«Все зовут тебя сказкою…»

9 февраля в 07:49
2 просмотра

У каждого населенного пункта есть свои вехи, по которым его жители, гости отмеряют время. Так вот, городу-курорту Теберде официально 8 февраля этого года исполняется 45 лет, а неофициально…
О, история этого города, при виде которого у всех глаза разбегаются от обилия природной красоты, уникальных достопримечательностей, уходит в далекий девятнадцатый век, когда здесь, в этой живописнейшей долине, в 1883 году появились первые жилые постройки. В основном это были дачи, одна из которых была построена первой на берегу озера Кара-Кель и принадлежала начальнику Баталпашинского уезда полковнику Кузовлеву, и прообраз коммунального жилья, которое предназначалось для работников баз скипидарно-смолокуренных заводов. Конечно, снежные макушки хребтов, всегда зеленые долины и долины, где снежный наст не уступает напору полуденного солнца, водопады, которые словно задались целью удивить путника пленительной несокрушимой силой стихии, мало вязались с такими малосимпатичными, неблагозвучными названиями, как «скипидарня», «смолокурение», но я не уверена, что последующие события обернулись лучшим образом для Тебердинской долины.

У каждого населенного пункта есть свои вехи, по которым его жители, гости отмеряют время. Так вот, городу-курорту Теберде официально 8 февраля этого года исполняется 45 лет, а неофициально…
О, история этого города, при виде которого у всех глаза разбегаются от обилия природной красоты, уникальных достопримечательностей, уходит в далекий девятнадцатый век, когда здесь, в этой живописнейшей долине, в 1883 году появились первые жилые постройки. В основном это были дачи, одна из которых была построена первой на берегу озера Кара-Кель и принадлежала начальнику Баталпашинского уезда полковнику Кузовлеву, и прообраз коммунального жилья, которое предназначалось для работников баз скипидарно-смолокуренных заводов. Конечно, снежные макушки хребтов, всегда зеленые долины и долины, где снежный наст не уступает напору полуденного солнца, водопады, которые словно задались целью удивить путника пленительной несокрушимой силой стихии, мало вязались с такими малосимпатичными, неблагозвучными названиями, как «скипидарня», «смолокурение», но я не уверена, что последующие события обернулись лучшим образом для Тебердинской долины.
Дело в том, что в 1910 году по предложению врача Георгия Гречишкина из станицы Лабинской, неутомимого исследователя этих мест, съезд врачей России начнет исследование Теберды на предмет использования его как горноклиматического курорта, и в 1925 году в Теберде будет открыт первый противотуберкулезный санаторий. И в Теберду хлынут больные туберкулезом со всех концов нашей страны.
Больные приезжали и большей частью выздоравливали, потому что дышали воздухом, который, как сказал известный ученый – биолог Алексей Малышев, «невидимо стекает с альпийских лугов сквозь хвойный лес и, достигнув долины, заполняет ее удивительной свежестью».
Популярность Теберды росла так стремительно, что сюда даже хотели провести железную дорогу, но грянула Первая мировая война, а тут уж, как говорится, не до жиру, быть бы живу…
А Теберда все продолжала притягивать к себе людей, как больных, так и известных ученых, музыкантов, художников, которые были не прочь воскликнуть, как много позже это сделал Юрий Визбор: «Теберда, Теберда, голубая вода, серебристый напев над водой. Теберда, Теберда, я хотел бы всегда жить в горах над твоею волной!». Такие известные люди, как художник – передвижник Николай Ярошенко, композитор Сергей Танеев, поэт Коста Хетагуров и многие другие, находили приют в доме известного карачаевского просветителя Ислама Крымшамхалова.
Дом Крымшамхалова, как и сам хозяин, – особая статья, особая история, которую в связи с юбилеем города просто нельзя не вспомнить. Хотя бы потому, что Теберду постепенно признали курортным поселком не без содействия Ислама Пашаевича. В 1909 году он вместе с другими общественными деятелями направил тогдашнему наместнику на Кавказе Воронцову – Дашкову письмо с просьбой оформить Теберду поселком административно – до этого она была просто стихийным дачным поселением, как я сказала выше.
Вполне возможно, у прошения была и другая подоплека. Дело в том, что, получив прекрасное образование для того времени, Ислам Крымшамхалов был удостоен чести служить в Императорском конвое, читай, элитном отряде личной царской охраны. Но климат Петербурга, который в народе прозвали ночным горшком Господа, сыграл с ним злую шутку. Он заболел чахоткой, и ему не помогли ни прославленная Ялта, ни горячо любимая Теберда, которую он и хотел обустроить, подобно Ялте или другим, бывшим у всех на слуху, курортам.
Личный дом семьи Крымшамхаловых – а это было произведение искусства, как утверждали современники, сохранить не удалось, его снесли во время строительства санатория «Теберда», а вот гостевая усадьба, претерпев ряд метаморфоз, была национализирована и превращена в санаторий «Аманауз», который просуществовал до 1989 года. Далее здесь расположился музей туризма и альпинизма. И лишь в 2012 году гостевая усадьба была преобразована в дом – музей Ислама Крымшамхалова… Но мне бы хотелось остановиться подробнее на том времени, когда гостевая усадьба была музеем туризма и альпинизма…
Конечно же, открывая сей музей, все были далеки от невинных забав, ибо Теберда и Домбай в те годы были культовыми местами для альпинистов, скалолазов, горнолыжников. Так и развивать бы это направление дальше основательно, масштабно, на высоком государственном уровне, но наряду с ним, точнее, активнее, напористее него стало развиваться другое: в Теберде, как грибы, стали «расти» санатории для лечения больных туберкулезом. И настал момент, когда местное население стало роптать, мол, если так и дальше пойдет, вскоре местные начнут болеть, так как отдельные больные сплевывают мокроту не в специальные баночки, носовые платки, а именно и целенаправленно в реку, в траву… Каким диким ни представляется этот тезис, он, увы, имел хождение в 80-90-е…
И было бы большой ошибкой отмахнуться от него, как от бреда сумасшедшего. И не отмахнулись, как показало время. Сегодня в Теберде функционируют санатории «Нарат», «Теберда» с четырьмя отделениями – «Алибек», «Домбай», «Горный воздух», «Джамагат», пансионаты «Озон, «Зори Кавказа», турбазы «Азгек», базы отдыха «Жемчужина», «РТИ» и другие. Одна из ведущих здравниц не только Теберды, но и всей страны, «Теберда», как город в городе. Может быть, не обойдется без преувеличения, но факт остается фактом, это в первую очередь заслуга хрупкой, интеллигентной женщины – главного врача, кандидата медицинских наук Людмилы Байчоровой, строгий взор которой проникает повсюду, будь то незначительный хозяйственный вопрос или сложнейший медицинский процесс. И самое главное, по ее заверению, сегодня в Теберду приезжают отнюдь не больные туберкулезом, а только те, кто перенес этот недуг и нуждается в многофункциональной реабилитации. А она тут представлена невообразимым образом – и «драгоценная, дающая силу, радость и жизнь долина реки Теберды, благодарю тебя за твою красоту, свежесть и радость, которыми ты даришь нас», как сказал тот же Асеев, и бальнеотерапия, и грязелечение, и лечение нарзанами, и массаж, и гирудотерапия, если хотите…
Показатель любого здравоохранения, а значит, и общества, должен быть, на мой взгляд, таков: каково пациенту в поликлинике, стационаре, санатории. В санатории «Нарат», который возглавляет Борис Байчоров, как объяснили мне сведущие люди, доброта, отзывчивость, профессионализм медиков подкреплены, как это частенько бывает в последнее время, не меркантильными интересами, а нравственными принципами, глубокой порядочностью, которые не входят ни в какие планы и не исчисляются процентами выполнения «человеко – дней» и так далее. Оттого благодарные больные и пишут нам в редакцию в адрес главврача Байчорова и коллектива то и дело благодарственные письма…
Но хватит о медицине. Тем более что в Теберде есть «еще один город в городе» – это Тебердинский государственный заповедник. Поскольку о нем мы писали совершенно недавно и также по поводу, но только восьмидесятилетнего юбилея, то скажу о другом. Сегодня стало привычным говорить о сложностях нашего времени. В понятие этой сложности входят и экономические санкции, которыми Запад обложил нашу страну, и технологический бум, и многое – многое другое, в том числе и экологические проблемы. Здоровье Земли, здоровье природы – это здоровье человека, общества, государства. Нехитрая мысль, но многие ли умом, сердцем воспринимают ее? И мало кто печется об этом так, как сотрудники заповедника, и в первую очередь заместитель директора заповедника по экотуризму Юрий Саркисян, который твердо уверен в одном: в природе нет вредителей, кроме человека, который не понимает в ней своего места…
Конечно, город – это не только санатории, заповедник, школы, детсады, потому снова сверну на дорогу, по которой путешествует время. Павел Утяков, можно сказать, один из основателей Теберды и Домбая, писал о себе: «Я родился в 1894 году в Теберде – тогда по существу маленьком местечке, оживающем летом и замирающем зимой…»
– Нынче все наоборот, зимой в Теберде и на Домбае не протолкнуться, – смеется глава администрации Теберды Карачаевского городского округа Мухамед-Али Кипкеев, – а в последнее время и летом наплыв туристов, преимущественно детей, – невообразимый. Детей из Чечни, Абхазии, Дагестана, Ставропольского края, нашей республики принимают турбазы «Азгек», «Жемчужина», пансионат «Зори Кавказа»…. Теберда летом – это еще и идеальное место, которое словно специально создано природой, для подготовки к самым ответственным соревнованиям представителей разных видов спорта. Вот и едут к нам на сборы национальные команды России по вольной борьбе, по велоспорту и так далее…
– Мухамед-Али Климович, с каждым годом мир вокруг человека становится шире, больше, но становится ли он чище, комфортнее? Дайте пищу для сопоставления, напомнив о Теберде ее вехами минувшего житья–бытия..
– Кто бы спорил, что десятилетиями Теберда жила в условиях острой нехватки объектов социального и культурно-бытового назначения – не было стадиона, мечети, газа…
– Позвольте вас поправить: и продолжает жить, ведь в городе по-прежнему нет газа, стадиона…
– Стадиона, верно, нет, но спортом ребятам есть где заниматься. Работает секция по вольной борьбе, воспитанники которой показывают превосходные результаты, есть секция по каратэ. Функционирует горнолыжная детская школа, отремонтирован кинотеатр. Построена в городе мечеть – самое красивое и компактное здание в Тебердинском ущелье. Все финансовые вопросы стройки взял на себя благородный мужчина, бизнесмен Науруз Черкасов, которого, к большому сожалению, уже нет в живых… Но вместе с тем, к большой радости, таких людей, которые берутся помочь родному городу безвозмездно и от всей души, в Теберде немало. Это Юсуф Есенеев, Борис Байчоров, Таулан Джуккаев, Башир Кипкеев, Джамболат Аджиев. Ну и, конечно же, в первую очередь, мэр г. Карачаевска Руслан Текеев. Он не только обладает прагматической сметкой и реалистичным взглядом на вещи, но и придерживается одного правила: «Делать, что можно делать». И того же требует от всех остальных. В общем, расслабляться не дает.
Если для человека 45 лет – пора зрелости, то для Теберды – пора удивительных перемен. В настоящее время полным ходом идет газификация Тебердинского ущелья, и ни для кого не секрет, что с мертвой точки этот вопрос сдвинул Глава республики Рашид Темрезов. А ведь это наша самая больная проблема, потому что дым более 30 котельных, работающих на угле, солярке, мазуте, губительно влияет на состояние атмосферы и почвы, на чистоту реки Теберда, а ведь она – чистейший генетический фонд осетров…
– А что в планах на сегодня у администрации города?
– На повестке дня – постоянный текущий ремонт дорог, чтобы не только центральная, ведущая на Домбай, была без сучка и задоринки и горела зазывными огнями, но и все остальные, даже те, что у черта на куличках… Думаем над приобретением здания для православной церкви. Надеемся, что и газификация – не за горами… И тогда, поверьте, многое в нашем городе будет соответствовать словам из песни о Теберде: «Все зовут тебя сказкою…»

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях