Когда приходит беда

18 сентября в 06:43
 просмотров

Звонок из Евсеевского раздался в десять утра в среду. Звонил Курман Картакаев, знакомый мне по прежним приездам в многострадальный хутор:
­- Приезжайте! У нас снова беда. Из-­за вчерашней бури многие жители остались без крыши над головой.
Накануне вечером хутор подвергся атаке стихии. То, что для многих в этой стороне стало очередным ливнем, для евсеевцев обернулось почти катастрофой.
Вскоре мы уже подъезжали к пострадавшему населенному пункту. Уже на полпути стали попадаться деревья без листьев, сломанные большие ветви, скрученный винтом дорожный баннер, поля с выбитыми посевами кукурузы и подсолнечника. На подступах к самому хутору дорогу преграждал ствол большого дерева, вырванного с корнем. Потом таких деревьев мы увидели еще немало.

Звонок из Евсеевского раздался в десять утра в среду. Звонил Курман Картакаев, знакомый мне по прежним приездам в многострадальный хутор:
­- Приезжайте! У нас снова беда. Из-­за вчерашней бури многие жители остались без крыши над головой.
Накануне вечером хутор подвергся атаке стихии. То, что для многих в этой стороне стало очередным ливнем, для евсеевцев обернулось почти катастрофой.
Вскоре мы уже подъезжали к пострадавшему населенному пункту. Уже на полпути стали попадаться деревья без листьев, сломанные большие ветви, скрученный винтом дорожный баннер, поля с выбитыми посевами кукурузы и подсолнечника. На подступах к самому хутору дорогу преграждал ствол большого дерева, вырванного с корнем. Потом таких деревьев мы увидели еще немало.

Картина разрушений была впечатляющей: во многих домах, побитых сильным градом, снесло крыши, повалило заборы, деревья вырвало с корнем, и поврежденными во многих местах оказались после бури линии электропередачи и газопровод. Сорвало, разбило и унесло ветром даже электросчетчики, установленные снаружи жилых зданий. По счастью, обошлось без жертв, но хутор в ночь остался без света и газа, и многие семьи вынуждены были просить убежище у родственников или соседей.
Люди рассказывали, что все произошло очень быстро: сначала страшно потемнело небо, потом пошли порывы сильного ветра с дождем и градом.
Мы прошлись по хутору, глядя своими глазами на последствия очередного климатического буйства. Да, евсеевцам не позавидуешь – хутор и так не блещет инфраструктурой, и вот такое случилось. Большая часть разрушенных крыш уже накрыта полиэтиленовой пленкой, но на все прорехи ее не хватает.
­- Что теперь делать, даже в голову не приходит, – сокрушается Алексей Хайрединов. Когда все произошло, он был еще на работе, за тридцать километров отсюда. Дома оставались жена и трое маленьких детей.
­- После звонка жены я слышал в трубке, как громко плачут дети, они очень испугались, -­ говорит Алексей. Его почти построенный новый дом (строил по кирпичику сам, соседи тоже помогали) наполовину разрушен. Нет крыши, части стены, и как теперь это исправить, Алексей пока даже не знает. Зато в семье прибавление – приютили сестру жены с детьми.
Те перебрались в ночь из своего полуразрушенного коттеджа, и тоже в растерянности – что же делать дальше? Живут сейчас все в накрытом пленкой старом здании ­- один порыв ветра, и все будет голым.
Рядом – семья Ибрагимовых. Они в таком же положении – рядом с их ветхим жилищем был уже готов новый дом. Теперь он снова будет строиться. Джамбулат сокрушается – почти десять лет работы, где теперь деньги брать на все это?
­- Я хочу дверь закрыть, а он меня так толкает, что прямо об стенку бьет, -­ рассказывает о своем поединке с ветром его пожилой отец Николай Ибрагимов. – Так я и не смог ничего поделать, ветер меня победил. Воды налило много внутрь.
Да что там дверь! От неподалеку расположенной кошары буря за 300 метров укатила стокилограммовые рулоны прессованного сена.
Кумысхан Истуганова с мужем, четырьмя детьми и стариками тоже провели ночь у соседей:
­- Успели только спрятаться в кухне, погром слышали уже оттуда. Повредило много чего: крышу, большую часть дома, забор…
Зухра Курмангулова о своей семье может сказать то же самое.
Здесь замечу, что для всех евсеевцев характерны настоящие добрососедские отношения и взаимовыручка. Русские и ногайцы чужды принципа «моя хата с краю», и беда одного – дело каждого.
Часть крыши и даже электросчетчик со стены смахнуло порывом и у Татьяны Олейниковой. Во дворе -­ мусор, куски шифера.
– Вчера призжали сотрудники МЧС, все осмотрели, сказали, что скоро нам помогут, -­ говорит она. ­- Газовики-­молодцы, приехали с утра, вкалывают. Электриков пока нет, ждем.
Работники газовой службы Адыге-­Хабльского района прибыли в составе 15 человек. С ними – 5 единиц техники.
По словам заместителя начальника службы Султана Наптугова, пострадало от непогоды пять аулов эрсаконского куста и соседний аул Эркин­-Юрт, но самые значительные повреждения здесь, в Евсеевском.
Ближе к обеду подъехали работники из Адыге­-Хабльских РЭС. Им тоже работы хватало.
­- Катастрофы, слава Богу, нет, но повозиться придется. Работать будем допоздна, -­ сообщил машинист Александр Попов, помогая электрикам распутывать провода.
Ближе к ночи я позвонила в Евсеевский. Свет и газ у людей уже были.
­- Огромное всем спасибо за своевременную помощь, -­ слова благодарности звучали в адрес всех оперативно сработавших служб и администрации района.
Теперь у многих из жителей хутора Евсеевский осталась главная забота – как возместить ущерб хозяйству, где взять деньги на ремонт, чтобы восстановить крышу над головой? Ведь работу они находят на стороне, зарабатывают не Бог весть сколько, своими руками улучшают быт, как могут. И каждый раз, когда приходит беда, не падают духом.

Фото Р. БЕЖЕНОВА.

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях