Узник Бухенвальда

5 февраля в 05:57
29 просмотров

На страницах газет, журналов и книг мы часто читаем материалы об участниках, героях Великой Отечественной войны. Но, на мой взгляд, очень мало пишется о тех мужественных людях, которые находились в немецких концлагерях, где перенесли нечеловеческие пытки, истязания, издевательства. О тех людях, которые выжили всем смертям назло и даже в нечеловеческих условиях вели борьбу за человеческое достоинство, за свободу.
Когда читаешь материалы о фашистских концлагерях, кровь стынет в жилах, сердце замирает. Так, в концлагерях Бухенвальд, Дахау, Саласпилс, Аушвиц, Берген-Бельзен, Бельцек и других было уничтожено более 11 миллионов человек!

На страницах газет, журналов и книг мы часто читаем материалы об участниках, героях Великой Отечественной войны. Но, на мой взгляд, очень мало пишется о тех мужественных людях, которые находились в немецких концлагерях, где перенесли нечеловеческие пытки, истязания, издевательства. О тех людях, которые выжили всем смертям назло и даже в нечеловеческих условиях вели борьбу за человеческое достоинство, за свободу.
Когда читаешь материалы о фашистских концлагерях, кровь стынет в жилах, сердце замирает. Так, в концлагерях Бухенвальд, Дахау, Саласпилс, Аушвиц, Берген-Бельзен, Бельцек и других было уничтожено более 11 миллионов человек!
Только в Бухенвальде с июля 1937-го по апрель1945 года было заключено около 250 тысяч человек, из них около 56 тысяч погибло! И в этом аду три года провел наш земляк, житель г. Черкесска Иван Федорович Антоненко…
Как-то, было это годах в семидесятых, зашел я по делу в столярную мастерскую гостиницы «Кубань». Худощавый седой мужчина проворно ремонтировал мебель гостиницы. А закончив работу, присел, взял в руки лежавшую на этажерке книгу и стал читать. Вскоре его глаза подозрительно заблестели…
– Не могу читать это без слез, – сказал мужчина.
– А что за книга, Федорович? – так все звали этого человека.
– На, посмотри, – протянул он мне сборник, на обложке которого сразу бросилось в глаза слово «Бухенвальд». Мне сразу вспомнились страшный фильм «Бухенвальд», ужасы об этом концлагере, прочитанные ранее.
– Так зачем читаешь такую книгу? – удивился я.
– А затем, что жил я в этом аду и чудом уцелел. Этот «подарок» мне мой друг Саша Зеленко прислал, вместе мы провели в Бухенвальде три года! Вот видишь, даже в книгу попал, – и Федорович показал мне фото узников концлагеря, среди которых был он сам, под номером 92112. Не человек – скелет!
Разве мог представить себе такую судьбу молодой офицер, окончивший Урюпинское военно-пехотное училище, Иван Антоненко, который на фронте сразу оказался в центре боевых действий под Ростовом-на-Дону?
– Я попал в 149-й стрелковый полк 356-й стрелковой дивизии командиром пулеметного взвода, – вспоминал Антоненко. – Была страшная неразбериха. Трудно было разобрать, где враг, а где – наши. То поступает приказ: «Ни шагу назад», а через полчаса – приказ «Отступать»…
И вот пулеметчики Антоненко заняли оборону – им была поставлена задача задержать врага, пока часть не переберется через реку Дон. Закрепились солдаты, четыре пулемета расставили по самым удобным местам. Враг наступает, но пулеметчики отбивают атаку за атакой, нанося немцам существенные потери. Однако и пулеметчики теряют силы. Уничтожено три пулемета, а четвертый остался без патронов. Остались в живых рядовой Саша Зеленко, да он, Иван Антоненко, с ранением в руку.
До полусмерти избили плененных бойцов немцы. А затем погрузили их в мотоциклы и отвезли во временно организованный лагерь под Ростовом.
У Антоненко рана кровоточит, рука опухла. А кому до этого дело?
Из Ростова военнопленных погнали пешком в Германию. Дошли до Лейпцига. Поместили их во вновь организованный лагерь. Издевательства, избиения – на каждом шагу. Люди восстали и… Расплата была жестокой. Одних расстреляли, других отправили в Бухенвальд. В страшном концлагере оказались и два друга – Антоненко и Зеленко.
– В тех лагерях, где мы были раньше, еще можно было выжить, – вспоминал Иван Федорович. – А здесь – уже никакой надежды! Печи крематория работали круглые сутки, «экономя» пули, фашисты использовали для расстрела расстрельное устройство, над узниками проводились медицинские эксперименты. Обычным узникам давали по 350 граммов хлеба, а русским солдатам и офицерам – только по 100 граммов. По 14-16 часов заставляли перетаскивать камни с одного места на другое. А тех, кто не выдерживал, сразу отправляли «в расход». Особенно свирепствовали начальник лагерного карцера Зоммер и комендант Пистер. За малейшую провинность назначались 25 ударов резиновой палкой…
Даже в такой страшной обстановке люди вели борьбу против врага. Антоненко случайно познакомился с девушкой из соседнего барака. Она снабжала информацией о делах на фронте. Однажды у него обнаружили записку и избили так, что было очевидно: он уже не жилец на этом свете. Потому и пулю на него пожалели. Но немецкий коммунист Паулер и красный офицер Петко выходили Ивана. И это было просто чудом.
А потом Паулер и Петко предложили ему вступить в подпольную антифашистскую организацию. И Иван согласился. Чем дожидаться смерти в печах крематория, уж лучше сложить голову в борьбе с фашистами!
Некоторые узники концлагеря работали на заводе, где делались детали для автоматов. Остается только догадываться, как удавалось изможденным узникам выносить оттуда ту или иную деталь. И из этих деталей Иван, рискуя в любой момент быть разоблаченным и расстрелянным, собирал оружие и прятал в надежное место.
– Нельзя было дальше терпеть издевательства, – говорил Иван Федорович. – В январе 1945 года из других лагерей в Бухенвальд стали пригонять тысячи евреев, и все они безжалостно уничтожались. Это был кошмар. Подпольная организация вплотную занялась подготовкой восстания. И начало его ускорило известие о том, что немцы собираются вывести всех узников из лагеря, якобы для спасения от американских бомб, а на самом деле – для расстрела на открытом месте. Шансов выжить в такой ситуации не оставалось ни у кого из заключенных. Терять было нечего.
И 11 апреля 1945 года в Бухенвальде узники подняли восстание. Вот когда пригодилось спрятанное оружие! Заключенные сумели перехватить контроль над лагерем и удерживали его до прихода американцев.
Позже, немного оправившись после концлагеря, офицер Антоненко продолжил службу в армии. Домой вернулся в 1946 году.
После демобилизации Иван Федорович окончил Черкесское медучилище, работал по профессии в Хабезе, позже – доверенным врачом облсовпрофа…
Нет уже в живых Ивана Антоненко. А мне все вспоминается этот человек, прошедший сквозь ад Бухенвальда и не потерявший чести и достоинства. Мужество и отвага таких людей вызывают восхищение. И таких героев забывать нельзя…

Д. ДАУРОВ,
заслуженный журналист КЧР.
НА СНИМКЕ: Иван АНТОНЕНКО.

Поделиться
в соцсетях