Одна, но пламенная страсть

18 августа в 09:46
4 просмотра

Начмед Усть-Джегутинской районной больницы Назир Лобжанидзе с детства мечтал стать врачом. Сейчас, правда, не помнит почему. К медицинской династии не принадлежал. Первые девять лет жизни провёл в Казахстане. Отрочество прошло в ауле Эльтаркач. Юность – в Черкесске. Вероятно, к идее лечить людей подтолкнули подспудно таившиеся мрачные картины прошлого – воспоминания о ссылке, когда он, маленьким, терял одного за другим больных родственников, которым некому было помочь… Возможно, были и другие причины.
Одна из них – любовь к чтению. Книга Амосова «Сердце на ладони» не оставила сомнений в выборе профессии. И потому мама Муслимат не удивилась его решению учиться в Ставропольском медицинском институте, как говорили тогда, на хирурга.

Начмед Усть-Джегутинской районной больницы Назир Лобжанидзе с детства мечтал стать врачом. Сейчас, правда, не помнит почему. К медицинской династии не принадлежал. Первые девять лет жизни провёл в Казахстане. Отрочество прошло в ауле Эльтаркач. Юность – в Черкесске. Вероятно, к идее лечить людей подтолкнули подспудно таившиеся мрачные картины прошлого – воспоминания о ссылке, когда он, маленьким, терял одного за другим больных родственников, которым некому было помочь… Возможно, были и другие причины.
Одна из них – любовь к чтению. Книга Амосова «Сердце на ладони» не оставила сомнений в выборе профессии. И потому мама Муслимат не удивилась его решению учиться в Ставропольском медицинском институте, как говорили тогда, на хирурга.
Студенческое время пролетело незаметно. Трудовые будни начались с хирургического отделения Хабезской районной больницы, причём почти сразу – с должности заведующего отделением. Несмотря на такое неожиданное доверие, Лобженидзе с уважением относился к советам наставника – хирурга Мурата Чотчаева, который буквально дневал и ночевал в отделении. Никогда не оставлял больного «на потом». Осмотр, обследование, операция – всегда своевременно и высокопрофессионально. Он и приучил Назира к жёсткой дисциплине.
О хабезском периоде Назир Азретович вспоминает тепло: «Аул, уютно расположившийся среди гор, почти безветренный, райский уголок с удивительно мягким климатом. Люди там очень добрые, чтящие традиции. Врачей уважали, приезжим обязательно предоставляли квартиры, мне и моей супруге – гинекологу Рабият Джумалиевне в том числе. Коллектив больницы принял нас радушно, как старых знакомых.
Мы умели работать. Умели и праздновать. Выезжали на природу. Отмечали дни рождения, юбилеи, пополнение в семьях… Гуляли на свадьбах, пели песни на разных языках. И никогда никого не оставляли в беде. Очень хорошие были взаимоотношения! Сожалею, что через семь лет, в 1980 году, пришлось их прервать. Но сразу хочу отметить: я никого не забыл – Мурид Айсанов, Борис Шевхужев, Давлет Кохов, Борис Аслануков остались в моём сердце навечно. Моя жена тоже часто вспоминает своих подруг-черкешенок, особенно когда готовит национальные блюда – либжу, например, или печёт халиву.
Дисциплина есть дисциплина, я подчинился приказу и оказался в городе Карачаевске, где довольно долго работал в районной больнице и честно прошёл путь от рядового хирурга до главного врача».
Без малого четыре года назад Назир Азретович вновь поменял место жительства, поселившись с семьёй в городе Черкесске. Когда его пригласили работать начмедом в Усть-Джегутинскую ЦРБ, долго не раздумывал – соскучился по медицине в «чистом виде». Здесь же стала работать кожником-венерологом его жена Рабият Джумалиевна.
Включившись в программу снижения смертности и инвалидности при ДТП в КЧР, больница приобрела современное оборудование – реанимобиль, томограф, операционный стол и медицинский инструментарий.
О своей больнице Назир Азретович рассказывает с любовью и подробно, словно она уже давно часть его жизни. И, кажется, так оно и есть, ведь где бы ни жил, ни трудился доктор, приложение его сил и профессионализма – больной человек.
Из троих детей по стопам родителей пошла лишь дочь Асият – она кардиолог кардиологического отделения Карачаево-Черкесской республиканской больницы.
Так что медицинская линия семьи «прочерчена», возможно, её продолжат внуки и правнуки Назира Азретовича.

Х. КОХОВА,
член Союза журналистов России.
НА СНИМКЕ: Назир ЛОБЖАНИДЗЕ с внуками Азретом и Динисламом.

Поделиться
в соцсетях