Тот, кто знает зачем…

20 июля в 05:41
3 просмотра

Любой юбилей – событие радостное и одновременно чуточку грустное. Потому как еще вчера казалось, что у тебя все впереди, ты суетился, бежал без оглядки, и вдруг вот они – 60. Пора передохнуть, оглядеться, что сделал, чего добился. А добился Сергей Умарович Пазов, о котором хочу рассказать, довольно многого в своей жизни. Вот что написано о нем, к примеру, в многотомнике «Ученые России»: «Сергей Пазов – крупный ученый- языковед, заслуженный деятель науки КЧР, кандидат филологических наук, профессор. Имеет более 160 научных весомых работ…». Я бы могла привести цитаты о нем из Абхазского биографического словаря, Адыгской энциклопедии и ряда других изданий, но поверьте, такой панегирик получится, что вряд ли Сергею Умаровичу – человеку невероятной скромности и порядочности, как и положено любому интеллигентному человеку, это понравится. Потому остается лишь спросить немного завуалированно: «Сергей Умарович, для кого-то вы талантливый абазинский языковед, для кого-то автор незаменимых учебников и пособий по изучению родного языка, для третьих были и есть нежный заботливый отец, сын, брат.

Любой юбилей – событие радостное и одновременно чуточку грустное. Потому как еще вчера казалось, что у тебя все впереди, ты суетился, бежал без оглядки, и вдруг вот они – 60. Пора передохнуть, оглядеться, что сделал, чего добился. А добился Сергей Умарович Пазов, о котором хочу рассказать, довольно многого в своей жизни. Вот что написано о нем, к примеру, в многотомнике «Ученые России»: «Сергей Пазов – крупный ученый- языковед, заслуженный деятель науки КЧР, кандидат филологических наук, профессор. Имеет более 160 научных весомых работ…». Я бы могла привести цитаты о нем из Абхазского биографического словаря, Адыгской энциклопедии и ряда других изданий, но поверьте, такой панегирик получится, что вряд ли Сергею Умаровичу – человеку невероятной скромности и порядочности, как и положено любому интеллигентному человеку, это понравится. Потому остается лишь спросить немного завуалированно: «Сергей Умарович, для кого-то вы талантливый абазинский языковед, для кого-то автор незаменимых учебников и пособий по изучению родного языка, для третьих были и есть нежный заботливый отец, сын, брат. Вашим дружеским и научным контактам университет обязан проведением бессчетных всероссийских и международных конференций на различные актуальные те-мы. А вам какая из этих ипостасей дороже?
– Конечно же, сына, отца, брата. В моей системе ценностей семья в самом широком понимании этого слова всегда была на первом месте. К большому сожалению, родители ушли из жизни, но не из моего сердца, не из моей памяти. Я помню каждый день, каждый миг, проведенный с ними…
Сергей Пазов родился в 1956 году в весьма уважаемой абазинской семье, вот только не в ауле Кубина – родовом гнезде Пазовых, а в г. Шахты Ростовской области.
– Мой отец во все времена больше тяготел к земле, оттого и проработал почти 50 лет в совхозе, был бригадиром–полеводом, заведующим животноводческой фермой, но было, было такое поветрие в 50-е прошлого века – направлять ударников производства – любого – по направлению комсомола партии на шахты в помощь горнякам, на целину и так далее.
Хоть и были Умар Исмаилович и Цуца Айсовна (в девичестве Дагужиева) людьми без высшего образования, но для окружающих и своих четверых детей они являлись олицетворением ума, смекалки, житейской мудрости. Хлебосольные, гостеприимные, они частенько говорили детям: «Чем гостей голодом морить, лучше птиц остатками кормить». Большинство их афоризмов рождалось на ходу, становясь жизненными уроками для детей. И, наверное, неслучайно старший сын Сергей  подает документы на филфак КЧГПИ. Активная жизненная позиция была и у других детей. Светлана, окончив Рязанский мединститут, была врачом в Москве, а Рауф был экономистом. Пишу «была», «был», потому как от этого отчаянно–непоправимого слова никуда не деться… Нет их больше в живых. К счастью, жив младший брат Карабий, который работает заместителем директора профилактория «Солнечный»….
У другого в таком трагическом круговороте опустились бы руки, но Сергей знал, что он теперь в некогда большой и дружной семье остается за главного помощника отцу. Цуца Айсовна покинет этот мир раньше мужа почти на десять лет…
Чего-чего, а чувства ответственности Пазову всегда было не занимать. Даже будучи студентом, причем, уверенным, способным, целеустремленным, он находил время и способы помочь семье.
В народе говорят «Тот, кто знает, что делает, выигрывает однажды, а тот, кто знает, зачем – всегда». После успешной защиты диплома (кстати, дипломная работа, посвященная терминологии земледелия у абазин, была написана с кропотливостью этнографа, прекрасно знающего и предметный, и духовный мир абазин, и будет названа экзаменационной комиссией серьезной научной работой) Пазова направят секретарем комсомольской организации в Черкесский филиал Ставропольского политехнического института. Прямая дорога во власть. Но он сделает другой выбор.
– В нашей республике абазины являются одним из самых малочисленных народов. Учитывая это, Народным Собранием КЧР был принят и утвержден указом Президента республики закон о национально-культурной автономии абазин, – рассказывает Сергей Умарович, – и мне, как и любому другому абазину, присуще чувство гордости за свой народ, за его историю и культуру. И при этом я полностью признаю право представителей любого иного народа испытывать то же самое по отношению к своим корням. Иными словами, я убежденный неисправимый интернационалист. Абазинский язык считают родным около 40 тысяч человек во всем мире. Это язык, на котором говорили и писали Хамид Жиров, Исмаил Табулов, Калимурза Джегутанов, Керим Мхце… И пока есть носители, язык будет жить. Но весь вопрос в том, что желающих стать учителями абазинского языка и литературы с каждым годом становится все меньше и меньше, а учеников, плохо говорящих или вовсе не говорящих на родном языке, все больше и больше. В связи с этим даже ЮНЕСКО забила тревогу и внесла абазинский язык в список языков, находящихся перед опасностью исчезновения с языковой карты мира. Надо ли говорить, что такое положение дел не на шутку тревожило и меня…
Я не знаю, как, когда, под впечатлением какой минуты Пазов сделал свой выбор, но очевидно одно: исследование проблем абазиноведения стало для него делом жизни и чести.
– Конечно же, это дело не одной минуты и даже не одного дня, – смеется Пазов, – но я могу прояснить ситуацию. Как говорил мой любимый писатель Лев Толстой: «Писать надо что-нибудь не тогда, когда можно написать, а тогда, когда нельзя не написать». Так вот, не написать, не сказать о своих учителях, благодаря которым абазиноведение задело за живое, запало в душу, прошло через мое сердце, я просто не могу. Это мой школьный учитель абазинского языка и литературы Мухаб Лагучев, декан филфака Рауф Клычев, преподаватели филфака Владимир Тугов, Хасан Дзасежев, Иналь Пшибиев, Касей Баталов, которые давали глубокое знание темы, прекрасный язык, стиль… С подачи и при поддержке Рауфа Нуховича я поступил в аспирантуру Грузинской Академии наук…
Тбилиси, где расцвел гений Шота Руставели, где «родились» лермонтовское «Мцыри» и бессмертное «Горе от ума» Грибоедова, где поражают воображение гора Мтацминда и древние монастыри, игривая Кура и знаменитые террасы – веранды Старого города, увитые виноградной лозой, возьмет молодого аспиранта в полон, и не ответить на этот зов красоты и старины, он, разумеется, не сможет первое время, но первая же ступень, став на которую он начнет постигать кавказоведение, фразеологию и фразеографию абхазско-адыгских языков, окажется куда заманчивее и желаннее.
В аспирантуре Сергей занимался под руководством знаменитого во всем мире ученого – кавказоведа Кетеван Виссарионовны Ломтатидзе, а лекции читали именитые профессора А. Чикобава, Т. Шарадзенидзе, Г. Рогава и другие.
Защитив блестяще кандидатскую диссертацию на тему «Структурно-семантическая фразеология единиц абазинского языка» и выслушав массу заманчивых предложений, касающихся его трудоустройства в Абхазии, Грузии, Кабардино-Балкарии, Адыгее, Пазов все-таки возвращается домой. Чтобы отдать то, что получил, приобрел, чему научился своему народу, а таковым для него был не только родной по крови абазинский народ, но, как вы поняли, и все народы Карачаево-Черкесии.
Очень скоро он становится доцентом в КЧГПИ, затем заведующим кафедрой черкесской и абазинской филологии. С 1992 года Пазов – проректор вуза.
Студенты сразу потянулись к Сергею Умаровичу. Может, потому что им импонировала его благородно – сдержанная манера общения, его умение говорить просто и неспешно, чтобы из фразы не ускользнул ни один оттенок смысла.
Фраза, фразеология – ключевые слова для Сергея Умаровича, потому что свои главные исследования он посвятит именно изучению фразеологии абазинского языка.
– Потому что именно фразеология – соль языка. Любого. Она, как никакая другая область лингвистики, показывает, как народ понимает мир, осмысливает явления природы и бытия, самого человека. Кто не владеет фразеологией, тот не владеет в достаточной степени и самим языком. Фразеологические единицы языка вырабатываются столетиями, в них результат, квинтэссенция философских, этнических, бытовых выводов, явившихся следствием многовековых эстетических и интеллектуальных наблюдений.
– Фразеология, отражающая на микроуровне главнейшие особенности языка, как правило, непереводима на другой язык, ибо за каждой фразеологической единицей стоит комментарий – исторический, философский, этический. Изучению вот такой отрасли языкознания, одной из малочисленных в кавказоведении и совсе не изученной(!) в абхазо-абазиноведении и посвятил себя Сергей Умарович, – восторгался в свое время Пазовым ныне покойный, к сожалению, профессор КЧГУ Владимир Тугов, – большинство статей его по значимости и актуальности поднятых проблем и вопросов их решения не уступают монографиям.
Действительно, абазинский язык чрезвычайно сложен по своей грамматической структуре и фонологической системе, тем не менее ученые труды Пазова – это школьные учебники, «Фразеологический словарь абазинского языка», сборник «Диктантов и изложений», монография – а всего под редакцией Сергея Умаровича издано более 60 монографий, словарей, сборников научных работ, всего не перечислить при всем желании – стали базовыми для изучения абазинского языка.
Те, кто работают рядом с Пазовым, знают, что в нем совершенно нет эгоизма, даже творческого, позволяющего, скажем, передвинуть, отодвинуть чужие дела. Наоборот, он дарит свои идеи другим. И это охотно подтверждает заведующая отделом аспирантуры Зарема Ахматовна Батчаева: «При содействии Пазова не только был открыт наш отдел, так он его и курирует со дня создания. Для желающих заниматься наукой созданы все условия – редакционно-издательский отдел, собственная полиграфическая база, а, следовательно, процветает издательская деятельность. Выходят научные журналы, газета «Университетский вестник», где новыми гранями засверкали молодые доморощенные журналисты, и многое-многое другое, что под силу такому многосторонне талантливому, душевно богатому, безупречному во всем человеку, как Сергей Умарович Пазов».
Творческие достижения ученого заслуженно оценены Правительством России, КЧР и кавказских братских республик. В 2000 году он был избран действительным членом Международной академии информации при ООН, является член – корреспондентом Международной академии акмеологических наук, академиком Адыгской международной академии (Нальчик), действительным членом Европейской академии естествознания (Москва – Лондон), кавалером ордена Республики Абхазия «Честь и слава» третьей степени.
– Сергей Умарович, я знаю, что вы работаете над серией историко-этнографических очерков «Абазинские селения», и несколько книг из этой серии «Эльбурган», «Кубина», «Псыж», «Красный Восток», «Кара-Паго», «Старокувинск» уже увидели свет, как нашли своего читателя и две книги из серии «Люди науки», посвященные профессорам Р. Клычеву и Н. Экбе. Знаю, что вы регулярно выступаете с докладами и сообщениями на многих международных – всероссийские даже не берусь упоминать – форумах. К примеру, вы побывали в Анкаре, Стамбуле, Дюздже, Брюсселе, Тбилиси…Известно, что вы являетесь постоянным участником конкурса научных проектов (грантов), которые проводятся государственными научными фондами России, и, как правило, ежегодно один – два проекта, подготовленные вами, становятся победителями конкурсов с последующим финансированием и осуществлением заявленных исследований, а еще у вас масса общественных обязанностей, перечисление которых займет две страницы машинописного текста. Достаточно назвать журналы, в которых вы являетесь членом редколлегии… Наверно, про таких, как вы, и говорят, у них вечно не хватает времени и хватает обязанностей. А вы время на досуг находите? На общение с детьми, скажем?
– Знаете, я, наверное, баловень судьбы. Вырос в такой семье, где было много доброты, верности, порядочности. Теперь можно сказать, такая же семья и у меня. Жена Лилия Кящифовна Шебзухова – кандидат филологических наук, преподает на кафедре черкесско-абазинской филологии. Мало того, что занимаемся практически одним делом, так она еще тоже родом из Кубины. Мои родители всегда говорили: «Всякий раз, когда вам покажется, будто для счастья непременно нужно то, что надо искать где-то далеко, на стороне, то прежде всего оглядитесь по сторонам». Я и огляделся. И увидел Лилию… У нас трое детей. Марият окончила журфак нашего университета и работает доцентом на кафедре журналистики; Марат закончил истфак, аспирантуру, но в науку так и не пошел. Подался в правоохранительные органы по контракту. Один внук и две внучки украшают нашу жизнь. Ждем вскорости еще пополнения от семьи Марият. Что же касается младшей дочери Марьяны… Она окончила в Москве Российский университет, торгово-экономический факультет, и поехала в Америку на языковую стажировку. Естественно, подрабатывала на одной из туристических фирм в штате Колорадо. Колорадо – это не Флорида с бесконечными пляжами, это не Нью-Йорк, не Чикаго, близ которых стараются освоиться наши соотечественники, это горный край наподобие нашего Домбая, край каньонов, песчаных дюн. Видимо, ее фундаментальная подготовка, владение языком, умение располагать к себе людей, примирять оппонентов добротой, умным подходом так понравились работодателю, что ей предложили постоянную работу. Более того, за эти пять лет, проведенные в Штатах, она дважды приезжала домой, что в принципе невозможно по законам Америки. Переживаем ли мы за нее? Родители всегда переживают за детей, даже когда они уже совсем взрослые. Но наша Марьяна тонкая, умная, ранимая, но вместе с тем очень сильная девочка. Вся в мою и свою маму. От меня у нее другое – знает, что делает и зачем. Так чем не отдых – любимая работа, преданная семья, возня с желанными внуками, которые уже сейчас с удовольствием смотрят мультики на абазинском языке, и первые книжки, надеюсь, также прочтут на родном языке. Ведь ради всего этого и стараюсь.

НА СНИМКЕ: Сергей ПАЗОВ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях