Выдра, кушать подано!

29 октября в 07:08
 просмотров

Ах, какая стоит осень в Теберде, несмотря на то что горы Домбая уже нахлобучивают свои снежные папахи. По сторонам дороги, ведущей в Гоначхирское ущелье, куда мы направляем свой путь, то впритык к ней, то близко, то отступая к горам, стоят в торжественной осенней красе березы, клены, перемежаясь бархатной, а то и сочно изумрудной зеленью елей, пихт, корабельных сосен, жарко горят огненными кострами и пылают рябины. Словом, все вокруг полно очарования и прелести. Как и «Дом лесника» Тебердинского государственного природного биосферного заповедника в Гоначхире. С незапамятных времен здесь священнодействует, по-другому не скажешь, Бородин Хусеевич Болатов. Впрочем, и лучше него не скажешь. На наш вопрос: «Как долго вы работаете в лесничестве?» он, не задумываясь, ответил: «Сколько себя помню, столько и работаю лесничим. Теперь вот, похоже, с легкой руки директора заповедника научусь и рыбу разводить…».
Вот так ненавязчиво и подошли к главному. 21 октября на территории «Дома лесника» состоялось торжественное открытие – не поверите! – пруда, в который столь же торжественно на виду у всех присутствующих бережно запустили в воду бесчисленное количество мальков форели… Ах, какая стоит осень в Теберде, несмотря на то что горы Домбая уже нахлобучивают свои снежные папахи. По сторонам дороги, ведущей в Гоначхирское ущелье, куда мы направляем свой путь, то впритык к ней, то близко, то отступая к горам, стоят в торжественной осенней красе березы, клены, перемежаясь бархатной, а то и сочно изумрудной зеленью елей, пихт, корабельных сосен, жарко горят огненными кострами и пылают рябины. Словом, все вокруг полно очарования и прелести. Как и «Дом лесника» Тебердинского государственного природного биосферного заповедника в Гоначхире. С незапамятных времен здесь священнодействует, по-другому не скажешь, Бородин Хусеевич Болатов. Впрочем, и лучше него не скажешь. На наш вопрос: «Как долго вы работаете в лесничестве?» он, не задумываясь, ответил: «Сколько себя помню, столько и работаю лесничим. Теперь вот, похоже, с легкой руки директора заповедника научусь и рыбу разводить…».
Вот так ненавязчиво и подошли к главному. 21 октября на территории «Дома лесника» состоялось торжественное открытие – не поверите! – пруда, в который столь же торжественно на виду у всех присутствующих бережно запустили в воду бесчисленное количество мальков форели… Скажете, эка невидаль. Сейчас прудов, в том числе и частных, в республике множество. Но дело в том, что здесь совершенно другая подоплека. И поведал нам о ней заместитель директора Тебердинского заповедника по науке Джамал Текеев.
– Совместно с РусГидро Тебердинский заповедник принимает участие в благотворительном экологическом проекте, в рамках которого два года назад был открыт выдрятник (слово – то какое мерзкое!, правда, потом возьму его обратно. – Авт.) – в вольерном комплексе. Что такое выдра – это надо только видеть! Умный, хитрый, схватывающий и запоминающий все на лету зверек, да еще с мехом, износостойкости которого может позавидовать любая пушная зверушка. Но в первую очередь я бы хотел сказать о другом: кавказская выдра занесена не только в Красную книгу Карачаево- Черкесии, но и в Красную книгу России.
Теперь вот в «соавторстве» с Карачаево-Черкесским филиалом РусГидро – огромная благодарность ему! – открыли форельное хозяйство. Вода в пруду ручьевая, то бишь проточная…
– Да, но проточная – это значит, откуда-то она втекает, куда – то вытекает. А форель, как мне известно, акробатка еще та – может и против течения плыть..
 – И не только. Она когда резвится, выпрыгивает из «штанов» на 2- 3 метра поверх воды. Но мы все предусмотрели – повсюду поставлены надежные заслонки, так что скоро семейство выдр, которое, кстати, ждет пополнения, в свою очередь ждет роскошное пиршество. Ведь мальки форели, которых мы сегодня запустили в пруд, спустя немного станут воистину царской рыбой, переливающейся всеми красками радуги, и кормом для выдр.
– И откуда «дровишки»?
– Из специального центра разведения, который находится на базе Зеленчукского филиала РусГидро.
– Слово «специальное» как-то напрягает.
– Дело в том, что форель, точнее, ее назвать надо подвидом форели, которой мы будем кормить наших зверьков, должна быть обитателем здешних вод, рек, водоемов, дабы не было интродукции. Другими словами, ничего чужеродного, ибо оно очень быстро найдет нишу в наших водах, нарушив тем самым экологический баланс…
– Неужели выдра – такое бесценное животное для природы нашей республики?
– Поверьте, что да. Повторюсь, выдру надо лицезреть. Знаете, известный писатель Альберт Лиханов в свое время сказал: «Душе полезен свежий воздух, иначе в ней все заплесневеет. Не сквозняк. Нет. Свежий воздух. А для этого надо открыть дверь». Вот когда увидишь, как два зверька взяли в полон души взрослых и детей, невольно вспомнишь эти строки и почувствуешь свежий воздух. И поймешь, как начинается экологическое самосознание в людских душах.
– Джамал, но в связи со сказанным – имею в виду «надо открыть дверь» – так и откройте их. Ведь общеизвестно, что экологическая работа, экологическое воспитание у вас на высоте, недосягаемой для многих других заповедных организаций…
– Да, этим направлением очень эффективно занимается еще один заместитель директора – Юрий Саркисян. Последние три года в нашем заповеднике очень активно развивается познавательный туризм – мы, кстати, в числе двенадцати заповедников, которые участвуют в одноименной программе Министерства природы России. В рамках этого проекта отремонтирована гостиница. Открыты новые экологические маршруты, обустроены старые, завершается реконструкция вольерного комплекса, распахнул двери визит-центр. Во многом, если не во всем, это заслуга директора заповедника Джуккаева. Вот бывают руководители, которые умеют руководить от «колеса»: приедут, дадут ЦУ и дальше покатили. Таулан Маркисович вникает во все: к примеру, когда приехали волонтеры, как их встретили, как накормили, или другой пример, ближе к теме: кто поехал за мальками, как долго будут в дороге, и так с вариациями до бесконечности…
Высокий, спокойный, несуетливый Таулан Джуккаев всех покоряет достоинством и не таким уж частым в наше время чувством такта, наверное, природным – ни зазнайства, ни панибратства, ни угодничества, ни пренебрежительности.
На вопрос: «А где гарантия, что деликатес, каковым во все времена являлась форель, будет попадать не в водоем с выдрами, а на стол нужным людям?» Джуккаев спокойно ответил: «Нет никаких оснований переживать. Форелью будут заниматься люди знающие. А вот контролировать все и вся будет человек, которому мы доверяем безгранично. Угождать начальству он не любит. А за правду горой встанет. Представлять надо? Нет? Все правильно – Бородин Болатов».
И так это было емко, с такой строгой мерой надежды, осторожности и сдержанной радости, с такой тонкой соразмерностью текущему моменту, с таким настроением сказано, что заголовок пришел сам собой в голову: «Выдра, кушать подано!».

Аминат ДЖАУБАЕВА.
Фото Ларисы НИКОЛАЕВОЙ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях