«Мы так обязаны фронтовикам…»

13 апреля в 05:42
3 просмотра

Саса Тхайцухова, в девичестве Конова, принесла в редакцию несколько исписанных листов – воспоминания об отце, дяде, годах войны…
«Мой отец, Магомет Батыр-Гериевич Конов, 1910 г. р., уроженец а. Эрсакон Кувинского района, – участник войны. Призвали его в 1941 году, и воевал он до конца войны, потом служил еще два года и вернулся домой только в 1947 году. Он был офицером, старшим лейтенантом. От военных ран умер в 1950 г., похоронен в а. Эрсакон.
О своем отце я помню начиная с 1947 года, когда он вернулся домой. Его документы, письма, ордена, медали хранились в мешочке, и мы, дети, все время с ними играли, но они не сохранились – при пожаре дома все сгорело. Когда я повзрослела, обращалась во многие инстанции, чтобы узнать о наградах моего отца. Но так и не смогла уточнить подробности.

Вернувшись с фронта, он был принят на должность зав. райдоротделом Кувинского района и работал там до своей кончины. По рассказам отца, он участвовал во взятии Берлина. Когда наши бойцы вошли в один из домов, там сидела в кресле девушка и не могла встать, ее парализовало, мой отец взял ее на руки и вынес из дома.

Саса Тхайцухова, в девичестве Конова, принесла в редакцию несколько исписанных листов – воспоминания об отце, дяде, годах войны…
«Мой отец, Магомет Батыр-Гериевич Конов, 1910 г. р., уроженец а. Эрсакон Кувинского района, – участник войны. Призвали его в 1941 году, и воевал он до конца войны, потом служил еще два года и вернулся домой только в 1947 году. Он был офицером, старшим лейтенантом. От военных ран умер в 1950 г., похоронен в а. Эрсакон.
О своем отце я помню начиная с 1947 года, когда он вернулся домой. Его документы, письма, ордена, медали хранились в мешочке, и мы, дети, все время с ними играли, но они не сохранились – при пожаре дома все сгорело. Когда я повзрослела, обращалась во многие инстанции, чтобы узнать о наградах моего отца. Но так и не смогла уточнить подробности.

Вернувшись с фронта, он был принят на должность зав. райдоротделом Кувинского района и работал там до своей кончины. По рассказам отца, он участвовал во взятии Берлина. Когда наши бойцы вошли в один из домов, там сидела в кресле девушка и не могла встать, ее парализовало, мой отец взял ее на руки и вынес из дома.
Однажды отряд отца попал в засаду и нужно было добраться до своих. Это было в лесу, а рядом – речка, никак нельзя было уйти незамеченными, немцы прочесывали всю округу. И тогда нашим бойцам пришлось влезть на ветвистое дерево и спрятаться в густой листве. Немцы кружились возле дерева, но не заметили солдат, потом ушли, а наши солдаты через некоторое время смогли найти своих. Отец нам говорил: когда вы подрастете, я обязательно вас повезу и покажу это дерево, которое спасло наши жизни.
По рассказам отца, он храбро воевал, много раз лежал в госпиталях. А вот мой дядя, Салман Даутович Шумахов, брат моей матери, был зверски убит немцами и похоронен в Черкесске. За что? Он – уроженец аула Эрсакон Кувинского района, родился в 1903 году. Я его не помню, по рассказам моей матери Дах и жены Салмана Соният, знаю вот что: в тридцатые годы он в Жако и Эрсаконе помогал в создании колхоза вместе с Алием Ашибоковым. В 1932 г. окончил Ростовскую совпартшколу. В 1933-1937 гг. был председателем колхоза, райисполкома, начальником областного финансового управления. В 1933-1934 гг. вел борьбу с бандитизмом в аулах. В 1937 году, будучи председателем облисполкома, был избран депутатом Верховного Совета СССР первого созыва от Черкесска. Работал там до 1940 года. С 1940 года работал в своем ауле директором кирпичного завода и маслосырзавода. В 1942 г. ушел к партизанам в али-бердуковский лес защищать близлежащие аулы.
По доносу местных полицаев его выдали немцам и привезли в Черкесск, в гестапо, там держали около месяца, а в декабре 1942 года немцы расстреляли Салмана Шумахова. В момент расстрела дядя вел себя геройски, выхватил автомат у немца и выстрелил, убил многих врагов, а из наших партизан многие убежали, но его все-таки убили.
Осталась вдовой жена Соният, без отца росли дети Фатима, Заур, Вова, Хазраил.
О своем отце и дяде Салмане Шумахове я сочинила на черкесском языке стихи «Нет войне» и мелодию. Эту песню напечатали, передают по радио.
Война коснулась и женщин, детей, которые пережили тяжелые годы оккупации, восстанавливали разрушенное войной народные хозяйство.
Эта война принесла нам и голод 1947 года. У нас был большой фруктовый сад, и бабушка Быба сохранила много сушеных фруктов. Варила их целую кастрюлю и поила компотом нас с соседскими голодающими детьми. Моя мама Дах меняла постельное белье на ведро кукурузы в хуторе Японка, где в том году был урожай кукурузы.
Взаимопомощь между соседями и родными спасла нас от голода. Гуш Петов угощал нас медом, Гошнаго Дышекова – кукурузной лепешкой. Мы выросли, окончили техникумы, вузы. Преодолели все трудности, я, мой брат Закирья, сестра Люба получили высшее образование. Я 45 лет проработала в сфере образования. Это все благодаря героическому подвигу наших фронтовиков…»

Материал подготовлен Ольгой МИХАЙЛОВОЙ.
НА СНИМКАХ: Магомет КОНОВ, Салман ШУМАХОВ.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях