Человек железной закалки и большой души

28 июня в 08:06
1 просмотр

Давно собирался написать в газету о своем земляке, ветеране войны Сеит-Батдале Лайпанове. Но в суете будней все не доходили до этого руки. А осенью прошлого года Сеит-Батдала не стало. Он не дожил до своего столетнего юбилея всего полгода. И теперь я пишу о нем, увы, уже в прошедшем времени.
Сеит-Батдал родился 1 марта 1917 года в п. Новый Карачай в простой крестьянской семье. С раннего возраста он помогал отцу управляться с животными и заготавливать корма, а матери – в огороде и саду, выращивая овощи и фрукты. Окончив поселковую школу, поступил в Микоян-Шахарское медучилище, которое с отличием окончил в 1939-м. Его направили на работу в горбольницу Невинномысска, а в сентябре того же года Сеит-Батдал был призван в ряды Красной Армии.
Срочную службу проходил в Белоруссии, в городе Столбцы Минской области. Служил в артиллерийском полку, привлекался на строительство и укрепление новой границы нашей страны – Западная Белоруссия была присоединена к СССР в сентябре 1939 г.

Давно собирался написать в газету о своем земляке, ветеране войны Сеит-Батдале Лайпанове. Но в суете будней все не доходили до этого руки. А осенью прошлого года Сеит-Батдала не стало. Он не дожил до своего столетнего юбилея всего полгода. И теперь я пишу о нем, увы, уже в прошедшем времени.
Сеит-Батдал родился 1 марта 1917 года в п. Новый Карачай в простой крестьянской семье. С раннего возраста он помогал отцу управляться с животными и заготавливать корма, а матери – в огороде и саду, выращивая овощи и фрукты. Окончив поселковую школу, поступил в Микоян-Шахарское медучилище, которое с отличием окончил в 1939-м. Его направили на работу в горбольницу Невинномысска, а в сентябре того же года Сеит-Батдал был призван в ряды Красной Армии.
Срочную службу проходил в Белоруссии, в городе Столбцы Минской области. Служил в артиллерийском полку, привлекался на строительство и укрепление новой границы нашей страны – Западная Белоруссия была присоединена к СССР в сентябре 1939 г. Перед демобилизацией, в июне 1941 года, он как отличник боевой и политической подготовки, а также по собственному желанию был направлен для поступления в  Ярославское военно-медицинское училище.
– Двадцать второго июня, – рассказывает сын Сеит-Батдала Джараштиевича Насреддин, – отец сел в вагон поезда «Минск-Москва» на станции Столбцы. Было время пополудни, жарко. Он снял с себя китель, вещи кинул на полку. И вдруг слышит крик. Посмотрел в окно вагона – к поезду бежит со всех ног девочка лет 12-13 и кричит: «Война началась! Война началась!» Добежав до поезда и увидев мать, выходящую из вагона к ней навстречу, вымолвила: «Мама, Германия напала на Советский Союз!». Оказывается, она была на вокзале и услышала из репродуктора сообщение Советского правительства.
У отца волосы дыбом встали. Только поезд тронулся, послышался гул и начали  разрываться бомбы. Попал снаряд и в вагон, где был отец. Но он в одной рубашке, без вещей выбрался из вагона, а кругом – ужас… И немецкие самолеты заходят по второму кругу. Когда они улетели, все вокруг горело, люди кричали, как безумные, везде – мертвые тела, кровь, стоны раненых… Собрав все свое мужество, отец начал оказывать первую помощь раненым… В тот день, первый день войны, он спас много жизней, и этот день он запомнил на всю оставшуюся жизнь! Именно тогда он, мягкий, добросердечный человек, превратился в смелого, стойкого, беспощадного к врагу солдата.
В своих воспоминаниях о войне Сеит-Батдал рассказывал о многочисленных сражениях, схватках, баталиях, в которых участвовал. Он уничтожал фашистов, не раз спасал, будучи по профессии медиком, сослуживцев от смерти. И вот что удивительно – ни разу не был ранен сам! Ему приходилось и мерзнуть, и голодать, и болеть, но, согревшись, подкрепившись, выздоровев, он опять шел в бой. Он был наводчиком противотанковой 76-мм пушки, а в перерывах между боями по собственной инициативе помогал раненым: выносил их с поля боя, доставлял, иногда на своей спине, в лазарет, оказывал первую медицинскую помощь…
Его память хранила множество эпизодов той страшной войны. Вот лишь два из них.
В начале войны фашистские самолеты налетели на позиции артиллерийского полка, в котором служил Сеит-Батдал. Это было подо Ржевом Тверской области. «Мы кинулись  спасаться от свистевших бомб в окопы, – вспоминал Сеит-Батдал. – Я прыгнул в окоп первым, за мной – еще кто-то. Он навалился на меня, и через несколько минут, когда стих гул самолетов и стало тихо, я начал тормошить его, чтобы он поднимался. Но человек не двигался. Он был мертв. Это оказался заряжающий нашего орудия – мой лучший друг Вася. Василий… фамилию не помню. И тут показались фашистские танки. Командир орудия (имя, к сожалению, не помню) и я бросились к пушке, он заряжал, я наводил, он давал команду, а я – стрелял… Мы подбили два танка, но затем поступила команда отходить…»
В апреле 1945 года под Берлином полк, в котором служил Сеит-Батдал, окружил группировку немцев и не давал ей прорваться к осажденному фашистскому логову. Пушка, из которой стрелял Лайпанов, так накалилась, что краска на стволе полностью стерлась. Ствол был огненно-красным. Немцы подняли белый флаг и сдались. Командир полка майор Медведь, обходя позиции полка после боя, тут же, на месте, объявлял благодарности, представляя к правительственным наградам. «И вот подходит он к нашему дивизиону. Наш командир Батраков представил меня первым, сказав, что моя пушка  в бою накалилась и чуть не расплавилась и наш расчет уничтожил очень много фашистов. Майор подошел ко мне, пожал руку, обнял и, обернувшись, приказал своему адъютанту: «К Красной Звезде!»…
За свои многочисленные подвиги Сеит-Батдал был награжден многими орденами и медалями, но, к сожалению, не все их получил, особенно за первые два года войны. Однако даже те, что сияли на его груди, впечатляли: орден Красной Звезды, медаль «За отвагу», медали «За взятие Кенигсберга», «За взятие Будапешта», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», имел 17 благодарностей от Верховного Главнокомандующего.
Трое братьев Сеит-Батдала участвовали в войне: Ибрагим вернулся живой, Сеитбий пропал без вести, Хасанбий погиб в Венгрии, похоронен на братском кладбище.
После объявления Победы С.-Б. Лайпанов продолжал служить в армии, но уже был занят мирным трудом – восстанавливал до основания разрушенную столицу Белоруссии – был командиром отделения двух десятков воинов – строителей.
Вернувшись с войны, он нашел своих родных в Казахстане, куда выслали весь карачаевский народ. То, что самого Сеит-Батдала не сняли с фронта и не отправили в ссылку, объясняется, видимо, тем, что он хорошо воевал и был коммунистом.
В 1947 г. Сеит-Батдал женился на молодой красавице Алимат Кубановой, с которой прожил в любви и согласии почти 70 лет (они и умерли с разницей всего в два месяца: Алимат, хоть и была моложе Сеит-Батдала на десяток лет, сразу угасла после смерти любимого мужа).  У них родилось семеро детей – три сына и четыре дочки, которых они воспитали достойными людьми. И те подарили им более 70 внуков и правнуков!
И в Казахстане, и вернувшись на родину – в совхозе «Верхнекубанский» Сеит-Батдал работал строителем, мастером – столяром-плотником, строил животноводческие фермы, жилые дома рабочих совхоза, объекты соцкультбыта. У него были золотые руки – в свободное время он мастерил деревянные ложки, чашки, кружки, поварешки, бочонки… Творения его мастеровых рук есть практически в каждом доме его детей, внуков, правнуков.
А еще это был очень отзывчивый, неравнодушный человек, готовый всегда был готов прийти на помощь. Так, лет пятьдесят назад он спас от смерти сыновей своего соседа Даута Лайпанова. В грозу недалеко от дома Даута оборвало электропровода, и возвращавшиеся после школы дети попали под напряжение. Только благодаря подоспевшему на помощь Сеит-Батдалу Джараштиевичу, который действовал  в чрезвычайной ситуации быстро и грамотно, мальчишки остались в живых.
А родственница и соседка Фатима Лайпанова навсегда запомнила, как Сеит-Батдал спас ее мать Абидат. В ситуации, когда женщина умирала от приступа аппендицита, а ждать скорой медицинской помощи было неоткуда, Сеит-Батдал самостоятельно сделал Абидат операцию и тем самым спас ее. «Мать, – вспоминает Фатима, – потом многие годы, до самой своей кончины, молила Аллаха за Сеит-Батдала…»
Кто знает, может, именно этими молитвами Сеит-Батдал и прожил такую долгую и, несмотря на все трудности, счастливую жизнь. «Мой дедушка, – говорит внук Сеит-Батдала Аслан, – прошел всю войну от «а» до «я», выдержав суровые и трудные испытания достойно, совершая подвиг за подвигом. Низкий поклон дедушке и всем ветеранам Великой Отечественной от их потомков – детей, внуков, правнуков… Дедушка был немногословным, порядочным, честным, скромным. Он был смелым и благородным. Человек железной закалки, он очень любил своих внуков и рядом с нами, внуками, «железо» превращалось в «олово». Как жаль, что он не дожил до своего 100-летия… Славный у меня был дедушка!»

М. ДЖАНКЕЗОВ.
с. Николаевское.

Поделиться
в соцсетях