Фермерские радости и печали

31 января в 08:04
 просмотров

В гости к Зауру Тебуеву на ферму, расположенную в окрестностях станицы Красногорской, я напросилась как раз в канун Крещения, поэтому мороз, туман и мелкий снег сопровождали нас всю дорогу. Но в машине было тепло и уютно, и наша беседа началась со знакомства.
Заур – уроженец аула Сары-Тюза. После службы в армии работал в совхозе «Красногорский», а в начале 90-х, после развала хозяйства,  подался «на вольные хлеба». Пробовал себя в бизнесе, несколько лет трудился на Краснодарском маслосырзаводе, был даже дальнобойщиком, пока дороги вновь не привели его в сельское хозяйство. В 2004-м он стал председателем СПК «Красногорский», попутно вел собственное хозяйство, а с 2005 года зарегистрировал свое КФХ. Есть семья: жена, трое детей: старшие (сын и дочь) – студенты, а младшая дочка пока дошколенок. Всем нужно помочь, уделить внимание.

В гости к Зауру Тебуеву на ферму, расположенную в окрестностях станицы Красногорской, я напросилась как раз в канун Крещения, поэтому мороз, туман и мелкий снег сопровождали нас всю дорогу. Но в машине было тепло и уютно, и наша беседа началась со знакомства.
Заур – уроженец аула Сары-Тюза. После службы в армии работал в совхозе «Красногорский», а в начале 90-х, после развала хозяйства,  подался «на вольные хлеба». Пробовал себя в бизнесе, несколько лет трудился на Краснодарском маслосырзаводе, был даже дальнобойщиком, пока дороги вновь не привели его в сельское хозяйство. В 2004-м он стал председателем СПК «Красногорский», попутно вел собственное хозяйство, а с 2005 года зарегистрировал свое КФХ. Есть семья: жена, трое детей: старшие (сын и дочь) – студенты, а младшая дочка пока дошколенок. Всем нужно помочь, уделить внимание. Но львиная доля времени по-прежнему уходит на работу, ведь сельский труд не знает выходных и праздников.
– Фермерские радости и печали, какие они? – философски интересуюсь у Тебуева, пока мы добираемся до его хозяйства, затерявшегося в полях Красногорского плато.
Отвечать он не торопится. Какое-то время молчит и уверенно ведет по скользкой от снега и грязи колее мощный внедорожник (на другом автомобиле здесь не проедешь). Я понимаю, что ответ будет не ради красного словца, а вызревший в непростых условиях многотрудной и многоплановой фермерской деятельности. Ведь кроме разведения скота и птицы Тебуев занимается еще садоводством, земледелием, рыбоводством. При этом не только все успевает, но и делает это с любовью, умением, а главное – с желанием трудиться, без которого, как утверждает Заур, успеха не бывает.
Вот уже вдали показались постройки и сельхозтехника, а мужчина только сейчас отвечает на мой вопрос:
– Радость – это когда скот здоров и не болеет, есть чем его кормить, где содержать. Когда земля вовремя обработана, удобрена; когда засуха, град или морозы не уничтожили урожай. Когда собираешь его без потерь и остаешься в прибыли, а не в убытках, от чего земледелец никогда не застрахован.
Вообще, по словам Заура, у фермера много врагов – от маленького клеща и мышки до черного ворона; зайцы, лисы, шакалы тоже «помогают». Как пример, он приводит гибель огромного породистого красавца-быка, привезенного на ферму для разведения породы, на котором вовремя не приметили мизерного, но смертоносного клеща – переносчика опасного заболевания. За неделю животного не стало, лечение так и не помогло. И такие случаи, увы, иногда бывают. Зайцы бесчинствуют в полях, принося значительные убытки, лисы охотятся на кур, да и от мелких хищников не убережешься, как ни старайся. «Удивились бы вы, видя, как крыса хвостом выталкивает яйцо и крадет его. А как вороны и сороки яйца таскают – только успевай за ними», – так Заур описывает «шалости» четвероногих и пернатых расхитителей фермерской собственности.
Кстати говоря, он один из тех, кто настолько пострадал от деятельности мыши-полевки, что решил за счет собственных финансовых средств начать борьбу с ней. Осенью 2011 года Тебуев обращался в филиал ФГБУ «Россельхозцентр» по КЧР для проведения истребительных мероприятий на площади 200 га. Лишь проведение такой обработки позволило фермеру весной нормально заготовить сено.
Но не только злостные воришки окружают хозяйство Тебуева. По прибытии на ферму я увидела там множество примеров истинно «добрососедских» отношений. Вот прямо-таки идиллическая картина – в большом загоне три крупных коня-тяжеловеса лениво жуют сено, отщипывая его от большого круглого тюка, лежащего в сделанной из жердей клети. Дредами растамана беспорядочно спадают по бокам темно-коричневые пряди густой гривы, густая черная шерсть обрамляет мощные копыта, в больших карих глазах – умиротворение и покой. Здесь же в сене  лежит большой «кавказец», сонно смежив веки. Изредка, когда кто-то из коней, жуя, невольно всхрапнет, пес тут же поднимает веки и обводит взглядом вверенную ему территорию. Убедившись в том, что никто не посягает на хозяйскую собственность, овчарка снова впадает в дрему.
Пока я пытаюсь запечатлеть это на фото, Заур берет лопату и несколькими сильными ударами расширяет в замерзшем водоеме возле загона прорубь для водопоя. Затем мы проходим во внутренние помещения фермы. В первом из них расположились еще пара коней и около полутора десятков молочных буренок симментальской породы. Здесь же перед кормушками прогуливается медно-рыжая курица, нимало не смущаясь наличием коров и нашим присутствием. Фермер, улыбаясь, рассказывает, что несушка всевозможными путями убегает из курятника, чтобы навестить рогатую подругу – черную холеную буренку. Несмотря на то, что все коровы стоят рядом, курица крутится исключительно возле чернушки, а уж о чем они «беседуют» – никому не ведомо. Между делом Заур подкидывает сена в кормушки, бегло осматривает коров хозяйским взглядом. Те выжидательно посматривают в его сторону – может, еще что-то перепадет.
– Корм по рациону получают, а все равно не против добавки, – смеется фермер. – Отсутствием аппетита не страдают, но и молоком делятся, грех жаловаться. Сейчас, правда, пора отела, все внимание потомству.
Мы проходим дальше через дверь, и я начинаю себя чувствовать как в Ноевом ковчеге. Здесь коровьи «ясли» – телята помладше и постарше, там – овцы карачаевской, эдильбаевской и смешанной пород. Среди них – кормящие мамы и совсем маленькие ягнята, размером (да и видом) с детскую плюшевую игрушку. Особенно забавны черные с белоснежными «беретиками» и такого же цвета хвостиками, которыми они беспрестанно и очень смешно подергивают. Отдельно размещена крупная овца-эдильбайка с двойняшками, которые так и норовят подлезть под маму за очередной порцией вкусного и сытного молока. Но явное предпочтение в кормлении отдается лишь одному малышу. Оказывается, в идеале ягненок и должен быть один, чтобы его полноценно выкормить и вырастить, а если рождаются двое, то одного мама-овца игнорирует и не подпускает. Такая вот вынужденная родительская жестокость, диктуемая естественным отбором.
Мы задерживаемся у загона, и фермер нравоучительно укоряет лохматую мамашу. Овца с неприязнью косится в нашу сторону, но терпит вторжение человека в ее личную жизнь. Перебирая ногами, стоит, нехотя позволяя отвергнутому сыну получить свою порцию питания.
– Ничего, он шустрый, сможет за себя постоять, – говорит Заур. – Так что все будет хорошо.
Под потолком на толстом проводе с изоляцией пушистыми бусинами расположились нахохлившиеся воробьи – не менее полусотни. Как только появляется возможность полакомиться зерном, нахальные птицы шумной ватагой слетают на землю со своего импровизированного насеста. Потом снова наверх – контролировать ситуацию. Как ни странно, особого шума здесь нет. Все заняты своими обычными «скотскими» делами – стоят, лежат, жуют или дремлют. И всем требуются уход и внимание.
За фермой большой открытый загон для коней – холеные, с гордой осанкой,  они неспешно прогуливаются по территории загона. О них Заур Ильясович говорит, что кони – это основная тягловая сила, а еще своего рода «заначка»: бывает, финансовые трудности вынуждают искать дополнительные пути заработка, и тогда продажа одного-двух коней очень выручает.
Помогает и земледелие – часть выращенного урожая идет на продажу, часть – скоту и птице на корм.
В полях Тебуев выращивает разные культуры: кукурузу, картофель, зерновые колосовые – пшеницу, овес, ячмень. Даже гречку сеял, причем  урожай неплохой был. Пробовал и морковь с чесноком сажать, но с реализацией далеко не пошло – уж больно низкую цену  качественной продукции дают перекупщики, сплошные убытки. Теперь выращивает только для себя.
Зерносклад в хозяйстве находится неподалеку от фермы. Рядом возвышается зерноочистительное устройство, которое Тебуев своими руками восстановил после приобретения, поскольку брал практически непригодным к использованию. Под металлической крышей зерносклада в кучах лежит кукурузное зерно, сложены тюки сена, стоит техника, в том числе последнее приобретение – пара новеньких тракторов «Беларусь», недавно взятых в кредит на льготных условиях при содействии АККОР КЧР.
«Техника – вторые руки фермера, без нее никуда, как ни крутись», – утверждает хозяин КФХ. Свой далеко не новый, но хорошо налаженный технопарк он содержит в отличном состоянии. Однако все со временем изнашивается, а детали стоят дорого, поэтому Тебуев старается использовать любую возможность для модернизации хозяйства.
Господдержку за годы своей фермерской деятельности Заур получал в виде субсидий на топливо, удобрения, приобретение скота. Это тоже помощь, особенно когда своевременно. Но все же, по его словам, фермером быть непросто, если не обладаешь терпением и трудолюбием, если не готов к трудностям. По всему видно, что этими качествами фермер обладает сполна, хотя сам Тебуев больше всего ценит в людях совестливость и честность. «Так гораздо проще и с людьми договориться, и с самим собой в ладу быть», – утверждает он.
В его КФХ более 30 рабочих мест, многие работники подолгу здесь живут, поэтому Заур Ильясович старается, чтобы все самое необходимое для жизни в таких условиях у людей было.
Возвращаемся, минуя сады, за которыми скрывается замерзший пруд в окружении ореховых деревьев и акаций. В теплое время года здесь очень красиво, но сейчас деревья рощи и сада утопают стволами в небольших сугробах, зябко подрагивая тонкими голыми ветками, глядя на которые трудно представить, что летом здесь спеют черешня и японская вишня, яблоки и груши, разные сорта слив. Но сад уже старый и требует не только ухода, но и замены, ведь сажался он давно – возраст деревьев более 40 лет. Кроме того, сами деревья выхолащивают почву, делают ее истощенной. Оттого и урожаи с каждым годом все хуже. Несколько лет назад Заур уже делал попытку обновить сад, высадив фруктовые саженцы, но сильнейший град в 2013 году выбил молодые деревца под корень.
– Неделю после этого есть не мог, думать ни о чем другом не мог – так душа болела, – вспоминает фермер. – Потом потихоньку отходить стал. Но когда вспоминаю, всегда до боли жаль погибшие деревья.
Но не тот человек Заур, чтобы руки опустить из-за неудачи. Уже готовы еще 40 га под саженцы фруктовых деревьев, но вначале нужно грамотно подготовить почву. Для этого отличный предшественник по севообороту – люцерна, которая обогащает почву азотом. Если высаживать ее три года подряд, то почва восстановит свою микрофлору, накопит азот и другие полезные минералы и будет снова готова стать плодородной для нового сада.
Старый фруктовый сад Заур покупал у бывшего агронома совхоза «Красногорский» Петра Ивановича Никулина, который не только передал ему тайны успешного садоводства, но и научил бережному отношению к земле.
– Земля, она живая, ей необходимы внимание и забота, которые следует проявлять не от случая к случаю, а постоянно, – говорил опытный агроном. – И всему должно быть свое время: для подкормки, обработки, сева и прочего. Почва «просыпается» в конце февраля, начинает дышать, открывает свои поры, и в это время она «принимает» в себя около 95% удобрений. Если же затянуть с их внесением, то уже в апреле она усвоит лишь 15% полезных для нее веществ, а дальше – и вовсе ничего. Землю-матушку не обманешь, она все «косяки» выявит и накажет, а за заботу сторицей воздаст.
По дороге домой я размышляла о том моральном кодексе, которым руководствуется Заур Тебуев в своей жизни: совестливость, честность, трудолюбие, терпение, целеустремленность. Уделяя внимание мелочам, он успевает с каждым из своих работников поговорить о делах, обсудить планы. И все это неторопливо, размеренно, не тратя ни минуты впустую, как умеют только люди, привыкшие ценить свое и чужое время. Наверное, таким и должен быть земли хозяин.

НА СНИМКЕ: Заур ТЕБУЕВ.

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях