Мастер пластики и грации

30 сентября в 07:39
 просмотров

Полвека творческой деятельности, но по-прежнему в строю. Такое везение достаётся не каждому. Тем более если жить в селе. Заслуженный деятель искусств Карачаево-Черкесской Республики, директор, художественный руководитель Государственного ансамбля танца КЧР «Эльбрус» Исмаил Байрамкулов никогда не спорил с Судьбой: что преподносила, принимал как должное. Наверное, поэтому врагов у него практически нет. Разве что проявится иногда ревность у коллег, но в искусстве без неё – застой.
В дипломе Байрамкулова значится: «Балетмейстер-постановщик по специальности хореография». «Но почему выбрана профессией хореография — для сельского мальчика это нетипично? И почему именно народные танцы?» – попыталась я «нащупать» первоначальные побуждения собеседника. «Я в душе поэт, – ответил он, – но Всевышний не дал мне возможность сочинять стихи. Я также певец, но, в основном, для себя, а танцы… сплав того и другого, поэтому они так близки моему сердцу.

Полвека творческой деятельности, но по-прежнему в строю. Такое везение достаётся не каждому. Тем более если жить в селе. Заслуженный деятель искусств Карачаево-Черкесской Республики, директор, художественный руководитель Государственного ансамбля танца КЧР «Эльбрус» Исмаил Байрамкулов никогда не спорил с Судьбой: что преподносила, принимал как должное. Наверное, поэтому врагов у него практически нет. Разве что проявится иногда ревность у коллег, но в искусстве без неё – застой.
В дипломе Байрамкулова значится: «Балетмейстер-постановщик по специальности хореография». «Но почему выбрана профессией хореография — для сельского мальчика это нетипично? И почему именно народные танцы?» – попыталась я «нащупать» первоначальные побуждения собеседника. «Я в душе поэт, – ответил он, – но Всевышний не дал мне возможность сочинять стихи. Я также певец, но, в основном, для себя, а танцы… сплав того и другого, поэтому они так близки моему сердцу. Это поэзия, переложенная на пластику, и песня в движениях тела. Отдаю предпочтение народным танцам, потому что люблю фольклор: в нём будоражащая душу седая старина, таящая в себе эмоциональную часть души любого народа. Вот эту составляющую — образность, выразительность и фантазийность – я с удовольствием воплощаю в танцах. Сначала в собственных. Потом — в хореографии».

Ремеслу грации и пластики Исмаил остался верен на всю жизнь. В молодости был танцовщиком в ансамблях песни и пляски группы советских войск в Германии и Закавказского военного округа, в Краснодарском краевом театре оперетты (ныне Музыкальный театр), в Кубанском казачьем хоре, там же – и балетмейстером, факт, по признанию Байрамкулова, «большой сценической и постановочной практики». Вернувшись, наконец, в Карачаево-Черкесию, создал в селе Учкекен Детскую хореографическую школу, где успешно директорствовал четырнадцать лет. О своих учениках может рассказывать часами: Мурат Эркенов работает сейчас в Государственном музыкальном театре города Нальчика, Заур Хасанов и Мадина Узденова, окончив Северо-Кавказский государственный институт искусств, станут преподавателями в родной школе…
 После перевода на должность директора ансамбля «Эльбрус» Исмаил Пилалович сохранил за собой учебные часы. Весьма, кстати, удобная ситуация — сам раскрывает творческий потенциал учащихся, сам выбирает лучших из них для работы в «Эльбрусе» и сам же потом «дошлифовывает» их таланты.
 Четыре года пролетели, как один день. Почти забыто нелёгкое начало – коллективу мешало хроническое, вялотекущее брожение мнений. И тогда, выбрав единственно верную тактику, не углубляясь в то, что было, Байрамкулов занялся реорганизацией кадров. Постепенно к нему потянулась творческая сельская молодёжь, в том числе выпускники Учкекенской хореографической школы. Завязались отношения с Государственным Кубанским казачьим хором. С Виктором Захарченко, его художественным руководителем, главным дирижером, народным артистом России, Украины, лауреатом Государственной премии России и Международной премии Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного, доктором искусствоведения, профессором, композитором (вот сколько регалий!), уже планируются совместные проекты. Директор подумал и о будущем «Эльбруса» — открыл детскую студию, кузницу кадров. Ансамбль обогатился новыми инструментами, невероятно красивыми сценическими костюмами, обувью и необходимыми атрибутами.
 «Один в поле не воин, – сказал Байрамкулов, – без действенной помощи главы республики Рашида Темрезова вряд ли бы мы так «обновились». Нашу базу посещают редко, но метко. Рашид Бориспиевич только окинул взглядом «кричащее» о ремонте помещение и мгновенно просчитал, чем и за сколько можно ему помочь».
 Недавно коллектив успешно сдал скомпонованную в единое действо концертную программу с номерами своего золотого фонда, освежённую новыми хореографическими композициями. В ней и лирический репертуар — на Кавказе всегда обожествлялись красивые чувства. И элегический – грусть тоже присуща нашим народам. И, конечно же, героический — отражённый даже во внешнем виде джигитов. Сцеп, на мой взгляд, получился великолепным. Вместе со зрителями я легко вовлеклась в процесс творения. Положительные эмоции зашкаливали, патриотизм фонтанировал, потому что в танцевальных «картинах» художественно воплотилась нелёгкая история нашей республики. Многое пришлось  ей пережить, но жизнелюбие людей оказалось крепче щита. В композициях «эльбрусцев» оно феерически «зажигает» зрителей с первых минут появления артистов на сцене. Редко какая не вызывается «на бис».
«На первый взгляд, национальные танцы Северного Кавказа, Карачаево-Черкесии в частности, кажутся однотипными», – приступила я к поиску «изюминки» колоссального успеха ансамбля. «Да, канва похожа, – согласился Байрамкулов, – однако делается она разноцветной вязью, присущей определённым национальным колоритам, характерам, обычаям, и преподносится зрителям с помощью различных элементов – утончённых, стремительных, скромных, грубоватых, простых и сложных — многообразных, как сама жизнь.
 Есть в нашем репертуаре танец, связывающий все народы Северного Кавказа, — лезгинка, которую все считают своей, родной, хотя, конечно, она – порождение лезгинского народа, щедро поделившегося ею с нами, считай, соседями по региону… Теперь она «гуляет» пляской по Кавказу, уподобляясь то одним национальным канонам, то другим, сохраняя при этом чёткий рисунок, динамичность и ритм. У нас, например, она воплотилась в хореографическую композицию «Под Эльбрусом», на музыку известного композитора Исмаила Семёнова. На днях мне предложили для этой композиции ещё одну музыкальную подложку – казачий вариант. Прослушал. Бесподобно! Великолепное объёмное звучание плюс филигранно отточенная техника танца, мне кажется, украсят наш репертуар».
  Ансамбль добился полного соответствия стандартам искусства, поэтому его пригласили участвовать в культурных мероприятиях Олимпиады в Сочи. Республика ради такого случая профинансировала поездку. И это не всё. «Эльбрус» – член Союза профессиональных национальных коллективов России – на равных, среди тридцати объединений, с хором имени Пятницкого, Кубанским казачьим хором, с известными русскими народными хорами — Воронежским, Северным, Уральским… Под протекцией союза Байрамкулов надеется возродить концертную и гастрольную деятельности за счёт федеральных средств и выигрывать гранты (один, замечу в скобках, в «копилке» ансамбля уже есть). Не секрет, что материальные проблемы, довлеющие над творческой харизмой, заставляют коллектив довольствоваться пока малозатратными концертами в близлежащих регионах.
 Огромная миротворческая миссия танцевального искусства уже привычно «выплёскивается» на улицу. «Посмотрите, – сказал Исмаил Пилалович, – сколько в праздничные или в выходные дни спонтанно образованных кругов, в центре которых танцует молодёжь разных национальностей. Как после такого общего веселья разделяться на национальные стайки? Значение социологического термина «толерантность» подросткам пока неизвестно, но в таком возрасте это не столь важно. Мало кто из взрослых задумывается, что, черпая в танцах гармонию, дети, сами того не осознавая, духовно развиваются. Я беседовал со многими из них, примечая, кого бы взять в ансамбль. Раз эти бойкие юноши и девушки самостоятельно научились сложным движениям, значит, имеют силу воли для многочасовых репетиций. Что интересно, заметил одухотворённость, которой они стесняются и которую всеми силами стараются скрыть. Стесняются сегодня. А завтра, в ансамбле, она превратится в действенное побуждение к прекрасному».
Последний вопрос Исмаилу я задала из чистого любопытства: «Всю жизнь заниматься одним и тем же делом – не скучно?» – «Нет, – ответил он. – В моей работе — постоянный эмоциональный перехлёст, я живу ею и благодарю Судьбу за то, что свела меня с коллективом «Эльбруса». Все артисты – надёжные, порядочные люди, заряженные творчеством и способностью выдавать высококачественные концертные продукты. Мне комфортно с ними».

Бэлла БАГДАСАРОВА
Поделиться
в соцсетях