. В общем, очень скоро молодая пара поняла: из­-за финансовых проблем двоим не выучиться. И любящая Бусенат, видевшая, как горит желанием учиться ее супруг, не стала мучить выбором Юсуфа и оставила медучилище. Разве могла она тогда представить, что медиками станут четверо ее детей!
Но это будет гораздо позже. А пока… Жизнь в заботах и хлопотах, радостях и печалях шла своим чередом. Когда грянула война, Юсуфа направили в артиллерийское училище и… сразу же вернули домой. Из­-за серьезных проблем со зрением артиллерист из Хакунова не получился бы. По той же причине не взяли Юсуфа добровольцем на фронт.
Во время оккупации Хакунову пришлось прятаться от немцев по родственникам, знакомым… А как только аул освободили, он пришел в родную школу, которую оккупанты превратили в конюшню, и стал наводить в ней порядок. В это трудное время разрухи, голода он стал директором школы. Учителем же Юсуф Айсович проработал в Хабезской школе более сорока лет!
Как вспоминают аульчане, педагогом Юсуф Хакунов был, что называется, от Бога. При этом сам он никогда не переставал учиться. Заочно окончил Пятигорский педагогический институт, позже — Кабардино­-Балкарский государственный университет, книги были постоянными спутниками его жизни.
­- Я учился в четвертом классе, когда у нас стал преподавать отец, -­ рассказывает Мухамед Юсуфович. ­- И я был поражен тем, какой он, оказывается, замечательный учитель. Мы с нетерпением ждали каждого его урока. Отец был прекрасным рассказчиком. Знал множество произведений, отлично ориентировался в русской и мировой классике. Очень любил водить нас на экскурсии, и куда бы мы ни пошли, у него находилась соответствующая этой местности легенда или какая­-нибудь интересная быль или небыль.
Он и в своем творчестве часто обращался к легендам, сказаниям. Так, его первая книжка вышла в 1956 году и называлась «Адиюх». Прочитав поэму, Аслан Дауров зажегся идеей написать по ее мотивам национальную оперу. И, кто знает, может, таковая бы и родилась, если бы Аслан Алиевич не покинул землю в расцвете творческих сил. Зато осталось более десяти песен, которые Дауров сочинил на детские стихи Хакунова. И они исполнялись Большим детским хором Всесоюзного радио и Центрального телевидения. Стихотворения «Сатаней», «Одуванчик», «Удод» и другие, в переводе на русский язык, печатались во всесоюзных детских журналах.
Детей Юсуф Айсович любил искренне. Он обращался к ним не иначе, как «мой сыночек», «моя девочка», и никогда не повышал голоса даже на самых отъявленных шалопаев. Неслучайно из девяти его книг, вышедших в свет на черкесском языке, пять ­- для детей: «Одуванчик», «Как медведь украл Мастафу», «Мима», «Подснежник», «Золотой башмак».
Кстати, «Золотой башмак» написан под впечатлением от рассказов, услышанных Юсуфом в детстве. Говорят, у прадеда Юсуфа, Мастафа (а он был очень грамотным по тем временам человеком, владел арабским так же хорошо, как черкесским, трижды в своей жизни совершил хадж) была младшая сестра, которую в день свадьбы унес смерч. От девушки остался только упавший с ноги башмачок, шитый золотом. Со временем выяснилось, что башмачок этот необыкновенный ­- при приближении несчастья для семейства Хакуновых он темнел, радости – ­ светлел… Почти волшебная история из прошлого так поразила мальчика, что через годы уже взрослым человеком он вернулся к ней и написал книгу.
Да, да, несмотря на свою огромную занятость в школе, Юсуф Айсович писал много и интересно. Чего стоит его трилогия «Таинственная всадница»! А хорошим наставником в литературном творчестве стал для него Хусин Гашоков. С этим замечательным поэтом, писателем, публицистом Хакунова связывала крепкая дружба. Вместе они обсуждали любые темы, делились друг с другом тем, что волновало, тревожило…
-­ Я никогда не чувствовал со стороны отца, -­ вспоминает Мухамед Юсуфович, -­ какого­-то давления, какого­-то строгого контроля. При этом его авторитет в семье был непререкаем. Когда мы, дети, как­-то не так себя вели, маме достаточно было сказать: «Если отец узнает, стыдно вам будет», и это было своего рода ушатом холодной воды. То, что, оказывается, отец очень внимательно следил за каждым из нас, я узнал лишь в классе седьмом. Помню, у нас в гостях был Хусин Ханахович. Он часто у нас бывал, даже ночевал. И вот сидят они с отцом за столом, разговаривают. И вдруг отец зовет: «Мухамед, ну­-ка принеси свою тетрадь по литературе». Несу ему тетрадь и думаю, зачем она ему понадобилась. А он раскрывает ее на последней странице (я туда накануне переписал анкету из дневника какой­-то девочки -­ подобные дневники очень популярны были в те времена среди школьниц) и говорит: «Вот, Хусин, думал, что мой сын стихи писать начал, а тут уже -­ целая поэма». Я от стыда чуть сквозь землю не провалился. Больше подобным никогда не занимался. А стихи я на самом деле писал. Кто по молодости этим не занимается? И в них очень подражал отцу, -­ смеется Мухамед Юсуфович.
 Добрыми друзьями Юсуфа Айсовича были и Абдулах Охтов, Эффенди Капиев и его жена Наталья ­- ученая, известная литературный критик­-переводчик, Алексей Седугин — литератор-переводчик и другие. А уж молодые литераторы в Юсуфе Айсовиче находили старшего брата, доброго наставника и советчика.
– Начав свой путь в литературе, ­- вспоминает член Союза писателей России, заслуженный работник культуры КЧР Алий Черкесов, ­- я постоянно советовался с Хакуновым, который навсегда вложил в мою душу любовь к родному языку, по творческим вопросам. И не только по творческим. До отправки в армию я два­-три раза в неделю бывал в этой семье, где чувствовал себя своим, желанным. Здесь всегда царила атмосфера взаимоуважения и взаимопомощи. И стоит ли удивляться, что за советом к Хакунову обращались практически все молодые литераторы, жившие в Хабезском районе? И для всех он находил время, всем уделял внимание. Нет уже с нами Юсуфа Айсовича, а лично я к его детям и сейчас отношусь как к родным братьям и сестрам…
 Кстати, о детях. Их у четы Хакуновых было семеро. И все они выросли достойными людьми, все получили высшее образование (иное даже трудно представить в семье, где царил культ знаний), нашли свой путь в жизни. Так, старший сын, Борис, посвятил себя сельскому хозяйству, стал ученым. Но, к сожалению, рано ушел из жизни. Фатима, Римма, Владимир и Мира стали врачами. К слову, заслуженный врач КЧР Римма Дышекова (Хакунова) пишет хорошие стихи. Сатаней, как и ее отец, -­ школьный учитель. Сын Мухамед, окончив биологический факультет Майкопского университета, несколько лет проработал в школе, в том числе четыре года — директором Хабезской средней школы №2, занимался комсомольской, партийной работой, возглавлял райсовпроф. Вместе с А. Черкесовым написал учебное пособие по адыгскому (черкесскому) этикету «Адыгэ хабзэ».
Все дети Хакуновых создали прекрасные семьи. И сегодня Бусенат Ибрагимовна, с которой Юсуф Айсович в любви и согласии прожил почти шестьдесят лет и которую покинул в 1998 году, окружена любовью еще и пятнадцати внуков и внучек. Ах, как бы радовался такому богатству Юсуф Айсович, которому вчера исполнилось бы 95 лет…

Фото из семейного архива ХАКУНОВЫХ.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях