Доброго здоровья вам, аульчане!

Вчера в 12:23
 просмотров

Жить надо хорошо, кто из нас об этом не мечтает? Но жить хорошо – это значит и работать, и любить, и воспитывать детей, и относиться к людям – все делать хорошо. И если так будет, человеку откроется многое: благополучие, любовь близких и уважение окружающих – все, что и делает человеческую жизнь счастливой.
Именно так – хорошо! – живет Фатя Айсовна Бесленеева. В далеком 1957 году она, окончив Черкесское медицинское училище, начинает работать фельдшером в здравпункте аула Хумара. Абазинка по национальности, Фатя вышла замуж за черкеса, а свекровь оказалась карачаевкой Бусминат Салпагаровой из Верхней Теберды.
Труден, очень труден путь к становлению настоящим медиком, и потому Фатя, про которую в медучилище говорили: «В этой головке часики швейцарские», первым долгом обложилась медицинской литературой, потому как работа в селе заставляет быть специалистом более широкого профиля, чем записано в дипломе. Зачитывалась допоздна, а Бусминат Юнусовна нет, чтобы упрекнуть невестку в том, что мало домом занимается, так еще сама ей покупала медицинские журналы и книги. Любая невестка, наверное, почла бы за счастье иметь такую свекровь – советчицу, помощницу, друга…

Жить надо хорошо, кто из нас об этом не мечтает? Но жить хорошо – это значит и работать, и любить, и воспитывать детей, и относиться к людям – все делать хорошо. И если так будет, человеку откроется многое: благополучие, любовь близких и уважение окружающих – все, что и делает человеческую жизнь счастливой.
Именно так – хорошо! – живет Фатя Айсовна Бесленеева. В далеком 1957 году она, окончив Черкесское медицинское училище, начинает работать фельдшером в здравпункте аула Хумара. Абазинка по национальности, Фатя вышла замуж за черкеса, а свекровь оказалась карачаевкой Бусминат Салпагаровой из Верхней Теберды.
Труден, очень труден путь к становлению настоящим медиком, и потому Фатя, про которую в медучилище говорили: «В этой головке часики швейцарские», первым долгом обложилась медицинской литературой, потому как работа в селе заставляет быть специалистом более широкого профиля, чем записано в дипломе. Зачитывалась допоздна, а Бусминат Юнусовна нет, чтобы упрекнуть невестку в том, что мало домом занимается, так еще сама ей покупала медицинские журналы и книги. Любая невестка, наверное, почла бы за счастье иметь такую свекровь – советчицу, помощницу, друга…
Потом пошли дети. У супружеской четы родились двое сыновей – Руслан и Беслан. Казалось бы, теперь молодая женщина чуточку угомонится, не будет бегать глубокой ночью на вызовы, но нет, она, напротив, как бы получила новый импульс энергии. Ответственность за здоровье аульчан лишь зрела с каждым днем.
– Знаете, в далекие 60–70-е прошлого века машин «скорой помощи» в аулах не было, да что машин, порой элементарного спектра лечебных средств не хватало, и меня зачастую вызывали к больным по три-четыре раза за ночь. Я могла одеться, как солдат, за 15 секунд, потому что всегда была наготове. Односельчане даже шутили: «Фатя, ты, наверное, одетая спишь?» Другие называли ее чудачкой, потому что ни один нормальный медик не станет заниматься тем, что не дает никаких материальных прибылей. А она могла ходить к больным и ставить уколы антибиотиков через каждые четыре часа, причем не только не брала ни с кого денег, но сама несла подарки, если шла к инвалиду Великой Отечественной войны или в большую семью, еле сводящую концы с концами.
Раньше фельдшерско–акушерский пункт в Хумаре ютился в довольно неприспособленном помещении, а когда в ауле построили новое здание для администрации и правления колхоза «Верхнекубанский» и оно – правление – несколько заартачилось: то ли не было готово к переезду, то ли что–то его не устраивало, Фатю осенило. Глубокой ночью она вместе со своей семьей перетащила всю имеющуюся мебель и инструментарий в новое помещение, произведя, так сказать, самый натуральный самозахват помещения.
Я бы могла привести не один подобный пример того, как Бесленеева «выбивала» все самое необходимое для медпункта, но разве частные случаи, детали важны? Важна линия поведения.
Вроде фельдшер Фатя Айсовна, а поставит диагноз – его где угодно подтвердят- в Черкесске, в Ставрополе… Назначит лечение – опять никто нигде не отменит. Ее исключительная квалификация (и роды примет, и швы наложит, и поможет морально собраться и настроиться на нужную волну даже безнадежному больному), ее деловые качества были не раз отмечены грамотами, ценными подарками, а в 1978 году ей было присвоено звание «Отличник здравоохранения СССР».
Весной – в белой кипени садов, летом – в аромате вызревающих огородов, грядок, осенью – в золотом буйстве листвы, зимой – в веселых струях дымов из печных труб – так из года в год живет аул Хумара, а его улицы в любую погоду меряет своими шагами Фатя Айсовна Бесленеева. Нет, есть теперь во врачебной амбулатории практически все: физкабинет, кабинет стоматолога, кабинеты для приема здоровых и больных детей, процедурка, есть машина «скорой помощи», на которой работает водителем ее младший сын Беслан, но она любит ходить пешком по аулу, ведь лечит уже бог знает какое поколение хумаринцев, причем каждого может назвать по имени-отчеству, и даже да-ты рождения помнит у тех, кто помладше. Она знает, кто из взрослых где и как трудится, какой порядок у него дома и на подворье, как детей воспитывает.
С 2009 года заведующей амбулаторией стала врач Фатима Байрамукова, а Фатя Бесленеева стала медсестрой общей практики, а еще она «хозяйничает» в физиокабинете, который также был открыт ее стараниями. И отпускает больным все процедуры – УВЧ, электрофорез, кварц.
– Каждые пять лет я подтверждаю свою квалификацию в Черкесске, – говорит Бесленеева, – медицина же не стоит на месте.
На днях ей исполнилось 77 лет, а она во всем блеске ухоженной женственности, потому что ее женское кредо: не позволяй себе ни на секунду расслабиться, никто не должен иметь возможность застать тебя врасплох. На наш комплимент по поводу внешности отвечает, смеясь: «Это генетика…»
Нет уже на свете ее мамы, свекрови, мужа, но радуют душу сыновья, внуки, невестки.
– У меня отличные невестки, – уверяет она, – одна абазинка, другая черкешенка. А у сыновей и внуков карачаевская кровь дает о себе знать. Им хлеба не надо, лишь бы погостить у родственников в Верхней Теберде.
Есть хроника событий. Но наверняка есть и хроника чувств людей, непрерывно связанная с хроникой событий. Многое изменилось в Хумаре за эти 60 лет, но одно неизменно пока – легкий перестук каблуков Фати Бесленеевой, которую называют душой Хумары.  Последним он затихает по вечерам и первым будит утреннюю тишину помещения. Рядом с ней работает очень дружный, очень ответственный и профессиональный коллектив – это та же Фатима Байрамукова, медсестра Фатима Ешерова, стоматолог Хасан Акбаев и другие, для которых работать, как и для Фати Айсовны, – это «болеть» с людьми и выздоравливать с ними.
Кто–то из древних сказал: «Чем больше сделал человек хорошего на земле, тем дольше он должен жить для своего народа». Так пусть сбудутся эти слова в отношении Фати Айсовны и ее коллег, а вам, аульчане, доброго здоровья!
Аминат ДЖАУБАЕВА.
Фото Алены РАСПУТИНОЙ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях