Умевший жить с гордо поднятой головой

16 декабря в 05:59
9 просмотров

Это страшное по жестокости и бессмысленности убийство потрясло всю республику. 27 октября около десяти часов утра федеральный судья Малокарачаевского района Руслан Боташев остановился в селе Первомайском, зашел в магазин «Надежда», сделал покупки и сел в свою машину. Согласно записи видеонаблюдения, в этот момент к нему подбежал мужчина и произвел четыре выстрела в судью из нарезного охотничьего карабина «Тигр». Смотреть при повторе эти кадры невыносимо тяжело, потому что, расстреляв Боташева, убийца отбежит от машины и спустя 40 секунд вернется вновь, чтобы произвести пятый, надо полагать, контрольный выстрел в голову. Выжить у Боташева после того, что произошло, не было никаких шансов…

Это страшное по жестокости и бессмысленности убийство потрясло всю республику. 27 октября около десяти часов утра федеральный судья Малокарачаевского района Руслан Боташев остановился в селе Первомайском, зашел в магазин «Надежда», сделал покупки и сел в свою машину. Согласно записи видеонаблюдения, в этот момент к нему подбежал мужчина и произвел четыре выстрела в судью из нарезного охотничьего карабина «Тигр». Смотреть при повторе эти кадры невыносимо тяжело, потому что, расстреляв Боташева, убийца отбежит от машины и спустя 40 секунд вернется вновь, чтобы произвести пятый, надо полагать, контрольный выстрел в голову. Выжить у Боташева после того, что произошло, не было никаких шансов …
 – Как правило, я редко мучаюсь от дурных предчувствий, но в тот день мне действительно было как-то не по себе, – начинает свой рассказ сестра Руслана Ася, работающая учительницей в Терезинской средней школе, и тут же сбивается на просьбу: – А может, не надо ничего писать о брате, ведь мать не знает всей правды, она думает, что он погиб в аварии, а не от рук человека… Это знание она не перенесет…
Потом женщина и вовсе замолкает…
Такому поведению есть четкое психиатрическое определение – реактивный психоз. Ступор. Природа, видно, гасит в минуты сильных потрясений сознание человека. Ведь надо не только похоронить сына, брата, справить по нему достойные поминки, но и жить дальше, чтобы взглянуть в глаза убийце. А еще дать отпор зачесавшимся шершавым языкам в Интернете, которые поспешили обвинить судью в случившемся, дескать, мало того, что сократил пенсию «чернобыльцу» Пилялу Джатдоеву, так еще и вымогал у него деньги, обещая такое решение проблемы, которое его устроит.
Человек, говорят мудрецы, может и должен заботиться только о своей чести, а вот репутация не в его власти, она во власти среды, народа. Мой рассказ о репутации человека, чья жизнь оборвалась, как красивая, изящная строчка – бежала, бежала – и стоп…
Кто бы сомневался, что у Боташева, как у личности такого уровня, придерживающегося принципиальных взглядов, были и завистники, и недруги, но больше друзей, связей, и довольно влиятельных. Только не меркантильного, а нравственного характера. Но обо всем по порядку…
Жизнь каждого из нас определена собственными азбучными истинами. В семье Боташевых, проживающих в селе Терезе Малокарачаевского района, эти истины были просты и надежны. Билял Хасанович Боташев и Бийче Унуховна Уртенова растили сына Руслана и дочь Асю, вкладывая все самое лучшее – доброту, честность, порядочность – в них, о себе забывая. И дети не остались в долгу, выучились, стали работать, дабы обеспечить им достойную жизнь в старости…
Каждое детство неповторимо. Но кому незнакомо это возможное только в детстве ощущение сказочного доброго мира, когда каждое новое утро сулит обещание счастья, для которого требуется так мало: добрая улыбка мамы, обещание отца обсудить с тобой школьный футбольный матч, где ты стоял на воротах…
Билял был очень заботливым отцом и большим авторитетом для детей. Даже каждое его слово, сказанное в простоте, а не назидания ради, становилось драгоценным уроком для его сына. Именно с подачи отца после школы Руслан пошел работать в совхоз «Учкекенский». Был культработником, разнорабочим, освоил слесарное дело в «Сельхозтехнике».
Природа щедро одарила юношу разнообразными способностями, и посему он мог спокойно стать психологом, инженером, врачом, дипломатом, если хотите, но… Наверное, юноше многое пришлось пересмотреть, а может быть, на что-то даже посмотреть другими глазами, только после службы Руслан отправился в Ленинград и поступил на юридический факультет Ленинградского университета имени Жданова. Родители не противились выбору сына, зная свойства его характера, врожденную тягу к порядку во всем, тягу к справедливости и честности, они были даже не против, если бы сын остался работать по специальности в Северной Пальмире, но Руслан стремился отдать все то, что получил, чему научился, своему народу, а таковым для него был не только родной по крови карачаевский, а все народы Карачаево-Черкесии.
Работать по специальности он начинает стажером в Прикубанском народном суде, и много позже скажет, как ему в жизни повезло, что он начинал работу рядом с таким человеком, как судья Саркитов. Как он любил бывать на процессах, которые вел Хасан Батдалович, потому что в его речах было глубокое знание разбираемого дела, прекрасный язык, стиль, чувство аудитории, на понимание которой он рассчитывал… Неординарными людьми, создающими своей жизнью такое течение, которое определяет навсегда контуры жизни других людей, тех, что рядом живут и работают, он назовет в приватной беседе с другом и братом, генеральным директором турбазы «Медовые водопады» Муссой Боташевым и судью Верховного суда КЧР Марию Боташеву, и ушедших из жизни несколько лет тому назад прокурора Малокарачаевского района Амырбия Боташева, и первого заместителя прокурора КЧР Зульфу Боташеву…
Карьера только начинается, но Руслан уже судья Черкесского городского суда, тем не менее никакого желания выставить себя некоей фигурой №1 в кругу прочих. И тут в 1994 году неожиданно уходит из жизни отец. Смерть отца сделала в одно мгновение нелепым и жалким стремление сына не только к карьере, но и к тысяче других проявлений человеческой культуры и жизни. И тогда  мудрая, любящая мама придаст ему сил и желания работать так, как хотел его отец, особой родительской гордостью и надеждой которого он был.
– Наши отношения были более глубокие, более объемные, чем отношения сына с отцом, – говорил Руслан друзьям после похорон отца, – он был мой самый строгий судья. И я к нему очень прислушивался. Его слова: «Ты всегда должен быть в форме, потому что будешь на виду у сотен людей» и сейчас звучат в моих ушах.
Через три года после смерти отца Руслана переведут судьей в Малокарачаевский район. Боташев не был человеком, который соглашается на любую должность, лишь бы это было повышение. И только в родном районе любая работа в любом качестве, лишь бы поближе к горячо любимой матери, могла стать для него повышением.
По словам близко знающих его людей, Руслан Билялович говорил: «Каждый раз, когда мне на стол кладут дела, я исследую не бумаги, а человеческую жизнь». Может, поэтому практически не допускал в своей работе судебных ошибок, несмотря на то, что вел тяжелые, запутанные дела. Знал, чем это чревато. Ведь, что скрывать, чем дальше дело двигается по разным инстанциям, тем обильнее обрастает однотипными ответами. Прежние решения, заключения словно каменной стеной заслоняют это дело от любого мало-мальски непредвзятого и критического взгляда. Словом, чем дольше оно гуляет по разным инстанциям, тем труднее бывает переломить устоявшееся к нему отношение. И каждое такое дело, возникающее в его практике, как сигнал тревоги, с которым он должен был разобраться, и потому Боташев становился донельзя дотошным, въедливым, проверяя материалы дела на объективность, достоверность, процессуальную безукоризненность.
Долгое пребывание в зале суда не располагает к оптимизму, даже если ты зритель. Даже если совершается правосудие и каждому воздается по заслугам. Боташев проработал в этой должности 26 лет, придерживаясь следующих принципов: в правосудии брак недопустим, и если он имеет место, то должен быть устранен на любом этапе и вне зависимости от времени. Блюсти букву закона, но при этом всегда видеть за ней человека – пострадавшего, потерпевшего. Оправдывать виноватого – значит губить его.
– Боташев имел свою точку зрения, свое понимание событий и не боялся их никогда отстаивать, – говорит глава администрации Малокарачаевского района Рамазан Байрамуков, – это был очень смелый и независимый человек. Вы хорошо представляете себе реальные условия, в которых обычно работает судья в маленьком городке или райцентре? Все друг друга знают, все друг с другом связаны, а уж работники правоохранительных органов – прокуратуры, полиции, судов – тем паче, и каждый норовит деликатно намекнуть, тонко попросить о чем-то своем. Всегда, словом, найдутся влиятельные люди. Но я больше чем уверен, он никогда бы не прислушался к такого рода рекомендациям, советам, просьбам, как и не стоял бы навытяжку в любом кабинете с двойными дверями и с массивными письменными столами… Одно то, что он каждый день в обеденный час – и по нему можно было сверять часы – совершал променад до кафе пешком, чтобы пообедать или отдохнуть в парке, без какого-либо сопровождения, даже если только что вынес приговор, согласно которому того или иного проштрафившегося мигранта выдворили с территории РФ, кого-то лишили свободы, кого-то обязали выплатить долги по займу, свидетельствует о многом. Ведь он, насколько стало известно, в последнее время все больше вел дела о взыскании страховых выплат, а также о взыскании по договорам займа и кредитным договорам. Я не юрист, но точно знаю, оставить довольным двух человек, пришедших решать свой вопрос в суде, невозможно. Конечно, можно спор закончить мировым соглашением. Но это бывает крайне редко. А решение можно вынести лишь в пользу одного человека. Второй же остается несогласным, то есть недовольным принятым решением судьи. И кто знает, сколько среди таких несогласных, недовольных, нетерпеливых, готовых к скорому суду в ответ на обиду, чуждых всякой мысли о ценности жизни, людей? Но правда и страх, судя по всему, для Боташева были несовместимы, что и демонстрировало его поведение – готовность и умение жить с гордо поднятой головой.
– Для него всегда были притягательны люди чести! – рассказывает жена Фатима. – Когда он узнал, что председателем Верховного суда республики назначен Руслан Семенов, обрадовался донельзя. Мы мало говорили с ним о делах служебных, но в тот день он разоткровенничался, сказал: «Вся республика знает о том, что Руслана Закерьяевича на прежней его должности в качестве начальника налоговой полиции судебного департамента никогда и никто не осмелился бы попросить обойти закон за щедрое вознаграждение. Не только обойти закон, легкой косметики – переставить акценты, ненужное притенить, нужное выпятить, изменив таким образом всю картину в каком-либо неприглядном деле, – он никогда себе не позволял. И первое, что сказал нам, вступив в должность председателя Верховного суда: «Судья, на которого можно нажать, которого можно вызвать на ковер в кабинет – это уже не судья, а тот же местный чиновник – послушный, управляемый…». Руслан верил, что Семенов как никто другой сможет улучшить и совершенствовать работу судебных органов.
– Все мы в этом уверены, – говорит исполняющий обязанности председателя Малокарачаевского райсуда Аслан Тамбиев, прежде чем начать говорить о Боташеве, – в нашем районе работали четверо судей. Должность исполняющего обязанности судьи прежде занимал Магомед Сеитович Акбашев, а с 2015 года исполнять обязанности председателя райсуда стал Руслан Билялович. Что могу сказать о нем? Очень грамотный юрист. Существует старое библейское изречение: «Знание преисполняет надменностью». Для него знание закона, исследовательская проницательность, интеллектуальные способности никогда не были предметом кичливости или средством самоутверждения. То есть средством для противопоставления себя коллегам, для навязывания своего авторитета. Спросите моих коллег Халимат Семенову и Владимира Кислюка, они вам скажут то же самое. Это был честный человек с чистой совестью, при всей своей невероятной доброте и щедрости, всегда стоял на страже закона. «Если закон существует – его надо исполнять, а не руководствоваться эмоциями и «целесообразностями», как это было после революции, когда законов еще не было», – говорил. Эрудиции Боташева можно было только позавидовать, он очень много читал. Вот и на днях на его имя пришла бандероль с книгами… Еще Руслан был человеком с тонким чувством юмора, и потому, когда на одном из производственных новогодних корпоративов его спросили, что он считает своим главным достижением в жизни, он ответил: «Я хороший человек». Мы долго думали: «Шутит Билялович или на полном серьезе отвечает?» Теперь можем за него ответить: он был очень хорошим человеком и профессионалом своего дела.
Понять сущность нравственного стержня, мне думается, поможет один эпизод из его биографии. Однажды к Боташеву за помощью обратился гастарбайтер (рабочий-гость, как их называют) из Таджикистана, который прошел девять кругов ада, прежде чем оформил все документы по закону и устроился работать к одному предпринимателю… Но кто не знает, что эти гости особого рода: они желанны и терпимы как работники и лишь терпимы как люди. Хитроумный предприниматель в течение нескольких лет так ловко околпачивал таджиков, и не только их, в совершенстве овладев алхимией превращения дешевого труда «гостей» в дорогую звонкую монету, что ему могли бы позавидовать плантаторы американского юга… В это трудно поверить, но полуграмотные письма благодарности от таджика, получившего полный расчет с помощью Боташева и с легким сердцем вернувшегося в родной кишлак Зарнисор, приходили в Терезе с завидной регулярностью в течение почти трех лет… А сколько еще таких историй осталось втуне?
– Мы родом из Терезе оба – и я, и Руслан Билялович, оба юристы, только я работаю в Ставрополе, но желание знать мнение Боташева по тем или иным вопросам часто приводило меня к нему в кабинет, – рассказывает руководитель адвокатской конторы Фариза Семенова, – и всегда поражалась простоте и естественности его в обращении с людьми, отсутствии какой-либо рисовки при этом. Он находил подход ко всем, и даже к сутягам – как без таких в судейской, да и в адвокатской практике? Однажды сказал: «Подожди немного, а может, и подзадержишься, как знать, ко мне рвется мой мучительный истец». Потом я, конечно же, поинтересовалась, что обозначает сей смешной эпитет. Он ответил: «Далеко не смешной. Вот вычитал недавно, что в Англии есть, как и в любой другой стране, жалобщики, которые годами требуют решения в свою пользу, только там их величают «мучительными истцами». При появлении подобного гражданина судьи в Англии собирают коллегию, которая признает человека мучительным истцом, и это значит, что его дальнейшие жалобы рассматриваться не будут ни в одной инстанции. Нам бы такой подход к бессмысленным ситуациям…»
Ситуация… История… Случившееся 27 октября в селе Первомайском из разряда тех, что трудно осмыслить. Из ряда тех, что ставит донельзя жгучий вопрос: есть ли предел нравственному падению нашего общества? Ведь гибель Руслана Боташева – серьезный звонок для общества, в котором оружие становится таким же необходимым атрибутом, как и мобильник, и которым может воспользоваться любой недовольный решением суда, а таких – каждый второй.
А пока суд да дело… Люди продолжают тепло и искренне вспоминать Руслана Боташева.
– Мы не скоро поймем, какой потрясающе талантливый и скромный человек жил рядом с нами, – скажет заместитель главы администрации села Первомайского Шамиль Шаманов, а один из его друзей, живущий и работающий в Москве, Артур Борлаков, скажет: «За несколько дней до смерти встретился с Русланом в Черкесске в кафе, и он вдруг сказал, отставив чашку кофе: «Читал на днях биографию Федорова, знаменитого офтальмолога. Он пишет: «Был в Голландии, смотрел на потрясающие закаты. И задумался: сколько мне еще видеть этих закатов, этих зорь? Каждый день все дороже. И каждый хочется наполнить до отказа. Впрочем, у меня хорошие гены. Мой отец был человек удивительный…» Я бы мог сказать то же самое. Мой отец был удивительный человек. Как и мама, всю свою жизнь оберегающая, всем существом своим повернутая к нам, своим детям и внукам. И каждый день становится все дороже…» Вроде и беседа шла по сути о том, как мне быть: оставить работу судебного пристава в военной прокуратуре или податься в адвокаты, – но и как будто подводила какой-то итог… Оказалось, итог его жизни… Какое счастье, что он оставил себя в двух сыновьях. Расул и Марат – студенты СевКавГГТА. И я верю, что у них хорошие гены – гены отца, честного, порядочного человека.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях