«Тому нелегко, кто на кручу залез…»

16 июня в 06:30
32 просмотра

У карачаевцев бытует такая поговорка: «Тот, из которого вырастет человек, в семь лет удалой, тот, из которого не вырастет человек, и в 40 лет молодой». Моему собеседнику Шамилю Узденову всего 24 года, а он уже автор нескольких поэтических сборников. Недавно Шамиль награжден медалью «Расул Гамзатов» по решению Всероссийского Лермонтовского комитета, почетными грамотами Народного Собрания КЧР и общественной организации «Къарачай алан халкъ». Блестящий, своевольный ум в соединении с талантом облекать свои мысли, чувства в зримые, запоминающиеся строчки – образы особенно ярко проявились в его книге «Ант», увидевшей свет совсем недавно.

У карачаевцев бытует такая поговорка: «Тот, из которого вырастет человек, в семь лет удалой, тот, из которого не вырастет человек, и в 40 лет молодой». Моему собеседнику Шамилю Узденову всего 24 года, а он уже автор нескольких поэтических сборников. Недавно Шамиль награжден медалью «Расул Гамзатов» по решению Всероссийского Лермонтовского комитета, почетными грамотами Народного Собрания КЧР и общественной организации «Къарачай алан халкъ». Блестящий, своевольный ум в соединении с талантом облекать свои мысли, чувства в зримые, запоминающиеся строчки – образы особенно ярко проявились в его книге «Ант», увидевшей свет совсем недавно. И посему мой первый вопрос Шамилью:
– «Ант» в переводе с карачаевского означает «клятва». Чем обусловлен выбор названия книги?
– Пусть это не покажется странным, но я с детства знал, что стану писать стихи и никогда не предам поэзию, даже если она мне не ответит взаимностью.
– Но, судя по количеству изданного к твоим годам, со взаимностью все в порядке.
– А что годы? В моем возрасте Бонапарт Наполеон был бригадным генералом.
– Я о твоем возрасте сказал не с иронией – с уважением. Так вот – теперь уже немножечко с иронией – как бы ты себя охарактеризовал сам с высоты своего возраста?
– Я – богобоязненный человек.
– Отчего-то подумалось, что скромно добавишь «и не бесталанный».
– В литературных кругах в одно время ходила такая байка: «Встретились как-то два небезызвестных поэта и давай спорить, кто из современников – первый поэт России. Тут за их спиной раздается: «Да не спорьте вы, вот лично я второй поэт в стране по значимости». Они тотчас к нему: «А кто первый?» Тот хитро улыбнулся: «Все остальные – первые». Я к этим категориям не отношусь…
Не спросить Шамиля, какую роль сыграл в его творческом становлении отец, народный поэт КЧР Альберт Узденов, никак не мог.
– Отец для меня как солнце. Влияние, которое он оказывал на меня с детства и оказывает по сей день, мне никогда не оценить по достоинству. Он учил меня самосовершенствованию, заставлял много читать, в особенности переписки великих людей, биографические материалы, которые позволяют понять то, что сами творцы в свое время не допустили в свои произведения, советовал самому переписываться с интересными людьми. Я частенько переписываюсь даже сам с собой…
– Прямо как древнегреческие философы, которые вели диалоги с самими собой, попеременно становясь то учителем, то учеником…
– Истинно так. Так что никаким абсурдом не попахивает. Письма к себе и ответы на них – плоды творческого воображения. Таким образом я ищу прототипы для будущих литературных, психологических, философских «изысков»…
– Это не секрет, что твоего отца считают одним из крупных поэтов Кавказа. Все, о чем, о ком он пишет, – достоверно на сто процентов?
– Нет, у него, конечно же, есть в творчестве вымышленные герои, но он выписывает их так правдоподобно, так живо, так зримо, что диву даешься.
– Шамиль, я много читал из твоего «раннего», как говорится, в нем много лихого, разухабистого, отпадного, словом…
– Было такое. Это было все для того, чтобы показать: «как надо поступать, как не надо жить». Сам же я во всем равняюсь на родителей. У них бездна вкуса, мудрости, предвидения, если хотите. В шесть лет они отдали меня в первый класс. Программу 8 – 9 классов одолел за год. Точно так же, за год, справился с учебной программой 10 – 11 классов и с заданиями первого курса юридического колледжа в Москве. В 14 лет стал студентом юридического факультета Российской правовой академии Министерства юстиции России. Почти параллельно окончил и экономический факультет. К 18 годам издал два поэтических сборника и был принят в Союз писателей России.
– А еще говорят, в искусстве коротких путей не бывает… Но такой путь и «усеян», по всей видимости, многочисленными встречами с различными людьми. В связи с этим такой вопрос: «Что больше всего тебе претит в людях?»
– Мне откровенно скучно и неприятно общаться с лжепатриотами, с националистами, с людьми невежественными, с теми, кто параноидально навязывают другим свои идеи, свои мнения. Мне враждебна в людях корысть, когда человек во всем ищет выгоду. Я же лично во всем и всегда равняюсь на своего отца, которому присуще чувство гордости за свой народ, за его историю и культуру, которые в его присутствии никому не будет позволено унижать, и который при этом полностью признает право представителей любого иного народа испытывать то же самое по отношению к своим корням.
– Коль уж мы заговорили о такой материи, как чувство гордости за свой народ… Поднимал ли ты в своих стихах тему депортации карачаевского народа?
– Об этом так много сказано, написано. Тема, что и говорить, неизбывна, но мне как-то еще малознакома… Хотя одно небольшое стихотворение «Къайтыу» (Возвращение) я написал. Сам этого не видел, но говорят, что в станице Зеленчукской на мемориальной плите выбита вторая строфа этого стихотворения.
– Шамиль, ты пишешь на русском?
– Я неплохо знаю русский язык, но пишу на родном, делаю подстрочные переводы, а дальше с ними работают русскоязычные поэты.
– Если не секрет, кто переводит твои стихи?
– Не секрет. Я же не ядерщик-физик, а поэт-лирик. Поначалу мои стихи переводил известный в республике поэт Валерий Тараскин. А буквально недавно в Москве вышел коллективный поэтический сборник, где были опубликованы и мои стихи в переводе известного российского поэта Михаила Исааковича Синельникова.
Тот факт, что такая фигура, как Михаил Синельников, чей литературный вкус не вызывает сомнений, стал переводчиком Шамиля, меня особо не удивил, потому что, открывая книги Узденова, не наталкиваешься на безразличие человека, освоившего правила стихосложения и только на том основании выдающего себя за поэта, стихами Шамиля зачитываешься, им доверяешь и веришь абсолютно.
И я в своем мнении не одинок. Его поэтический талант высоко оценили народный поэт КБР и КЧР, лауреат Государственной премии РФ Танзиля Зумакулова, секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов, народный поэт КЧР Дина Мамчуева, доктора филологических наук Лейла Бекизова, Зухра Караева, Насипхан Суюнова…
– Шамиль, простое любопытство и стойкий интерес к твоему творчеству, я слышал, проявляют не только в нашей республике, но даже за рубежом?
– У меня хватит юмора правильно расценить ваш вопрос. Да, я был в Стокгольме, Хельсинки, Праге, Риге, Вильнюсе, жил в столице нашей страны. У меня особое отношение к Санкт-Петербургу, который, как мне кажется, похож на мою творческую душу. Он для меня, как Болдино для Пушкина… Но единственная Карачаево-Черкесия для меня все, что есть во мне, – как моя душа… А любопытству и интересу людей я просто рад. Особенно безмерно благодарен доктору экономических наук, профессору Мухаммеду Мухадиновичу Циканову, который помог воплотить, оформить все мои мысли, идеи, рукописи в настоящую книгу.
– В заключение, Шамиль, вот попросил бы я тебя прочитать что-либо навскидку, что бы я услышал?
– Ветер черные тучи на тучи несет,
бьются лбами, и схватка долга,
и вонзаются в землю, срываясь с высот,
быстрых молний оленьи рога.
На заре перепуг у живущих внизу…
Все горит деревцо на скале,
и глядят на огонь, поминая грозу,
будто горя и нет на земле.
Знать, тому нелегко, кто на кручу залез,
хоть избегнет он дальнего зла.
Но утесу не скрыться от грозных небес…
Ствол древесный обуглен дотла…

– Вот ты прочитал: «Тому нелегко, кто на кручу залез», а мне тут же в голову пришло другое: «Самый чистый воздух у самых высоких, крутых вершин». Так высоких вершин тебе, чистого воздуха, совершенства во всем, чем будешь заниматься, – юриспруденции, экономике. И, конечно же, в поэзии!

У-А. БОСТАНОВ,
народный артист КЧР,
член Союза писателей РФ.

Поделиться
в соцсетях