Захар Цахилов: человек-легенда

8 июня в 14:04
2 просмотра

 В день химика группа бывших работников ЧХПО почтила память основателя и бессменного руководителя предприятия Захара Цахилова. К подножию его памятника в районе медсанчасти были возложены цветы, собравшиеся, как рассказал нам бывший работник предприятия Ахмед Альботов, посетили и его могилу на кладбище.
Человек жив, пока жива память о нём. Захара Цахилова, 95-летие со дня рождения которого исполняется в этом году, вспоминают часто, вспоминают как удивительного человека, человека-легенду, человека-лидера.
Каким же он был?

 В день химика группа бывших работников ЧХПО почтила память основателя и бессменного руководителя предприятия Захара Цахилова. К подножию его памятника в районе медсанчасти были возложены цветы, собравшиеся, как рассказал нам бывший работник предприятия Ахмед Альботов, посетили и его могилу на кладбище.
Человек жив, пока жива память о нём. Захара Цахилова, 95-летие со дня рождения которого исполняется в этом году, вспоминают часто, вспоминают как удивительного человека, человека-легенду, человека-лидера.
Каким же он был?
«Ты помнишь,
как все начиналось»
Он был высок, строен. Телогрейка — нараспашку, кубанка — чуть набок, из-под нее выглядывала непослушная прядь темных волос.
…В обкоме партии разговор был коротким: нужно восстанавливать народное хозяйство. «На комсомольской работе ты был активным, умелым инструктором горкома, надеемся, будешь таким же и на хозяйственной. На черкесском рынке ни веревки, ни мыла не купишь, баночки краски не найдешь. Принимай артель «Совбыт». Там до войны выпускали эти товары».
Вот и шел Захар Цахилов посмотреть, что же осталось в цехах артели после фашистского нашествия. Располагалось незатейливое производство на окраине города и занимало крохотную часть огромного пустыря. Неподалеку, если взобраться прямо по склону горы, высилась городская больница, чуть в стороне — тюрьма. Во дворе стояли несколько сараев да неказистое двухэтажное здание конторы. Там встретил пожилого человека с седеющей бородой. Познакомились. Иван Макарович Ковалев был здесь мастером, в подчинении у него — несколько рабочих. Производили они колесную мазь, крем для сапог да плели корзины.
—    А до войны-то что выпускали, Иван Макарович?
—    Чернила, школьные мелки, каустическую соду, хозяйственное мыло.
—    А что это за машина? — углядел Цахилов в углу двора ржавеющий корпус какого-то механизма.
—    Когда-то была краскотерка, — вздохнул Ковалев. — Пробовали сухую краску тереть. Сейчас и сырье возить не на чем.
Да-а, задачка. Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. С чего же начинать? Как это говорил любимый учитель физики? «Надо осмыслить течение реки, а уж потом водовороты у берега…» Куда же должна течь эта река? Транспорта нет, сырья нет, денег нет… Значит, надо по старому руслу пробиваться.
—    Иван Макарович, а почему мыло-то не варите?
 — Чтобы сварить мыло, нужны каустическая сода да жир. Где взять? А если найдешь, на чем возить?
Так, сам того не сознавая, в начале 1944 года встал Захар Цахилов у основания производственной громадины, с вершины которой через полвека иногда задавал себе вопрос: «Неужели я смог это сделать?» Нет, растерянности не было. Он с детства привык быть вожаком. В родном селе Коста Хетагурова мальчишки охотно признавали верховодство сильного, умного, справедливого Захара. А директор школы доверял десятикласснику Цахилову вести занятия по математике, физике в пятых—шестых классах, если заболевали учителя. В школе жизни должны быть те же правила: целеустремленная настойчивость всегда добивается успеха!
Залог успеха — местные ресурсы! Хромистый железняк прямо-таки сочился из окрестных гор, а соленое озеро неподалеку от Черкесска хранило большие запасы мирабилита, из которого можно получать каустическую соду или сернистый натр, незаменимый в кожевенной и текстильной промышленности. И работа закипела.
На первые заработанные деньги купили пару буйволов, двух лошадей, теперь было на чем возить сырье. Вскоре выпустили первую партию олифы, потом — оконной замазки, густотертой краски. Чтобы расширить производство, нужно было подсолнечное масло. Покупать? Дорого! Нужно самим производить. Но где взять маслобойню?
Услышал Захар, что в черкесском ауле Бесленее до войны действовал цех подсолнечного масла. Сам лично на лошади поскакал в аул. И достал-таки там остатки пресса, что ржавели в сарае, еще на металлолом не сданные…

 «Кинжал
в золотых ножнах»
Древняя родина рода Цахиловых – село Нузал, место рождения легендарного Ос-богатыря, родоначальников древнейших осетинских родов: Сидамона, Царазона, Цахила. К потомкам Цахилова причисляли себя Бутаевы, Хацаевы, Сохиевы…
От отца Захар узнал, как в 1870 году горстка горцев, гонимых безземельем, во главе с Леваном Хетагуровым выхлопотала в Петербурге разрешение поселиться на равнине. Царское правительство выделило им на Кубани землю, и «сто пятьдесят семейств плелись длинной вереницей скрипучих арб больше месяца от села Ардон до слияния рек Теберды и Кубани». Так появилось на скалистом берегу стремительной Кубани село, основанное переселенцами из Зрега, Нара, Мизура. Сначала село называли Шоанским поселком — по названию протекающей поблизости реки Шоана. Позже — Георгиевско-Осетинским, и только в 1939 году селяне торжественно отметили восьмидесятилетие со дня рождения поэта и дали селу его имя.
Читал Захар взахлеб. Ленин и Сталин, Достоевский и Маяковский, Джек Лондон и Лермонтов — все поглощалось неимоверно быстро и запоминалось навсегда. «Бог тебя отметил, сынок», — говорил ему Сосланбек, радуясь успехам сына.
 Незадолго до того как Захар родился, Сосланбек видел вещий сон: идет он по дороге, устал уже, путь неблизкий, отдохнуть хочется, но что-то толкает его вперед и вперед. Вскоре показался знакомый родник. Подошел, нагнулся водицы испить — в траве огнем полыхнуло. Глянул, а там лежит кинжал в золотых ножнах. Поднял, полюбовался… И проснулся. К чему бы? Рассказал старикам. «С радостью тебя! — растолковал мудрейший. — Сына родит твоя Надежда, и Бог наградит его талантами».
Захару и вправду все давалось легко. Память, как губка, впитывала новые знания быстро, они послушно укладывались в ряды цифр и фактов, которые при необходимости тотчас выплывали из глубин мозга. И учителям доставляло радость наблюдать, как удачно формируется характер школьного вожака: он всегда стремился быть впереди, но не из тщеславия, а из желания показать дорогу другим, потому что сам он видел ее быстрее и ярче. Его друзья и поныне вспоминают, с каким вниманием слушали Захара, когда он делился с ними знаниями из истории алан, легендами о богатырях нартского эпоса, которые ни в одну школьную программу не входили…

 «Химпром» набирает обороты
«Химпром» был уже заметен. Газета «Красная Черкесия» писала, что «Артель “Химпром” добилась за истекший год высоких успехов. План первого года новой пятилетки выполнен на 172 процента. Цех тертых сухих красок выполнил годовой план на 197 процентов. Артель выпустила 18 тонн сернистого натрия, 15 тонн олифы, 15 тонн густотертых красок и 2 тонны оконной замазки.
Однако эти успехи не радовали Захара. План-то выполняли, а вот прибылей не было. Попытки наладить постоянный выпуск сернистого натра не были удачными. Инженер краевого Управления промкооперации Прокофьев, который обучал этому делу, быстро уехал. Без него дело не ладилось. Труба маленького заводика, что на берегу Абазинки, в одном километре от города, дымила редко. Без помощи ученых не обойтись, понял Цахилов. И в апреле 1947 года создали здесь лабораторию, дополнили производство необходимым оборудованием, начали проводить постоянные занятия с рабочими. В середине года жогари Приходченко, Бунаев, Подсвиров уже делали две-три нормы в смену. А в декабре весь цех выполнил месячное задание – 8 тонн сернистого натрия – за девять дней!
Вскоре со станции Баталпашинской начали отправлять металлические барабаны с сернистым натрием в Архангельск, Кутаиси, Свердловск, Калининград… На маленький заводик обратили внимание в Управлении промкооперации при Совете Министров СССР. Он начал обеспечивать дефицитным прежде материалом кожевенную, текстильную промышленности чуть ли не всей страны.
Артель разрасталась. Было в ней уже больше ста человек, работали химический, кузнечный, плотницкий, бондарный цеха. Жестянщики понадобились. Решили дать объявление в газету. И тут вспомнил Захар, что недавно покритиковали их в «Красной Черкесии» за то, что скупали на рынке жиры для производства мыла, вместо того чтобы организовать их заготовку по селам. В редакцию пошел сам.
Редактор Александра Анисимовна Дубкова оказалась доброжелательной, очень любознательной. Захар рассказал ей, что заготовительные пункты уже работают в селах района. Туда сдают много подсолнечных семечек, жиры. Резко выросло производство краски, олифы, мыла. А сернистый натр уже отправляют вагонами. Вот на днях уйдет в Ленинград очередной. Пригласил посмотреть производство.
И 18 ноября в «Красной Черкесии» выступил главный инженер П. Логинов, подробно рассказавший, как крошечная артель всего-то за два года превратилась в быстро растущее производство. Постоянным автором газеты стал и секретарь партийной организации артели М. Павлов. А журналисты М. Калашников и С. Ветров вскоре рассказали о передовиках — мастере Иване Макаровиче Ковалеве, его ученике комсомольце Владимире Проскурине, опытном мыловаре Татьяне Смолкиной. Им удалось найти замену дефицитному товару — каустической соде. И где! На своем же дворе. Шелуху подсолнечных семечек, остающуюся при изготовлении масла, обычно просто сжигали, золу, естественно, выкидывали. А Иван Макарович решил попробовать поварить эту золу. Получившийся содовый раствор оказался отличным и почти бесплатным заменителем соды. Себестоимость мыла значительно снизилась. Это было как нельзя кстати. В декабре 1947 года, когда в стране уже отменили торговлю по карточкам, цены на рынке резко упали: молоко и растительное масло стали продавать втрое дешевле, жиры, картофель и овощи — вдвое.
Артель видна была не только на газетных страницах. Живущие неподалеку или случайно попавшие на окраину города люди с удивлением наблюдали, как быстро вырастают здесь новые строения: в артели появились механический цех, гараж, кузница, наконец, двухэтажное здание клуба, где разместилась и контора. А на территории завода сернистого натра соорудили новые подовую и пламенную печи.
И каждый день к Цахилову приходили новые люди с просьбой принять на работу. Бухгалтеры, учётчики, слесари, бондари, другие рабочие — с ними проблем особых не было. А вот где взять инженеров? Грамотный человек даже на мыле может много заработать, как оказалось. Или вот главный механик Кияшко усовершенствовал краскотерку, здорово выросла производительность труда. А изменение конструкции пламенной печи позволило в полтора раза увеличить выпуск сернистого натрия… Но ведь можно, наверное, работать еще производительнее? Эти размышления Цахилова появились первого января 1949 года вместе с портретом автора в «Красной Черкесии»…

Почетный гражданин Черкесска
Таким было начало. Захар Сосланбекович возглавлял это передовое предприятие пятьдесят пять лет подряд, с 1944 по 1999 год. Всё это время Черкесское химическое производственное объединение было флагманом химической промышленности страны. Продукция, выпускаемая предприятием, пользовалась огромным спросом. Немало было сделано Захаром Цахиловым для развития Черкесска. По инициативе и при непосредственном участии Захара Сосланбековича было построено одно из лучших в Черкесске учреждений здравоохранения – медико-санитарная часть, во дворе которой сегодня установлен памятник Захару Цахилову. Также среди построенных при его поддержке социально  значимых объектов — санаторий-профилакторий, профтехучилище, Дворец культуры «Химик», детские сады и современный даже по нынешним временам жилой комплекс из десяти многоэтажных домов по улицам Гражданской и Балахонова. Кроме того, во многом именно благодаря решающей роли Захара Сосланбековича в городе появились столь привычные сегодня троллейбусы.
Те, кто был знаком с этим поистине неординарным человеком лично, отмечают живость его ума, доброту, незаурядность и невероятную энергию, которой он заряжал всех вокруг. Захар Цахилов был очень авторитетной, уважаемой и влиятельной личностью, прекрасно разбирался не только в своей работе, но и в людях, его окружавших. Он дал путевку в жизнь многим известным на сегодняшний день успешным руководителям различных предприятий не только в городе Черкесске, но и далеко за его пределами.
За заслуги в строительстве и становлении г. Черкесска, личное участие в культурном и духовном развитии города ему ещё в 1994 году было присвоено звание «Почётный гражданин города Черкесска». И не только. Герой Социалистического Труда, почетный химик и изобретатель СССР, заслуженный работник промышленности КЧР, кавалер двух орденов Ленина, орденов «Знак почета», Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством» — все это о Захаре Сосланбековиче Цахилове.
«Тот, кто хочет сделать дело, — ищет средство. Тот, кто не хочет, — ищет причину» – такова была жизненная позиция Захара Цахилова. И в этом — весь он. Он никогда не боялся взяться даже за самые сложные дела, принимать непростые, нестандартные решения. Нередко о Захаре Цахилове можно услышать: «Великий человек», «Человек с большой буквы».
Именно таким он и был.
 Материал подготовлен
Ольгой МИХАЙЛОВОЙ.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях