«Чтобы было наверняка»

20 мая в 09:50
6 просмотров

В городе Астрахани жили не тужили две девушки Алена Долгова и Наталья Скица. Любили красивую жизнь, которая включала хорошие шмотки, дармовую выпивку, посещение кафе и ресторанов и… никаких забот. К своим 25-ти Наталья успела побывать замужем, родить ребенка, развестись, при этом оставить ребенка на попечение бывшего супруга. Алена в свои восемнадцать имела за плечами шесть классов образования (вследствие чего ей поставили диагноз «легкая умственная отсталость»), а также неоднократные приводы в полицию за бродяжничество – она уходила из дома и ударялась в бега.
Наверное, беззаботная жизнь подруг так бы и продолжалась до определенного возраста – обе девушки весьма привлекательной внешности, если бы в дело не вмешался случай. В это время в Астрахани отбывал наказание житель города Черкесска 23-летний Геннадий Лукьяновсков. Выйдя на свободу, он познакомился с Натальей, стал проживать с ней в гражданском браке, в котором у них появился ребенок.

В городе Астрахани жили не тужили две девушки Алена Долгова и Наталья Скица. Любили красивую жизнь, которая включала хорошие шмотки, дармовую выпивку, посещение кафе и ресторанов и… никаких забот. К своим 25-ти Наталья успела побывать замужем, родить ребенка, развестись, при этом оставить ребенка на попечение бывшего супруга. Алена в свои восемнадцать имела за плечами шесть классов образования (вследствие чего ей поставили диагноз «легкая умственная отсталость»), а также неоднократные приводы в полицию за бродяжничество – она уходила из дома и ударялась в бега.
Наверное, беззаботная жизнь подруг так бы и продолжалась до определенного возраста – обе девушки весьма привлекательной внешности, если бы в дело не вмешался случай. В это время в Астрахани отбывал наказание житель города Черкесска 23-летний Геннадий Лукьяновсков. Выйдя на свободу, он познакомился с Натальей, стал проживать с ней в гражданском браке, в котором у них появился ребенок.
Но так как молодые люди работой себя не напрягали, средств к существованию не имели, в октябре 2013 года Геннадий решил вернуться в Черкесск, где проживал в трехкомнатной квартире по улице Международной его отец.

Отец – человек в городе уважаемый, позволю предположить, возвращению отпрыска не обрадовался – Геннадий на работу устраиваться не торопился. Мало того, что сам сидел на шее отца, а тут гражданская супруга с ребенком и подругой заявились в Черкесск. Пьянки продолжились. Однажды отец сделал Геннадию замечание: сколько можно жить за его счет. И поплатился – сынок его избил. В другой раз сломал родителю руку. Мужчина неоднократно вызывал полицию, писал заявления. Но, видимо, методы воздействия полицейских на Геннадия, с 2003 года состоявшего на учете у нарколога как злоупотребляющего алкоголизмом, не действовали.
– Этого циничного преступления могло бы и не произойти, если бы участковые уполномоченные проводили свою работу на должном уровне, – сказала начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры КЧР Галина Станкевич. – Они знали о том, что люди ведут асоциальный образ жизни, но мер к ним никаких не проявили. В итоге – человека нет в живых.
2 декабря Геннадий, взяв деньги у своего отца, вместе с Натальей отправился на рынок. Затоварившись продуктами и спиртным, они пошли домой, где в это время находилась Алена. По дороге встретили соседей по дому Михаила К. и Евгения О. (с которыми до этого никаких отношений не поддерживали), пригласили их к себе выпить. Михаил около пяти часов вечера, так как был сильно пьян, ушел. Евгений, который работал водителем на большегрузном автомобиле, остался, так как ему приглянулась Алена. Забежав поздно вечером домой за деньгами (а взял он около 10 тысяч рублей), поделился с матерью новостью о том, что встретил девушку своей мечты.
Знал бы он, чем закончится эта встреча, остался бы дома. Увы, история не терпит сослагательного наклонения.
Выпито в тот вечер и ночь было столько, что такая доза могла бы, наверное, и лошадь свалить с ног, но не наших «героев». Отец Геннадия закрылся в своей комнате, потому что воспитывать компанию по причине ее невменяемости было бессмысленно.
Около часа ночи Геннадий и Евгений в словесной перепалке начали выяснять отношения. Дело закончилось дракой. Отец Геннадия выглянул из комнаты, но его, пригрозив расправой, отправили обратно, дескать, сами разберемся. Повалив Евгения на пол, Геннадий стал его душить. Когда последний перестал сопротивляться, взял с кухонной тумбы металлический провод, накинул на шею жертвы в виде петли и продолжил начатое. Алена, испытывая личную неприязнь к Евгению, намотала на руки отрезок ткани, чтобы не поранить их, также стала сдавливать шею несчастному.
Геннадий пощупал пульс у Евгения, сказал, что, возможно, он мертв, и со словами: «Чтобы было наверняка» – взял со стола нож и попытался воткнуть тому в висок. Потом бросил нож и вышел из кухни. Наталья и Алена молча наблюдали за происходящим. А потом приняли участие в экзекуции над жертвой. Вначале Наталья, взяв нож, нанесла множество ударов по телу Евгения (эксперты насчитали 31 удар), а потом Алена 3-4 раза пырнула ножом несчастного.
Труп они перенесли в ванную комнату, замыли в квартире кровь. Геннадий попытался труп расчленить, чтобы потом от него было легче избавиться. У него не получилось, и они продолжили пить. А затем отправились спать, оставив труп в воде в ванной, где его утром и обнаружил отец Геннадия.
«Я сам во всем разберусь, – сказал Геннадий отцу и предупредил его, чтобы он не заявлял в полицию, иначе ему будет плохо. Отец ушел к своему другу и несколько дней в доме не появлялся, лишь периодически звонил соседям, чтобы узнать, дома ли его сын.
Геннадий привез из подвала грузовую тележку, чтобы вывезти труп из дома. Потом позвал со двора знакомых, с которыми продолжал распивать спиртные напитки. После того, как они ушли, вновь попытался расчленить труп, однако его стошнило. Завернув жертву преступления в ковер, он оставил его в прихожей, переночевали в квартире и утром уехали в Ставрополь, где сняли жилье. Геннадий перекрасил волосы в белый цвет, надеясь таким образом запутать следы.
Когда отец узнал, что сын куда-то выехал, он вернулся домой и позвонил в полицию, сообщив, что в его квартире находится труп. Но до этого решительного шага он неоднократно просил сына явиться в полицию с повинной.
В Ставрополе сотрудники правоохранительных органов всю троицу и задержали.
После нескольких судебных заседаний Геннадий Лукьяновсков скончался в СИЗО, чем тут же воспользовались Наталья и Алена. Они стали утверждать, что наносили ножевые ранения жертве после того, как он был уже мертв, и под нажимом Лукьяновского, то есть всю вину перекладывая на Геннадия.
– У обвинения, – говорила Галина Александровна, – были трудности в связи с тем, что первоначальная судебно-медицинская экспертиза была проведена некачественно, пришлось для установления причины наступления смерти эксгумировать труп и проводить комиссионную судебно-медицинскую экспертизу.
Согласно заключению экспертов, смерть Евгения О. наступила в результате механической асфиксии. Однако часть ножевых ранений были прижизненные.
Тем самым были опровергнуты показания Алены Долговой и Натальи Скица, и государственному обвинению удалось убедить суд в том, что смерть Евгения О. наступила от совместных действий всех фигурантов дела.
Верховный суд КЧР под председательством судьи М. Шорова признал А. Долгову и Н. Скица виновными в совершении преступления и назначил наказание: А. Долговой – 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с последующим ограничением свободы на один год, Н. Скица – 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с последующим ограничением свободы на один год.
Приговор в законную силу не вступил.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях