Чьи в лесу сотки?

Вчера в 13:19
 просмотров

На окраине Черкесска активно идут вырубка и застройка лесозащитной полосы. Кто дал на это разрешение и чья это территория – пока не ясно. Казалось бы, в наше время широких административных возможностей найти и «обезвредить» на законных основаниях каких-либо злоумышленников – пара пустяков. Но не тут-то было…
История следующая. По тревожному сигналу сразу нескольких горожан (преимущественно – дачников) корреспонденты газеты вместе с фотографом выехали на «место преступления» – в район садоводческого товарищества «Ветеран», расположенного в лесополосе юго-восточной части города Черкесска. По приезде мы увидели сразу несколько соток форменного безобразия – вырубленный лес, сваленные в кучу стволы деревьев, огромные (диаметром около метра) спилы под корень тут и там, а также сломанные ветки и безжалостно содранная кора на уцелевших деревьях. Неподалеку стоял небольшой трактор типа «бульдозер», а рядом – несколько уже обжитых участков, расположенных в хаотическом порядке.

На окраине Черкесска активно идут вырубка и застройка лесозащитной полосы. Кто дал на это разрешение и чья это территория – пока не ясно. Казалось бы, в наше время широких административных возможностей найти и «обезвредить» на законных основаниях каких-либо злоумышленников – пара пустяков. Но не тут-то было…
История следующая. По тревожному сигналу сразу нескольких горожан (преимущественно – дачников) корреспонденты газеты вместе с фотографом выехали на «место преступления» – в район садоводческого товарищества «Ветеран», расположенного в лесополосе юго-восточной части города Черкесска. По приезде мы увидели сразу несколько соток форменного безобразия – вырубленный лес, сваленные в кучу стволы деревьев, огромные (диаметром около метра) спилы под корень тут и там, а также сломанные ветки и безжалостно содранная кора на уцелевших деревьях. Неподалеку стоял небольшой трактор типа «бульдозер», а рядом – несколько уже обжитых участков, расположенных в хаотическом порядке. Хозяев жилых домов дома не оказалось, по крайней мере на наш стук никто не вышел, так что навести справки не получилось.
В советские времена (где-то в 80-е годы прошлого века) в этой местности работникам тогда еще полноценно действующих промышленных предприятий города выдавали дачные участки. Кадастровой палаты еще не было и в помине, и поэтому документально оформить четкие границы дачных сообществ никто не удосужился. Не были поставлены границы на кадастровый учет и позже. В самом «Ветеране» не могут ответить, их ли это земля сейчас пущена в эксплуатацию или нет, по одной простой причине – телефоны товарищества недоступны и спросить, получается, не с кого. А ведь там точно должны знать, их ли это «товарищи» решили присоединиться к дачному сообществу. Увы, ясно пока только одно – лесхоз отвечает за вырубку деревьев на федеральных землях, значит, в данном случае это определенно городская территория.
Интересно получается – есть жилые дома, есть уже вырубленные участки, а немилосердное истребление зеленых насаждений продолжается. Причем все делается при свете дня и никто ни от кого не прячется. Тем не менее на вопрос «Чья же все-таки это территория?» ответ найти трудно.
Пытались найти «концы» проблемы в Народном фронте Карачаево-Черкесии, куда обеспокоенные горожане тоже обращались в свое время. Активисты ОНФ, не откладывая дела в долгий ящик, съездили на место вырубки и попытались выяснить, чьи в лесополосе сотки. По словам координатора исполкома ОНФ в КЧР Дениса Струговцова, в одном случае им даже было предъявлено «розовое» свидетельство на право собственности, выяснять законность которого они не стали по понятным причинам. Горе-лесорубов тоже не застали. Сейчас в ОНФ региона выдвигают инициативу по созданию лесоохранной зоны («Зеленый щит») вокруг Черкесска, чтобы предупредить подобные факты природного вандализма. Но пока это только проект.
А что же с нашей вырубкой? Может быть, в этом месте земля принадлежит железной дороге, которая проходит вдоль лесополосы и является полосой отвода? И железнодорожники в курсе, кто эти «зеленые дровосеки»?
В ст. 2 Федерального закона от 10 января 2003 г. № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» четко определено понятие земель железнодорожного транспорта: «Это земли транспорта, используемые или предназначенные для обеспечения деятельности организаций железнодорожного транспорта и (или) эксплуатации зданий, строений, сооружений и других объектов железнодорожного транспорта, в том числе земельные участки, расположенные на полосах отвода железных дорог и в охранных зонах». То есть теоретически – все может быть! Строятся себе работники РЖД потихоньку. Но начальник 3-го эксплуатационного участка Невинномысской дистанции пути Михаил Макаренко опроверг наши умозаключения простым фактом:
– По кадастровой схеме полоса отвода у железной дороги на разных километрах совершенно разная, и на данном участке лесополоса в нее не входит. Так что не наша это земля.
По долгу службы Михаил Иванович уже сталкивался с этим вопросом ранее, когда спорная территория еще относилась к Прикубанскому лесному хозяйству. Но в данное время это уже и не собственность лесничества. Тогда – чья же?
Закономерно предположить, что – муниципальная. И следующей инстанцией, куда мы обратились за разъяснениями, была мэрия города. За вырубку отвечает коммунальный отдел мэрии, а за разграничение земель – управление архитектуры, градостроительства и земельных отношений мэрии города Черкесска. Уж там-то наверняка знают о том, что действительно происходит в лесополосе. Оказалось, что знают с недавних пор и пока не готовы обозначить конкретику:
– Границы у садовых товариществ на сегодня не установлены законодательно, о них нет информации на публичной кадастровой карте. Ни одно садовое товарищество не имеет плана проектировки своей территории, поэтому установить конкретно, является ли эта земля собственностью садового товарищества либо это земля охранной полосы вдоль дороги, не представляется возможным, – поясняет начальник отдела лесоустройства мэрии Елена Голикова.
Знаком с ситуацией и начальник управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений Рашид Эркенов, который категорически утверждает, что на данной территории администрацией города земельные участки не предоставлялись ни для каких целей, никаких разрешений выдано не было, тем более – на рубку деревьев, и «все, что там происходит, делается самовольно».
Более того, Рашид Салихович считает, что все так и будет продолжаться, пока не посчитают каждый квадратный метр государственной неразграниченной земли и не придадут ей статус муниципальной собственности. Чем сейчас, по его словам, мэрия активно занимается:
– Мы обратились в кадастровую службу, чтобы установить точные границы госземель с дачными кооперативами, поставить их на кадастровый учет и поставить точку в этом вопросе. Также сейчас устанавливаются лица, которые рубят лес; проверяются предъявленные сотрудникам полиции, которые выезжали по обращению, документы и их происхождение.
Интересно, что земля в лесополосе щедро раздавалась еще в феврале 2011 года. Всего – 22 участка площадью от 2 до 9 соток. Кем? Неизвестно. А постепенная вырубка деревьев и застройка на розданных участках началась в 2015 году. На общероссийской публичной кадастровой карте местности за этот год эти участки уже отражены.
– Нигде нет информации о том, кому и на каких условиях участки были предоставлены. Сейчас все они проверяются на законность застройки. Конечно, они могут быть и кооперативными, но, скорее всего, это самозахват, – считает Рашид Эркенов. – Как минимум, у граждан помимо решения суда должна быть справка от дачного кооператива, если это их земля. Если нет, все это – незаконно, и рубить деревья там нельзя!
Мэрия обещает, что в ближайшее время после постановки на кадастровый учет свободных городских земель в пользу муниципалитета (а это может занять от одного до трех месяцев) вырубка будет категорически и законодательно запрещена.
– Все свободное пространство мы уже отмежевали и обратились в регистрационную палату за узаконенным решением. Дальше какие-то действия – только по решению суда, и любой злоумышленник, пойманный на месте, уже будет по закону отвечать не за какую-то абстрактную государственную землю или дерево, а за вполне определенную собственность городской мэрии, – предупреждает чиновник.
А как же лесопосадка, круглосуточной охраны которой никто не обещает? Ведь пока суд да дело, рубить деревья наверняка будут и дальше. А ведь лесополосы (искусственные экосистемы, как их еще называют) в свое время высаживались в целях защиты местности от сильных опустошающих ветров, которые, по воспоминаниям старожилов, частенько здесь свирепствовали, выдувая весь плодородный слой почвы. Что ж, свою функцию лесополоса с честью выполняла много десятилетий подряд, защищая город от злой силы ветра. Отчего же сегодня ее так варварски уничтожают? Горько осознавать подобную человеческую неблагодарность по отношению к природе, которую мы так любим называть матушкой. Выходит, что дети мы порой – так себе, «никудышние»!

Фото Алены РАСПУТИНОЙ.

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях