” … У меня есть дети”

9 декабря в 05:28
 просмотров

5 декабря Екатерине Федоровне Колбаневой из Черкесска исполнилось 90 лет. Не знаю, пришли ли ее поздравить с этим юбилеем из совета ветеранов, мэрии города, но то, что телефон в этот день трезвонил не умолкая, сомнений не вызывает: за свою почти сорокалетнюю педагогическую деятельность она дала путевку в жизнь тысячам своих учеников, многие по примеру своей учительницы связали свою жизнь с точными науками.
“Это удивительный человек, – сказала, характеризуя Колбаневу, наша давняя читательница, жительница Черкесска Мария Андреевна Данилова, – в свои преклонные годы она сохранила трезвость ума и неиссякаемую жажду жизни. Она до сих пор занимается с ребятишками своей любимой математикой, покупает учебники и методички, чтобы не отстать от жизни, живо интересуется политикой, разводит комнатные цветы и перечитывает классику”.
В доме на улице Первомайской, в котором вот уже 52 года живет Колбанева вместе со старшей дочерью Светланой, в свое время жил весь цвет интеллигенции города. Впрочем, почему жил? Здесь и поныне живут те, кто в далекие теперь 50-е поднимал страну из руин, учил детей грамоте, строил заводы и фабрики, или их потомки. Уже в подъезде, где на окнах выстроились в ряды горшочки с комнатными растениями, ощущаешь эту ауру – бедной материально, но духовно богатой интеллигенции.

5 декабря Екатерине Федоровне Колбаневой из Черкесска исполнилось 90 лет. Не знаю, пришли ли ее поздравить с этим юбилеем из совета ветеранов, мэрии города, но то, что телефон в этот день трезвонил не умолкая, сомнений не вызывает: за свою почти сорокалетнюю педагогическую деятельность она дала путевку в жизнь тысячам своих учеников, многие по примеру своей учительницы связали свою жизнь с точными науками.
“Это удивительный человек, – сказала, характеризуя Колбаневу, наша давняя читательница, жительница Черкесска Мария Андреевна Данилова, – в свои преклонные годы она сохранила трезвость ума и неиссякаемую жажду жизни. Она до сих пор занимается с ребятишками своей любимой математикой, покупает учебники и методички, чтобы не отстать от жизни, живо интересуется политикой, разводит комнатные цветы и перечитывает классику”.
В доме на улице Первомайской, в котором вот уже 52 года живет Колбанева вместе со старшей дочерью Светланой, в свое время жил весь цвет интеллигенции города. Впрочем, почему жил? Здесь и поныне живут те, кто в далекие теперь 50-е поднимал страну из руин, учил детей грамоте, строил заводы и фабрики, или их потомки. Уже в подъезде, где на окнах выстроились в ряды горшочки с комнатными растениями, ощущаешь эту ауру – бедной материально, но духовно богатой интеллигенции.
Екатерина Федоровна говорит быстро, при этом не теряет нить разговора, а у меня перед глазами проходит вся ее жизнь, с ее драматическими и счастливыми страницами. Впрочем, как и у каждого из нас.

Ее прадед был справным казаком, верой и правдой служившим царю и Отечеству. Вместе с женой воспитал семерых сыновей, один из которых пошел против отцовской воли, встав на сторону большевиков. Прадед осерчал, послал разобраться с сыном своих племянников, но те переусердствовали, и молодая женщина (бабушка Екатерины Федоровны) осталась вдовой с малолетними ребятишками. А так как хозяйство было большое, на семейном совете приняли решение взять работника. Федор Хмыров к казачьему роду не относился, был родом из Воронежской губернии. Парнем был добропорядочным, совестливым и работящим. За него вскорости и вышла замуж дочь хозяйки Пелагея, которая по тем временам считалась образованной девушкой – за ее плечами были четыре года учебы в гимназии.
– Местные казачки над мамой посмеивались, – улыбается Екатерина Федоровна, – “вышла замуж за робитника”, а нас стали называть “мужичатами”. Однако мама, Пелагея Андреевна, за всю жизнь ни разу не пожалела о своем выборе. А вот папе досталось. Так как у бабушки была “грамота” о том, что дед погиб за красных, ее не раскулачили, а папу признали подкулачником. По тюрьмам он мыкался с 1933 по 1939 год, в котором его реабилитировали.
Екатерина Федоровна на мгновение задумалась, а потом продолжила:
– Детство было нелегким – на плечи мамы легли заботы о четверых детях. Кроме меня, в семье было два брата, Петр и Иван, и сестра Людмила. Помню мне в третьем классе учительница Евгения Кирилловна Мусатова выделила путевку в станицу Сторожевую в ученический лагерь. Один из членов родительского комитета об этом прознал и прибежал с учительницей разбираться. Дескать, вы выделили путевку дочери подкулачника. Евгения Кирилловна была человеком мужественным, она ответила: “У меня нет детей кулаков и детей подкулачников, у меня есть дети”. Эти слова врезались мне в память на всю жизнь.
Несмотря на тяжелую жизнь родители Екатерины Федоровны всем детям дали образование. Забегая вперед, скажу, что ее брат, Петр Федорович Хмыров, учитель физики, преподавателем математики работала всю жизнь его жена. Ныне здравствует и живет в Черкесске и младшая сестра Людмила Федоровна, ей 74 года.
В 1942 году Екатерина окончила десятый класс, а когда Черкесск освободили от фашистов, поступила в учительский институт. По его окончании ее направили в Великие Луки, преподавать математику в маленький рабочий поселок. Хозяйка, к которой ее определили, была женщиной бездетной и к Екатерине прикипела всей душой.
А вскоре в их село приехал фронтовик Илья Колбанев, получивший на войне кроме наград за мужество и храбрость тяжелые фронтовые ранения, которые напоминали о себе всю жизнь. Он тоже преподавал математику. Впрочем, как говорит Екатерина Федоровна, Илья Дмитриевич был очень талантливым человеком – прекрасно разбирался в точных науках, философии.
 Он стал захаживать к молоденькой учительнице якобы проконсультироваться по тому или иному вопросу.
– Ты, парень, или женись, или нет, – сказала ему однажды, как отрезала, хозяйка Екатерины, – а то ходишь все, да ходишь…
– Женюсь, тетя Поля, – ответил он,- конечно, женюсь.
Вскоре молодые сыграли свадьбу. В 1947 у них родилась первая дочь Света, спустя четыре года Татьяна, а еще через три года – Наташа (к сожалению, сейчас ее уже нет в живых, Натальи не стало в 42 года).
Детского сада в селе не было, а управляться с такой ватагой да еще бегать на работу было сложно, поэтому в 1954 году Колбаневы приехали в Черкесск, на родину Екатерины. Илья Дмитриевич сначала работал завучем в девятой школе, а потом его пригласили в институт усовершенствования учителей. Екатерина Федоровна шесть лет преподавала во второй школе, еще 22 года – в школе №10.
– Дети меня любили, – рассказывала она, – мы ни одних каникул с ними не пропускали: ездили на экскурсии в Ленинград, Москву, Севастополь, Волгоград, облазили все горы. Я никогда не делила своих учеников по социальному положению их родителей. Для меня они все были одинаковы, просто одни были одаренными в математике, физике, а другие, например, в рисовании. Мне повезло и с коллективами, в которых работала. Директором десятой школы был Мухтар Магомедович Бекижев, ныне известный ученый, доктор наук. Очень образованный человек. Мы, более опытные учителя, всегда старались помочь своим молодым коллегам, подбодрить их.
– А с мужем как прожили? – спрашиваю я.
– Замечательно, он до последних своих дней бредил своей математикой, – ответила Екатерина Федоровна, – даже на смертном одре помогал мне решить сложное уравнение. С детьми – чужими и своими – был очень ровен. Самое страшное у него ругательство, когда он говорил: “Танька, у тебя головка маленькая, как у Картухина”. У того, действительно, голова была маленькой, зато он стал доктором наук, признанным ученым.
Многие ученики Екатерины Федоровны стали известными людьми: у нее учились бывший директор завода холодильного машиностроения Сергей Чернышев, директор одного из ставропольских банков Георгий Тикунов, старший преподаватель СКГГТА Валентина Крымова. Из далекого Красноярска присылает любимой учительнице копченого омуля и навещает, когда бывает в Черкесске, Валерий Бутов, начальник отдела госнаркоконтроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов Енисейского территориального управления.
– Я слышала, что вы до сих пор даете ребятишкам уроки математики, – сказала я.
– У нас в семье очень много родственников: и по бабушкиной, и по дедушкиной линии, так что, когда нужно подтянуть по математике внучатого внука или правнука, отказаться не могу. Да и мне с ними интересно.
У самой Екатерины Федоровны четверо внуков и пятеро правнуков. Старшей правнучке Эле, которая живет в Санкт-Петербурге, десять лет, и она очень огорчена, что не сможет приехать к прабабушке на юбилей. Внук Артем сейчас в Гватемале, он окончил мореходную академию, о бабушке не забывает, звонит постоянно. Она их всех обожает, потому что это ее и Ильи Дмитриевича продолжение.
Любимое хобби у моей героини – комнатные цветы, они здесь повсюду, но особенно ей нравятся кактусы. Невзрачные и колючие с виду они рождают подчас непередаваемой красоты цветок.
А еще Екатерина Федоровна любит читать. На днях в очередной раз перечитала “Триумфальную арку” Ремарка и “По эту сторону рая” Фицджеральда.
С юбилеем вас, Екатерина Федоровна! Всех вам благ!

НА СНИМКАХ: Екатерина Федоровна со своим бывшим учеником

Валерием Бутовым; ее первый выпуск во второй школе г. Черкесска.
Фото из семейного архива.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях