Один способ оставаться на высоте

8 июля в 08:51
2 просмотра

Согласитесь, в любом населенном пункте найдется человек с недостаточно развитым сознанием, с мелкособственническими инстинктами типа: хочу – выгружу кучу щебня у своих ворот и кому какое дело, сколько она там пролежит, портя внешний вид улицы. В селе Джага Малокарачаевского района такое редко увидишь. То ли потому, что село далеко не крупное – чуть более 600 дворов – это 2707 человек, а значит, все на виду, все как на ладони, то ли дружный, совестливый народ здесь подобрался, то ли глава администрации поселения спуску никому не дает, четко блюдя грань между «можно» и «нельзя» в отношениях с природой, точнее, с природным ландшафтом села, но выглядит Джага компактно, уютно, мило…
Глава администрации Джагинского сельского поселения Рамазан Кубанов – из местных. На эту должность земляки выбрали его в 2008 году. Причем условий никаких не ставили, как это обычно бывает: вот, мол, построй баню срочно или детсад, а не то… Условие поставил сам Рамазан Хасанович: «Если за год-два хоть как-то не изменю к лучшему жизнь села – уйду с поста. Сам. Добровольно».

Согласитесь, в любом населенном пункте найдется человек с недостаточно развитым сознанием, с мелкособственническими инстинктами типа: хочу – выгружу кучу щебня у своих ворот и кому какое дело, сколько она там пролежит, портя внешний вид улицы. В селе Джага Малокарачаевского района такое редко увидишь. То ли потому, что село далеко не крупное – чуть более 600 дворов – это 2707 человек, а значит, все на виду, все как на ладони, то ли дружный, совестливый народ здесь подобрался, то ли глава администрации поселения спуску никому не дает, четко блюдя грань между «можно» и «нельзя» в отношениях с природой, точнее, с природным ландшафтом села, но выглядит Джага компактно, уютно, мило…
Глава администрации Джагинского сельского поселения Рамазан Кубанов – из местных. На эту должность земляки выбрали его в 2008 году. Причем условий никаких не ставили, как это обычно бывает: вот, мол, построй баню срочно или детсад, а не то… Условие поставил сам Рамазан Хасанович: «Если за год-два хоть как-то не изменю к лучшему жизнь села – уйду с поста. Сам. Добровольно».

По-хорошему мне бы начать разговор с Рамазаном Хасановичем с вопроса: с чем вы столкнулись, когда семь лет назад стали главой Джагинского поселения? Но я не делаю этого, потому как не уверена, что вопрос пробудит в нем приятные воспоминания. Дело в том, что Кубанов пришел на пепелище. Да-да, на пепелище, так как незадолго до выборов в здании администрации поселения вспыхнул пожар.
Первые два года, пока шел ремонт, Кубанов и его команда ютились в маленьком неприспособленном помещении. Картина неприглядная: столы сдвинуты, на документы сыплется с потолка цементная крошка, за стеной шипит сварка. Короче говоря, тесно, пыльно, шумно… Тем не менее, как только был готов к эксплуатации первый кабинет, в него Кубанов вселил участкового уполномоченного полиции Исмаила Байчорова.
– Да, действительно, в первое время после моего избрания все мысли были направлены на то, чтобы создать необходимые, нормальные условия для работы каждого сотрудника. Это должно было сказаться на уровне работы.
Один философ сказал: «В маленьком городке прошлое и настоящее всегда рядом, они так тесно переплетены друг с другом, что иногда невозможно отличить одно от другого». В прошлом село процветало некоторым образом благодаря удивительной души человеку, профессионалу с большой буквы Джашарбеку Шамильевичу Каппушеву, за годы руководства которого совхозом «Римгорский» не только заметно укрепилась производственная база совхоза – одного из самых отсталых в республике, но и были решены многие социальные проблемы села Джага. В частности, было газифицировано село, в нем началось строительство детсада, стали ремонтироваться дороги.
– При Джашарбеке Шамильевиче – а это были 80-90-е годы – совхоз прославился самыми высокими урожаями картофеля и посему стал базовым по семеноводству. Земля у нас, действительно, хорошая, – продолжает Рамазан Хасанович, – плодородная. Про такую в народе говорят: воткни в землю палку, она и зацветет.
Но пришли известные времена, совхозы развалились, люди остались не у дел, но земля-то – она ж на все времена! И посему ни тогда, ни сейчас люди рук не опускают. Возделывают огороды, оформили земельные паи, причитающиеся им из совхозных угодий, и стали заниматься кто – земледелием, кто – животноводством.
– Рамазан Хасанович, не секрет, что есть еще села, аулы, в которых люди по сей день не могут оформить паи в силу разных обстоятельств – у кого-то нет должных бумаг, у кого-то – денег, у кого-то просто-напросто нет физических сил, чтобы вынести канцелярщину и бумажную волокиту, в результате этими землями беззастенчиво пользуются люди более нахрапистые, пробивные. А как в Джаге обстоят дела в этом плане?
– Людей, наживающихся на чьих-то бедах, уверяю, в нашем селе нет. Кто не может или не хочет возделывать землю сам – сдает в аренду. Кто хочет и умеет лелеять землю, берет от нее полной мерой. Разумеется, жить в селе и не держать скот – нонсенс. Так вот, селяне держат более 300 голов коров, много овец и лошадей. Искать рынки сбыта для земледельческой и животноводческой продукции особо не приходится. А зачем, если рядом города Пятигорск, Кисловодск. И твою продукцию: янтарное масло, густую сметану, сыр – ждут, а порой и заказывают гости и жители Кавминвод. «Газели» ходят в этих направлениях как швейцарские часы, с интервалом 7 – 10 минут. Кто-то везет свою продукцию на продажу, студенты спешат на учебу, кто-то на работу в Кисловодск, и, поверьте, «семь минут» обретают совершенно другое звучание.
– У этой территориальной близости нет обратной стороны? Люди не стремятся уехать из села и обосноваться любыми путями, скажем, в Кисловодске?
– Желающих уехать из села в мою бытность не было, а вот переехать сюда просятся многие. Почему бы и нет, газ есть, вода есть, более половины села пользуется центральной канализацией. Согласитесь, в иных городах иные дома годами ждут проведения канализации.
– А жильцов неохваченной территории чем «потчуете»?
– Подведением канализации к ней – это 40% от общей территории – занимаемся вплотную. Это у нас в так называемой программе «Устройство развития села» стоит на первом месте.
– С интересом осмотрела здание детсада, который, как я поняла, вот-вот распахнет свои двери.
– В далекие уже 80-90-е прошлого столетия в селе был детсад. В перестроечное время здание детсада ушло с молотка. Начали было строить новый, но строительство вылилось в долгострой, а потом и вовсе осталось незавершенкой, загнанной в угол объемом работ и отсутствием средств. Детсад открыли при школе на 34 ребенка, что, конечно же, создало определенные неудобства для школьников. И только с приходом Рашида Темрезова во власть было принято решение о строительстве здания детского сада, которое сможет принять 120 детей, за что джагинцы безмерно ему благодарны. Был еще и необъятный набор требований, благодаря которым у детей будут уютные спальные комнаты, игровые комнаты, актовый и спортивный залы, функциональная кухня и многое другое. Конечно же, многое идет и от главы администрации Малокарачаевского района Рамазана Байрамукова, который с нас строго спрашивает и во всем поддерживает.
– Рамазан Хасанович, я так поняла, рождаемость в селе на высоте, коль еще недавно 34 малыша переступали по утрам порог детсада, а теперь 120 детей готовятся посещать детсад. А это, в свою очередь, – молодые семьи. Как решается вопрос выделения земельных участков молодым семьям?
– Без проволочек. И как только строительство дома та или иная семья подводит к концу, мы начинаем решать вопросы подведения коммуникаций.
– Что на сегодняшний день особенно заботит местную власть?
– Как сказал один сатирик, на просторах России пока что, строго говоря, нет просто местных проблем. Есть повсеместные. Одна из таких – вынужденная безработица. Каждый крутится, вертится, как может.
В селе есть все необходимое для нормального функционирования культуры, да вот только клуб – «старожил», здание которого не выдерживает никакой критики и с которым можно расстаться без особого сожаления. Сейчас стоит вопрос о строительстве нового здания на 250 посадочных мест.
Пока мы вели беседу с Рамазаном Хасановичем, в дверь заглянули, по меньшей мере, 20 человек.
– От справок и документов разного рода никуда не денешься. Они, как радости и неприятности, сопровождают нас от рождения до смерти. Хотя они же обладают агрессивным свойством промокашек, поглощая время, – говорит, как бы извиняясь, Кубанов.
Это заметно, кстати, с первого взгляда – глава поселения – человек спокойный, ровный и даже по-современному предупредительный, что, на мой взгляд, ничуть не роняет его достоинства. К примеру, не из тех, кто тонко охаивает своих предшественников, чтобы на этом фоне выгоднее показать себя. Нет, он первым делом подчеркивает, что пришел в разрушенное здание, но не на голое место, рассказывает о хороших традициях в селе, заложенных до него. О том, что человеческий потенциал в селе не иссяк, несмотря на трудности, вот только, к великому сожалению, ни одного ветерана Великой Отечественной войны уже нет в живых, но селяне свято чтут память тех, кто вдохнул в них жизнь. А школьники бережно ухаживают за памятником солдатам, погибшим в этой страшной войне…
– Да, ветераны были бы большим подспорьем в работе.
– Но надо отдать должное старейшинам села Юсуфу Таукенову и Касыму Аксакову, чьи советы всегда оказываются действенным средством, умело дополняющим работу администрации поселения, а также депутатскому корпусу, который отличают высокая компетенция, четкое понимание ситуации и четкое видение перспектив. Мне легко и приятно работать с такими людьми.
– Спасибо за беседу.

 

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях