Владимир Путин: «Педагог – властитель дум молодёжи…»

28 октября в 07:31
 просмотров

Мы уже рассказывали в нашей газете, что в Пензе прошел форум «Качественное образование во имя страны». От Карачаево-Черкесской Республики в его работе приняли участие активист Общероссийского народного фронта в КЧР Абрек-Заур Джендубаев, проректор по научной работе Северо-Кавказской ГГТА, член регионального штаба ОНФ в КЧР, доверенное лицо Президента РФ Виктор Китаов, директор колледжа индустрии питания, туризма и сервиса в г. Черкесске, и член регионального штаба ОНФ в КЧР Владимир Гофман, учитель иностранного языка СОШ №1 пос. Медногорского.
В малом зале Дома профсоюзов Виктор Китаов рассказал о беседе с Владимиром Путиным, принявшим участие в работе форума. У всех участников была равная возможность напрямую пообщаться с главой государства и высказать свое предложение. Как основная была отмечена проблема родителей, названная «философией раба», порождающая потребительское отношение к образовательной функции государства, незнание родителями азов воспитания детей: «Прервалась традиция семейного обучения, нет правовых механизмов, заставляющих родителей заниматься воспитанием детей». Другие участники заострили внимание на сохранении российской идентичности: «Современная глобализация является для нас вызовом, это может стереть нашу идентичность, надо при помощи новых программ и курсов прививать любовь к России». Мы уже рассказывали в нашей газете, что в Пензе прошел форум «Качественное образование во имя страны». От Карачаево-Черкесской Республики в его работе приняли участие активист Общероссийского народного фронта в КЧР Абрек-Заур Джендубаев, проректор по научной работе Северо-Кавказской ГГТА, член регионального штаба ОНФ в КЧР, доверенное лицо Президента РФ Виктор Китаов, директор колледжа индустрии питания, туризма и сервиса в г. Черкесске, и член регионального штаба ОНФ в КЧР Владимир Гофман, учитель иностранного языка СОШ №1 пос. Медногорского.
В малом зале Дома профсоюзов Виктор Китаов рассказал о беседе с Владимиром Путиным, принявшим участие в работе форума. У всех участников была равная возможность напрямую пообщаться с главой государства и высказать свое предложение. Как основная была отмечена проблема родителей, названная «философией раба», порождающая потребительское отношение к образовательной функции государства, незнание родителями азов воспитания детей: «Прервалась традиция семейного обучения, нет правовых механизмов, заставляющих родителей заниматься воспитанием детей». Другие участники заострили внимание на сохранении российской идентичности: «Современная глобализация является для нас вызовом, это может стереть нашу идентичность, надо при помощи новых программ и курсов прививать любовь к России». Особо подчеркивалось, что духовность и культура формируются всем контекстом жизни – от телепередач до языка, на котором зафиксированы рекламные вывески, совершенствование должно быть направлено не только на то, чтобы россиянин получил современные знания, но и в своем самосознании закрепил систему духовных, нравственных и культурных ценностей.
На пленарном заседании, рассказал Виктор Абдулахович, Президент России подчеркнул, что за последние годы улучшилась инфраструктура образования, отремонтировано значительное количество школ, построены спортивные площадки, появились современные компьютерные классы. Вырос и социальный статус, и зарплаты учителей. Результатами широкого, открытого диалога уже были решения о введении школьной формы и проведении во всех школах итогового сочинения, о разработке концепции нового учебного комплекса по отечественной истории. Тем не менее постоянно появляются новые технологии и даже новые профессии. Следует приложить все усилия, чтобы качественно преподавать, чтобы ответить на вызовы времени и подготовить будущих граждан и специалистов для нашей страны так, как этого требует сегодняшний день.
«Сейчас непростое время для преподавателей, – отметил Президент страны, – потому что поток информации такой, что очень трудно выполнять функцию «властителя дум молодёжи». Что мы наблюдаем? Всплеск, в некоторых местах во всяком случае, национализма, утрату семейно-нравственных ценностей, культурных традиций, идентичности. Это добром не заканчивается. Очевидно, что миссия школы – задавать ориентиры, которые определяют поступки, решения, выбор целей».
Именно поэтому Владимир Путин счел востребованным обсуждение серьёзных инициатив в сфере образования на площадке Общероссийского народного фронта. «У нас есть технологии, которые позволяют решать задачу формирования мировоззрения российской идентичности, задачу подготовки кадров, которые обеспечивают не просто импортозамещение, а опережающее импортозамещение, задачу достижения лидерства в опережающих отраслях развития науки и экономики».
Но есть и проблемы, и их тоже озвучивали участники форума, в частности Станислав Говорухин: «Знаете, когда мы в советских газетах читали, что американские школьники не могут найти на географической карте свою Родину, мы недоверчиво улыбались, говорили про себя: «А, это пропаганда, довольно неуклюжая».
 Прошло несколько лет, приходит ко мне девочка из театрального училища, я спрашиваю: «А ты откуда?» «Мы на Чукотке жили, только что приехали в Москву». А у меня за спиной карта три на четыре, огромная, я говорю: «Ой, слушай, а где это твоя Чукотка находится, покажи-ка мне на карте». Минут десять она ползала по континентам, так и не нашла. В этом смысле мы Америку уже, как видите, перегнали.
Учитель прочёл в четвёртом классе стишок из Пушкина: «Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая; ямщик сидит на облучке в тулупе, в красном кушаке». Из всего стихотворения дети поняли только два-три слова: летит, сидит, пушистые. Значит, и Пушкин им уже недоступен, а это фундамент. А что же тогда Гоголь или Лесков? Это вообще интегральное исчисление для них. Но это дети. А их родители пишут «жениться» через два «ц», «счастье» через букву «щ», «пациент» пишет будущий врач через «о»…
Получается, что уже два поколения перепрыгнули в век компьютеров, минуя век письменности. Сегодня наконец приходит осознание того, что случилась беда, абсолютная беда. Ну, не могут, это аксиома, не могут неграмотные, тёмные граждане построить сильное цивилизованное государство».
Учитель из Ставрополя задал вопрос Президенту: «Мы с вами будем строить новые школы, и у меня такой животрепещущий вопрос к нам ко всем: а кто в этих школах будет учить? У нас нет конкурса на замещение вакансий учителя. И, приходя в школу, учитель не обладает вот той компетенцией, которая была 20 лет назад. Мы потихонечку становимся другими. Надо пересмотреть подготовку учителей. И очень сложный вопрос, который я не могу не затронуть, – оплата труда учителя. Мы взяли 12 регионов Российской Федерации и попытались посчитать среднюю заработную плату работника образовательного учреждения. Она составила у нас 22 тысячи. Потом мы посчитали среднюю заработную плату, которую получает учитель за 18 часов, за одну ставку, и она составила у нас 10 тысяч. Чтобы получить 22 тысячи, учителю, имеющему высшую квалификационную категорию, нужно иметь нагрузку 1,6 ставки – 30 часов в неделю. Доплата за проверку тетрадей, – 10 процентов от нагрузки, составит 1760, и 3 тысячи – это доплаты из стимулирующего фонда, их тоже ещё нужно заслужить, итого получилось 22 тысячи.
Но это шесть уроков, шесть классов, в которых по 23 ученика, всего около 140 детей. И если учитель возьмёт хотя бы половину тетрадей, это будет 70; 70 мы умножим хотя бы на три минуты, чтобы проверить то, что ребёнок решил, у нас получается три с половиной часа. Итого: учитель в день потратит на то, чтобы выполнить свой профессиональный долг, девять с половиной часов. Я не говорю ни о методической работе, ни о самообразовании, ни о совещаниях, ни об отчётах, которые нужно составить учителю. В итоге родилась горестная шутка: «Почему учитель выбирает полторы ставки? Потому что на одну ставку ему есть нечего, а на две – некогда».
Сергей Ракшин, учитель математики Президентского лицея Санкт-Петербурга, вырастивший двух лауреатов Филдсовской премии: Перельмана и Смирнова – отметил: «Первый же серьёзный конфликт с Западом, навстречу которому мы шли в 1990-е годы с распростёртыми объятиями, показал, что Россия должна сохранять внутренний потенциал для создания современной промышленности, для создания тех 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, о которых нам говорил Президент, для современной оборонной промышленности и новой армии, новых Вооружённых Сил, – для того, чтобы выступать полноценным субъектом международной политики и стать – на деле, а не на словах – великой державой. Для этого нам нужно образование, при этом мы не должны себя обманывать, для решения проблем нам надо честно научиться их называть. Прежде всего, это те элементы, которые были некритически заимствованы из успешно функционирующих зарубежных систем. Но нельзя пересадить сердце лягушки слону и сказать, что оно будет успешно функционировать. Система образования связана нервами, кровеносными сосудами со всей экономикой страны, и заимствование одних элементов успешно функционирующих систем других стран и прямая пересадка их не только не даёт нужный нам эффект, но и прямо противоположный.
В качестве примера сообщество выделило две вещи: ЕГЭ и Болонскую систему. Безусловно, страна в определённом смысле приняла ЕГЭ. Мы все вместе радуемся тому, что «Е» – это единый для всей страны и школьник из отдалённых регионов, предъявив ЕГЭ, может поступить в любой столичный вуз, не приезжая на экзамены. Это безусловное достижение. Но ЕГЭ поменял преподавание в школе и повлиял на вузы. Недавно один выпускник, отличник кораблестроительного института, при приёме на работу на собеседовании, когда его попросили написать уравнение обтекания подводного крыла жидкостью, спросил: «Из каких вариантов я должен выбрать правильный ответ?» Это наш будущий инженер-конструктор…. Давайте признаем самостоятельную ценность среднего образования, проявим уважение к школе и разрешим ей выдавать аттестаты за 9-й класс тем, кто не собирается учиться в 10-м, и аттестаты за 11-й класс тем, кто не собирается продолжать обучение в вузах.
Очень трудно представить себе гончара, который будет отвечать за качество своих горшков, не выбирая глину. Мы не снимаем с вузов ответственность за качество подготовки специалистов, но они лишены всякого влияния на выбор своих абитуриентов, хотя то, что ЕГЭ сдвинул борьбу с коррупцией при приёме в вузы, это наше огромное достижение.
Вторая болевая точка – это Болонский процесс, который ликвидировал специалитет во многих областях, где мы гордились нашими педагогическими, инженерными школами. Мы просим восстановить специалитет по педагогическим и инженерно-техническим специальностям. Подготовка педагогов – это чеканка той валюты, которой будет расплачиваться страна со своим будущим на много поколений.
Еще. У нас действительно разрушается единство образовательного пространства. Пример вопиющий: отличник может стать двоечником, перейдя через дорогу в другую школу, потому,что, придя в шестой класс после пятого, он может обнаружить, что там опираются на те знания, которые по программе школы, куда он перешёл, он не проходил в пятом классе. Поэтому третье предложение – разработать фундаментальное ядро школьного курса, которое должно быть положено в основу всех программ и учебников. Мы не можем дальше разъединять страну распадом образовательного пространства на удельные княжества».
Особое внимание на «круглом столе» было уделено разговору, состоявшемуся на пензенском форуме о подготовке 25 миллионов новых рабочих мест. Сегодня, отметил участник форума Абрек-Заур Джендубаев, проректор по научной работе Северо-Кавказской ГГТА, среднее профобразование ушло в регионы, но регионы оказались не готовы к этому, нет научно-методической подготовки профессиональных педагогических кадров для освоения новейших технологий профессионального образования. У нас сегодня единицы институтов развития образования, которые способны готовить кадры в рамках стратегических программ того, чему нужно учить детей послезавтра.
В этой связи из регионального заказа фактически вымыт работодатель. Сегодня региональное министерство в одном лице и заказчик, и исполнитель, и контролёр. Работодатели пока формально не вписаны в технологию разработки кадровой политики, они пока принимают участие в оценке качества профобразования только на уровне формального участия в итоговой аттестации. Поэтому мы сегодня точно понимаем, что две эти проблемы требуют федеральной координации и формирования механизмов заказа с участием работодателей на старте образования. Нужно срочно возрождать тему «Профессионально-педагогическая подготовка для среднего профессионального образования», фундаментально и солидно.
В итоге большинство предложений были поддержаны Президентом. Среди них: формирование единого образовательного пространства в рамках страны, дальнейшее повышение заработной платы учителям, организация целенаправленной подготовки участников сборных России в предметных олимпиадах, снижение бюрократической нагрузки на учителей – сокращение отчетного документооборота в школах. Кроме того, было решено «взять паузу» в непрекращающихся переизданиях учебников, восстановить специалитет в инженерно-педагогических специальностях и некоторые другие.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях