Баяут. Что помнят о нем люди?

28 января в 07:06
7 просмотров

Каждый год в первых числах ноября во всех районах и городах республики проходят траурные собрания общественности, посвященные скорбному событию – депортации карачаевского народа. Но мало кто вспоминает о том, что семью – восемью годами ранее в таких же товарных вагонах, предназначенных для транспортировки скота, перевозили другой сонм пестрых человеческих судеб, а вагоны были так же заполнены тяжелым дыханием испуганных людей, детским плачем и окриками надзирателей… Это, раскулачив более – менее состоятельных людей и дав им презрительное прозвище «кулаки – мироеды», революционные власти ссылали их в Среднюю Азию. Люди были из разных мест – Карт-Джурта, Схауата, Мары, Эльбургана, Коста Хетагурова, а это значит, что были раскулачены не только карачаевцы, но и черкесы, абазины, осетины. Один из эшелонов, о котором спустя годы напишет душераздирающую книгу Махмуд Байрамкулов и назовет ее именно так: «Кулацкий эшелон», сделает остановку в селе Баяут Узбекской ССР.

Каждый год в первых числах ноября во всех районах и городах республики проходят траурные собрания общественности, посвященные скорбному событию – депортации карачаевского народа. Но мало кто вспоминает о том, что семью – восемью годами ранее в таких же товарных вагонах, предназначенных для транспортировки скота, перевозили другой сонм пестрых человеческих судеб, а вагоны были так же заполнены тяжелым дыханием испуганных людей, детским плачем и окриками надзирателей… Это, раскулачив более – менее состоятельных людей и дав им презрительное прозвище «кулаки – мироеды», революционные власти ссылали их в Среднюю Азию. Люди были из разных мест – Карт-Джурта, Схауата, Мары, Эльбургана, Коста Хетагурова, а это значит, что были раскулачены не только карачаевцы, но и черкесы, абазины, осетины. Один из эшелонов, о котором спустя годы напишет душераздирающую книгу Махмуд Байрамкулов и назовет ее именно так: «Кулацкий эшелон», сделает остановку в селе Баяут Узбекской ССР.

У каждого человека есть способность отыскивать в своих воспоминаниях, в своем прошлом такое, что дает ему право хотя бы про себя, не вслух, думать о необычности своей судьбы, своей жизни, яснее чувствовать свое, особенное. Мне кажется, что это – всеобщее свойство всех людей и каждого человека в отдельности. А когда оно всеобщее, оно не только отделяет людей, но, напротив, сближает. Видимо, поэтому они – выжившие в Баяуте – и по сей день называют себя баяутцами и держат промеж собой тесную связь, несмотря порой на разницу в возрасте… Вот и недавно в ресторане «Золотой дракон» собрались бывшие баяутцы – известный политик, общественный деятель Ахмат Катчиев, бывший директор Хумаринской школы Залимхан Гукемухов, ресторатор Заурбек Мекеров, доцент КЧГУ, директор спортшколы г. Черкесска, мастер спорта СССР Якуб Карданов, заслуженный тренер России по вольной борьбе Азрет Джанкетов, недавняя поездка которого в Баяут и стала, на мой взгляд, поводом для встречи и воспоминаний…
– В сентябре в Ташкенте проходили очень представительные соревнования по вольной борьбе. Достаточно сказать, что в них принимали участие представители сорока стран,- рассказывает Азрет Джанкетов, – мы вылетели туда вместе с другом, спортсменом – вольником высочайшего уровня Шамилем Бердиевым, на счету которого столько побед на всевозможных международных соревнованиях, что одно их перечисление займет уйму времени. Сейчас Шамиль занимается бизнесом. Но спорт для него всегда на первом месте. Кому-то из начинающих, но подающих надежды спортсменов поможет деньгами, кому-то – советом, кого- то возьмет с собой на представительные выступления, своего рода мастер-классы… Словом, меценат по жизни и от спорта. Узнав о моем желании побывать в Баяуте, тотчас поддержал меня. А я не поехать туда, где родился, где похоронены многие родственники, туда, откуда мой отец Эреджеб уходил на войну, не мог…
Увидев Баяут, остановился, как вкопанный, и долго стоял, забыв обо всем. Идти дальше мне мешали острая тоска и странное смятение. Как объяснить это? Мальчишкой бегал я здесь по пыльным, узким улочкам, купался в грязных арыках, учился русскому и узбекскому языкам у своих босоногих сверстников, а теперь нет того Баяута.

Аминат ДЖАУБАЕВА.
НА СНИМКАХ: (слева направо) Залимхан ГУКЕМУХОВ, Ахмат КАТЧИЕВ,

Азрет ДЖАНКЕТОВ, Заурбек МЕКЕРОВ, Дадок БАСКАЕВ.
Фото Таулана ХАЧИРОВА.
Окончание…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях