Автограф на Рейхстаге

12 мая в 11:40
 просмотров

Живет в а. Псыже участник Великой Отечественной войны Рамазан Аслан-Гериевич Муков. В победном 1945-м в Берлине вместе с товарищами-однополчанами Муков оставил автограф на Рейхстаге. В книге Е. Долматовского «Автографы Победы» есть и фотография стены Рейхстага, на которой четко выведено: Муков, Стоцкий и др. Эти бойцы, выигравшие тяжелую войну, по-своему, как могли, подтвердили свою победу «документально»…
Как писала в своей книге «Великая Отечественная война в истории Псыжа» Ф. Физикова-Чикова, Рамазан Аслан-Гериевич Муков относится к тому поколению участников Великой Отечественной войны, о которых поется в известной песне: «Мальчишки, мальчишки! Вы первыми ринулись в бой, мальчишки, мальчишки страну заслонили собой…»

Живет в а. Псыже участник Великой Отечественной войны Рамазан Аслан-Гериевич Муков. В победном 1945-м в Берлине вместе с товарищами-однополчанами Муков оставил автограф на Рейхстаге. В книге Е. Долматовского «Автографы Победы» есть и фотография стены Рейхстага, на которой четко выведено: Муков, Стоцкий и др. Эти бойцы, выигравшие тяжелую войну, по-своему, как могли, подтвердили свою победу «документально»…
Как писала в своей книге «Великая Отечественная война в истории Псыжа» Ф. Физикова-Чикова, Рамазан Аслан-Гериевич Муков относится к тому поколению участников Великой Отечественной войны, о которых поется в известной песне: «Мальчишки, мальчишки! Вы первыми ринулись в бой, мальчишки, мальчишки страну заслонили собой…»
В армию Рамазана призвали осенью 1943-го из  Псыжа вместе с другом детства Магометом Аслануковым. Оба были направлены в г. Грозный, где прошли общевойсковую подготовку.
Затем пути друзей разошлись. Муков попал в роту автоматчиков 28-го гвардейского механизированного полка, а Асланукова зачислили в медсанбат санитаром этого же полка.
Навечно остались в памяти Мукова тяжелые затяжные бои на улицах Праж – предместья Варшавы. Шел нескончаемый дождь. Плащ-палатка, гимнастерка – все промокло насквозь. Ступишь шаг – вода из сапог выливается, как из переполненного кувшина. Окопаться невозможно – везде асфальт, булыжник. И тут кто-то из опытных командиров отдал приказ: «Всем разрезать носки сапог, чтобы вода из них выливалась». Автоматчики вновь приобрели свойственную им подвижность, маневренность. Находили лазейки в грудах разбитых домов, просачивались в тыл боевых порядков противника и поднимали там невообразимую автоматную трескотню.
Или вот еще эпизод военной поры, оставшийся навсегда в памяти. В Польше, под Остравой-Мазовецкой, капитан Солдатов, родом из Невинномысска, приказал Мукову: «Земляк, бери троих солдат, садись в самоходную артустановку – будете ее охранять. Главная ваша задача – не допускайте к ней фаустпатронников и автоматчиков, иначе – не сдобровать».
Взревели мощные дизели самоходных пушек, и дивизион машин ринулся взламывать укрепления врага. Закипел горячий бой, фашисты снарядов не жалели. Это было ранним утром, а пришел в себя Муков только вечером, когда солнце уже садилось. На фоне розового заката стояла, уткнувшись пушкой в землю, побагровевшая самоходка, из которой Мукова взрывной волной выбросило, как перышко. Присыпанного землей, его откопали санитары и отправили в медсанбат. Здесь Мукова взял под свою опеку Магомет Аслануков. Ухаживал за ним, кормил, поил.
– Тебя врачи хотят отправить в госпиталь, – по секрету сказал Магомет Рамазану. – Наверное, мы потеряем друг друга.
– А ты похлопочи, чтоб меня оставили в медсанбате, – попросил Рамазан. – Не хочется в другую часть попадать, привык я к своей роте, как к родному дому. Я уже на одно ухо слышу.
– Сделаю все, что смогу, – пообещал Магомет. Врачи пошли навстречу землякам, оставили Рамазана до выздоровления в медсанбате.
В Восточной Пруссии, охраняя штаб полка, автоматчик Муков попал под артналет и снова получил несколько ранений. После выздоровления участвовал в штурме Кенигсберга, Гданьска (Данцига), Ростока, Берлина.
Из армии Мукова демобилизовали раньше, чем Асланукова. Встретились они на родной земле, в Карачаево-Черкесии. Рамазан Аслан-Гериевич Муков 32 года проработал в областной типографии линотипистом, где оставил о себе хорошую память среди друзей и сослуживцев – неоднократно получал благодарности, почетные грамоты, премии.
Во время встречи с ребятами он говорил им: «Хорошо запомнились мне слова обращения Военного совета фронта: «Перед вами, советские богатыри, Берлин. Вы должны взять Берлин. Вы должны взять его как можно быстрее, чтобы не дать врагу опомниться»…
Подготовила
Ф. Порываева.

Поделиться
в соцсетях