Он самобытен и тем велик

29 декабря в 05:30
5 просмотров

Эта памятная встреча с выходцем из моего родного аула состоялась во второй половине июня 1964 г., когда я работал на областном радио. В то время комитет по радиовещанию располагался на центральной почте по ул. Первомайской, на втором этаже. Был жаркий солнечный день.  После возвращения с обеденного перерыва я увидел, что в нашем кабинете находился кроме старшего редактора черкесского отдела (сейчас – главный редактор) Мухадина Худовича Ахметова незнакомый мне пожилой человек, на вид лет 60-ти, плотного телосложения, выше среднего роста. Коротко подстриженные волосы еще не были полностью охвачены сединой, а пышные аккуратные усы были рыжеватого оттенка.
Когда я закрыл за собой дверь кабинета, он встал и протянул мне руки, мы поздоровались. При этом Мухадин Ахметов сказал, обращаясь к гостю: «Вот, Хапача, знакомься, наш диктор Хасин Братов, он из вашего аула Ботащей (Боташ, Боташевский.Б.Х.).

Эта памятная встреча с выходцем из моего родного аула состоялась во второй половине июня 1964 г., когда я работал на областном радио. В то время комитет по радиовещанию располагался на центральной почте по ул. Первомайской, на втором этаже. Был жаркий солнечный день.  После возвращения с обеденного перерыва я увидел, что в нашем кабинете находился кроме старшего редактора черкесского отдела (сейчас – главный редактор) Мухадина Худовича Ахметова незнакомый мне пожилой человек, на вид лет 60-ти, плотного телосложения, выше среднего роста. Коротко подстриженные волосы еще не были полностью охвачены сединой, а пышные аккуратные усы были рыжеватого оттенка.
Когда я закрыл за собой дверь кабинета, он встал и протянул мне руки, мы поздоровались. При этом Мухадин Ахметов сказал, обращаясь к гостю: «Вот, Хапача, знакомься, наш диктор Хасин Братов, он из вашего аула Ботащей (Боташ, Боташевский. Б.Х.).
– Наш гость Хапача Тамбиев, как ты уже понял, он тоже из вашего аула, – уже обращаясь ко мне. – Он из Москвы, там живет, приехал повидать аул и родственников.
Как я понял, в этот день Мухадин не уходил на обеденный перерыв, и они этот час общались, выясняли основные вопросы, которыми обычно не интересуются при первом знакомстве.
– Мы пойдем пообедаем, – дальше продолжил он, посмотрев в мою сторону. – Потом Хапача поедет в Ботащей, поэтому времени мало, торопимся, если есть вопросы – спрашивай, я оставлю вас на некоторое время.
Затем он вышел.
Опуская подробности, в состоявшемся коротком разговоре в основном я выяснил следующее. Десятилетним мальчиком Хапача Тамбиев поехал «зайцем» в Москву поездом. Это было до Октябрьской революции, летом 1916 года. И с тех пор он не был в родном ауле и не вел никакой переписки ни с кем из аула. Поэтому помнил только тех из ровесников и старших, которых он видел и с которыми довелось общаться в свое время. В Москве он освоился, осел, женился на русской девушке, у них родились дочь и сын. Сына зовут Александр, и он тот, кого я знал по передачам для детей Всесоюзного радио о мире животных. А дочь стала известным партийным работником, её неоднократно выбирали первым секретарем одного из крупных райкомов КПСС г. Москвы – Перовского.
На мой вопрос, какой факультет окончил Александр и чем занят в данное время, Хапача сказал:
– Он окончил химико-биологический факультет университета им. Ломоносова, сейчас там же находится в аспирантуре. По правде говоря, мы его редко видим – все время в экспедициях в разных странах и континентах, все выясняет и изучает тайны живой природы, пишет статьи на радио и в различные журналы.
Вернулся в кабинет Мухадин Ахметов, на этом наш короткий диалог с Хапача Тамбиевым завершился, и они вышли. Больше я не видел его, и, насколько мне известно, повторно он не приезжал на свою малую родину.
Конечно, после этой встречи с Хапачей я с большим вниманием и усердием стал слушать передачи по Всесоюзному радио с участием его сына Александра, научный потенциал которого с каждым годом раскрывался все больше и больше, и вскоре он стал одним из самых популярных среди ученых-биологов в мире. Я это говорю без всякого преувеличения, как человек, для которого интерес к животному миру являлся хобби, а в последние годы стал основным занятием – работаю над словарем наименований видов животных на черкесском языке.
Позже, в 1973 г., в журнале «Наука и жизнь» прочитал статью А. Тамбиева про клеточную инженерию, а в разных сборниках – и другие статьи на иные темы.
Из всего того, что издано Александром Хапачевичем, ко мне попала только одна небольшая книжка, выпущенная издательством «Знание» в 1982 г.: «Запахи в жизни животных и растений» (Биология наших дней, вып. 1, сост. кандидат биологических наук А. X. Тамбиев). Несмотря на свою малую величину, книга эта познавательная, удовлетворяющая пытливый запрос всякого любителя (да и специалиста) живой природы. И последнее. Ни одна из неоднократных попыток связаться по телефону с А. Тамбиевым не увенчалась успехом по разным причинам, в основном из-за его отсутствия в Москве.
Родился он в 1935 году в Москве. Ученый-биолог, доктор биологических наук (1975 г.), профессор, автор научных и научно-популярных произведений для детей. Окончил химико-биологический факультет МГУ в 1958 году, аспирантуру, доцент кафедры микробиологии МГУ (1958-1962). В 1972-1975 учился в докторантуре. С 1975 – профессор кафедры микробиологии МП7. Основные работы: «Живые пути планеты, или Колесо жизни» (для старшего возраста) (М., 1994), «Реакционная способность экзометаболитов растений» (М., 1984), серия детских книг «Почемучка» (М., 1980-1983).
Научные интересы – клеточная биология, включающая изучение процессов экскреции органических соединений микроорганизмами, клеточная инженерия на примере культивирования тканей макрофитных водорослей (впервые в нашей стране), основание и развитие направления по действию электромагнитных волн низкой интенсивности на фотосинтезирующие организмы. В то же время перед нами – путешественник, выезжавший в мир на научно-исследовательских судах. Он оставил нам свои путевые заметки (например о путешествии по Красному морю и Индийскому океану и об обитателях его поверхности, толщи и дна).
Главный научный сотрудник кафедры физиологии микроорганизмов биологического факультета МГУ,  заслуженный деятель науки РФ, член Союза писателей России и Союза журналистов России.
«Второе призвание» сопутствовало первому с самого начала научной карьеры. Вероятно, сыграло роль литературное призвание матери и сестры. Уже с 1958 г. Тамбиев выступает по радио с передачами на биологические темы и много пишет для солидных научно-популярных журналов. Наряду с этим Александр Хапачевич приступает к созданию длинной серии научно-популярных, отчасти сказочного жанра книжек, адресованных, в первую очередь, детям (хотя захватывающих внимание и взрослых читателей). В 1973 г. А. X. Тамбиев становится членом Союза журналистов. Затем выходит его книжка «Головастик ищет маму» (М.: Детская литература), которая далее превратилась в мультфильм, пластинку, вошла в состав одной из передач «Спокойной ночи, малыши».
Международную известность профессору Тамбиеву в роли писателя принесла детская книжка «Кто в муравейнике живет?» (часть серии книг «Кто где живёт?», в последние годы переизданная издательством «Дрофа»), переведённая на четыре иностранных языка. Интересное, точное с точки зрения науки (мирмекологии) описание сложной жизни обитателей муравейника (отнюдь не одних только муравьев) в то же время подчёркивает красоту живой природы (можно сказать, отдает дань биоэстетике). «Стоит такой дом-муравейник в лесу – большой, видный издалека, прямо красавец, небоскрёб по муравьиным меркам». В книжке, как и во многих других произведениях биолога в рамках «второго призвания», как бы два пласта. Один – научно-популярный, дающий читателю базовые биологические знания в доступной и увлекательной форме. Другой пласт – художественный, сказочный, антропоморфный. И он же – воспитательный, наполненный этическими нормами и правилами, которые необходимо усвоить подрастающему поколению. Когда Александр Хапачевич пишет о разделении труда, взаимопомощи в муравейнике, то здесь есть чему поучиться и молодым читателям. Например, этический подтекст заметен в словах: «Всегда делиться едой – закон муравьиной жизни».
Трудный этап в жизни ребёнка – освоение грамоты. Оказывается, кроме обычной азбуки должна быть еще и «Экологическая азбука растений» и «Экологическая азбука животных» (А. X. Тамбиев. М.: Школьная пресса, 2000). Это – начало целой серии книг, продолженной другими авторами, в каждой из которых буквы алфавита иллюстрируются видами животных, растений и др. Находится место и для экологических обобщений, важных слов о необходимости защиты хрупкой живой природы. Причем базовые научные сведения комбинируются с легендами, народной мудростью. Тамбиев как бы всё время напоминает юному читателю об истоках его национальной самобытной культуры, о сказаниях и былинах. Так, буква «А» в серии «Животные» иллюстрируется, например, статьей об аисте, где мы читаем: «Говорят, если аист свил гнездо на крыше – в доме поселится счастье». В книжке используется такой сказочный приём, как рассказ от первого лица. Вот что говорит о себе гепард (в статье на букву «Г»): «Самый быстрый из зверей… За несколько секунд способен развить скорость до ста километров в час. Догоню самую резвую антилопу».
Много труда пришлось затратить биологу-писателю на создание солидных книг для старших школьников, посвященных миграциям животных на нашей планете: «Живые пути планеты» (М.: Детская литература, 1994) и «Миграция животных» (серия «Я познаю мир», М.: «Астрель», 1999). Вторая книга является значительно расширенным и дополненным изданием первой. Необыкновенно интересная тема миграции самых различных животных от китов до насекомых в морях и океанах, по суше и по воздуху до этих книг практически не была представлена в детской литературе и потребовала сбора огромного количества материала.
Книги А. X. Тамбиева, число которых около 25, содержащие большой познавательный материал по биологии, с огромным интересом усваиваются детьми, помогают выбрать в качестве занятия в жизни весьма важную специальность биолога.

Х. БРАТОВ,
ст. научный сотрудник ИГИ КЧР,

кандидат филологических наук.

Поделиться
в соцсетях