Его всегда манил театр

24 января в 05:49
 просмотров

Говорят, что имя диктует судьбу… Шахарби Алиева назвали  в честь  великого Шахарби Эбзеева, который был актером, режиссером, поэтом, композитором, художником, драматургом, а о том, как он исполнял «Танец с кинжалами», до сих пор ходят легенды.
Шахарби Магометович Алиев родился 17 января 1937 года в Кисловодске. После  школы учился в Чимкентском сельскохозяйственном техникуме, после службы в армии – в Кисловодском медицинском училище. Но его всегда манил театр. Еще в школе он играл в драмкружке, будучи студентом-медиком, играл в народном театре. Поэтому неудивительно, что в двадцать пять лет он окончил первую областную годичную актерскую студию при облдрамтеатре (художественный руководитель – режиссер Е.  Скляров). И в 1963 году сыграл главную роль в спектакле «Огурлу» по пьесе Шахарби Эбзеева.
В сезоне 1964-65 гг. играл в балкарской труппе. В 1970 году окончил режиссерский факультет ЛГИТМиК. С 1973 года – постановщик в карачаевской труппе при областном драмтеатре.

Говорят, что имя диктует судьбу… Шахарби Алиева назвали  в честь  великого Шахарби Эбзеева, который был актером, режиссером, поэтом, композитором, художником, драматургом, а о том, как он исполнял «Танец с кинжалами», до сих пор ходят легенды.
Шахарби Магометович Алиев родился 17 января 1937 года в Кисловодске. После  школы учился в Чимкентском сельскохозяйственном техникуме, после службы в армии – в Кисловодском медицинском училище. Но его всегда манил театр. Еще в школе он играл в драмкружке, будучи студентом-медиком, играл в народном театре. Поэтому неудивительно, что в двадцать пять лет он окончил первую областную годичную актерскую студию при облдрамтеатре (художественный руководитель – режиссер Е.  Скляров). И в 1963 году сыграл главную роль в спектакле «Огурлу» по пьесе Шахарби Эбзеева.
В сезоне 1964-65 гг. играл в балкарской труппе. В 1970 году окончил режиссерский факультет ЛГИТМиК. С 1973 года – постановщик в карачаевской труппе при областном драмтеатре. После разделения областного театра в 1987 году на два самостоятельных учреждения: Русский театр и Национальный театр, работал главным режиссером карачаевской труппы. С 1990 года – главный режиссер Карачаевского театра.
Он поставил на сценах Русского и Карачаевского театров более 40 пьес как современных авторов, так и русских и зарубежных классиков. Огромным успехом пользовались такие постановки, как «Шляпа», «Директор бани», «Судьба и честь» и многие другие. В его режиссерской трактовке спектакли приобретали искристость, жизнерадостность, актерские подтексты. Он продумывал спектакль до мелочей, требовал точности психологических и психофизических характеристик в портретах персонажей. У каждой роли была своя «визитная карточка» от Шахарби Алиева. К примеру, моя героиня Мирандолина (Карло Гольдони) «Хозяйка гостиницы» танцевала тарантеллу, выходила с цветком в руках – кактусом цветущим, но с колючками.
Что удивительно, режиссер точно улавливал национальные особенности поведения и черт характера исполняемых героев. Русские, англичане, итальянцы, украинцы, осетины и другие герои, говоря на карачаевском языке, оставались этническими русскими, англичанами, итальянцами, украинцами, осетинами…
Единственной, заслуживающей внимания наградой Шахарби, которая являлась своего рода признанием его таланта режиссера, был диплом Министерства культуры РСФСР за спектакль,  поставленный по пьесе советского белорусского драматурга А. Макаенка «Трибунал». События пьесы – отголосок Великой Отечественной войны, оставивший неизгладимый след в сердце самого Ш. Алиева.
Единственным украшением кабинета Шахарби Магометовича была репродукция портрета Н. Гоголя, так как именно Гоголь был для него непререкаемым авторитетом в литературе и драматургии. Ведь сам Алиев был еще и писателем и драматургом.
Профессор Ю. Борев, автор книг «Эстетика», «О комическом», «О трагическом», пишет: «Над чем, зачем и как смеется художник – эти три вопроса тесно связаны между собой. Читая сборники рассказов и пьес, где бичуются автором, писателем-режиссером Ш. М. Алиевым хвастовство, излишки роскоши, излишки в чувствах, видишь, что то, чего добивался Шахарби Магометович и в жизни, и на сцене, – это Чувство Меры… В своих произведениях Алиев высмеивает мещанство, зависть, тупоумие, самодовольство и невежество — идет игра, и этот игровой элемент народной смеховой культуры в творчестве Ш. Алиева, по моему убеждению, ключевой.
Истинное эстетическое удовольствие получаешь от построения слога, от богатства оттенков в его рассказах ли, пьесах ли….
Сатирическое и юмористическое творчество Шахарби Алиева отличают яркость и сочность языка, в небольших рассказах и пьесах автор применяет контраст слов, «двухтонность слова», «двухтонность ситуации», он является мастером диалога.
Алиев, виртуозно владея языком народным и литературным, пишет рифмуя и точно так же, как известный во всем мире турецкий писатель и драматург Азиз Несин, острит, каламбурит. К сожалению, Шахарби Алиев не был обласкан славой, как Азиз Несин, он и прожил меньше, и написал меньше…»
«Люби ближнего», «уважай человеческое достоинство в себе и находи его в другом», – это было творческим кредо Ш. Алиева. Широкому кругу читателей известны два сборника его произведений, вышедшие на карачаевском языке: «Видимое глазом, слышимое ухом» и «И смех, и слезы».
Книга «И смех, и слезы» состоит из сатирических рассказов и пьес. Маленькая пьеса «Ханшула» («Соседки») была дебютом на радио моим и моих однокурсников: Розы Текеевой и Абдула Батчаева. Шахарби Магометович, помнится, дал нам экземпляр, написанный карандашом, и репетировал с нами на сцене. Запись до сих пор хранится в фонде радио КЧР. Характеры персонажей узнаваемы, хотя и не типичны для нашего народа. Помню, как меня поразили виртуозное и совершенное владение Алиевым народным и литературным карачаево-балкарским языком, отточенность образов, характеристик героев…
Талантливый актер и режиссер, писатель и драматург Алиев написал и поставил несколько комедий – грамотно и талантливо, к несказанной радости наших зрителей, обожающих комедию.
Взять, к примеру, спектакль по пьесе Ш. Алиева о бессмертном Ходже «Ходжа и Азраил», который всегда собирал аншлаг. Ходжа Алиева узнаваем, он и философ, и поэт. Необходимо особо подчеркнуть, как писал Магомет Хубиев, автор рассказов «Алан из Карачая», две вещи, две сути в этой пьесе, в трактовке главного героя на сцене Алиевым-режиссером. Первое: Ходжа говорит правду, невзирая ни на что: хан, князь, просто зазнавшийся богач перед ним, но говорит Ходжа правду, разодев ее во все цвета юмора. Никто до Ш. Алиева не разглядел познаний Ходжи в области литературной, насколько он силен в поэзии. Насра Ходжа читает рубайи Омара Хайяма. Живет Ходжа просто, убого, а мыслит-то – высоко! За славу людскую, за любовь великую народную Всевышний даровал Насра Ходже бессмертие.
И второе: Насра Ходжа бессмертен потому, что кровно связан с народом… Как писал М. Хубиев, «даже Ангела смерти, посланника Бога Азраила оказался народ сильнее»…
Шахарби Алиев ушел от нас в расцвете творческих сил 29 января 1991 года. В день ухода из жизни Ш. Алиева одна из актрис сказала: «Мы только потом поймем, кого мы потеряли». И действительно, большое видится на расстоянии. На расстоянии лет мы все больше осознаем, какого масштаба была творческая личность Шахарби Магометовича, какой талант ушел от нас… Неслучайно с 2013 года Карачаевский театр носит именно его имя…
В эти дни Шахарби Алиеву исполнилось бы 80… Светлая вечная ему память…

Л. ГОЧИЯЕВА,
актриса.

Поделиться
в соцсетях