К нему приезжали в ожидании чуда…

26 сентября в 05:55
1 просмотр

«На середине свой рассказ прерву, ведь жизнь – она изменчивей погоды…» – сказал великий Расул Гамзатов.
Действительно, жизнь непредсказуема. Еще вчера он стоял за операционным столом, а нынче в честь талантливого хирурга Амирбия Хасанова его именем называют больницу, устанавливают мемориальную доску.
– Он был хирургом Божьей милостью, – скажет, открывая траурный митинг, глава администрации Малокарачаевского района Рамазан Байрамуков, – а кому многое дано, с того многое и спросится, потому что божий дар не только подарок, но и бремя. Он требует от человека всего: времени, умения, отказа от многих обычных радостей. И Хасанов до конца своих дней отдавал все: умение, здоровье, время – своему любимому делу.
– В Учкекене Хасанов стал работать с 1962 года. С первых же дней работы ему повезло на учителя, – отметил в своем выступлении главный врач Малокарачаевской районной больницы Аубекир Чотчаев, – им стал один из крупнейших и интереснейших людей того времени хирург Петр Баскаев. А потом он сам стал наставником молодых хирургов.

«На середине свой рассказ прерву, ведь жизнь – она изменчивей погоды…» – сказал великий Расул Гамзатов.
Действительно, жизнь непредсказуема. Еще вчера он стоял за операционным столом, а нынче в честь талантливого хирурга Амирбия Хасанова его именем называют больницу, устанавливают мемориальную доску.
– Он был хирургом Божьей милостью, – скажет, открывая траурный митинг, глава администрации Малокарачаевского района Рамазан Байрамуков, – а кому многое дано, с того многое и спросится, потому что божий дар не только подарок, но и бремя. Он требует от человека всего: времени, умения, отказа от многих обычных радостей. И Хасанов до конца своих дней отдавал все: умение, здоровье, время – своему любимому делу.
– В Учкекене Хасанов стал работать с 1962 года. С первых же дней работы ему повезло на учителя, – отметил в своем выступлении главный врач Малокарачаевской районной больницы Аубекир Чотчаев, – им стал один из крупнейших и интереснейших людей того времени хирург Петр Баскаев. А потом он сам стал наставником молодых хирургов.

Это был поистине самородок, каких очень мало порождает наш вроде бы просвещенный век, и потому есть повод, к великому сожалению, печальный, рассказать о его удивительной жизни, о судьбе его наследия. А оно, можно сказать, бесценно.
Доктор медицинских наук, профессор, в его нелегкой работе как-то само самой получилось, что именно больные с тиреотоксикозом обращались к нему, концентрировались в его палатах. Методы лечения, диагностика этого патологического процесса были в то время областью малоизученной. Обдумывая, как исправить положение, Хасанов проявляет неожиданный исследовательский талант.
Бесчисленные опыты в лабораториях мединститутов Ставрополя и Саратова, Пятигорского научно-исследовательского института курортологии и физиотерапии и фундаментальные исследования привели к открытию определенных закономерностей в лечении и профилактике тиреотоксикоза.
Маленькое отделение в Учкекене со временем стало родоначальником принципиально новых методов лечения, которые разработал Хасанов. Авторские свидетельства на более чем 30 изобретений, множество статей, книги «Хирургическое лечение тиреотоксического зоба» и более 15 тысяч операций на щитовидной железе.
– Он не отказывал никому, брал на операцию всех подряд, – утверждает имам с. Учкекен Мухаммат Эркенов, – «брал»    не то слово, иногда приезжали больные, которым, кроме Хасанова, никто не мог помочь.
В этот день только и слышно было отовсюду: «Амирбий Зекерьявич оперировал мою мать», «Он спас мою сестру, у которой был запущенный зоб. А нужно ли объяснять, что это такое? Бессонница, тремор, нагрузки на сердце – 160-200 ударов в минуту, кислородное голодание…»
Доктор сохранил не только всех больных, в его практике не было ни единого случая постоперационного специфического осложнения. А ведь шея – средоточие жизненно важных артерий. Операции на ней чреваты парезом голосовых связок, появлением судорог…
О принципиально ином подходе, ином методе лечения, о переходе отрасли в иное качество благодаря Хасанову говорили в этот день многие и по-разному: и заместитель министра здравоохранения КЧР Тамара Кипкеева, и депутат райсовета Ислам Борлаков, и другие.
…В Учкекенскую районную больницу люди приезжали, ожидая чуда. И обретали его. И посему открытие мемориальной доски – не только дань памяти замечательному хирургу, подлинному интеллигенту в изначальном смысле этого понятия, но и масштабу его личности, творимого им дела.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях