Топонимика: метод пропаганды или застывшая память?

2 августа в 08:40
11 просмотров

Все понимают, что топонимика – очень важная часть городского культурного ландшафта. При этом многие полагают, что в топонимике более важен культурный фактор, кто-то говорит о политическом. А противоположным этому был подход, который долгие годы культивировался в XX веке: топонимика – стенгазета с фотографиями политических деятелей, героев, передовиков производства. И одинаковые стенды с этой стенгазетой могут стоять в любой точке страны. И, к сожалению, эта пропаганда в умах граждан полностью вытеснила культурную составляющую топонимики. Многие думают, что задача топонимики – увековечение как можно большего количества выдающихся людей, другие считают, что надо искать не улицу для имени, а имя для улицы. Мы провели опрос самых разных людей с целью понять, что устраивает и что не устраивает горожан в названиях наших улиц.

Все понимают, что топонимика – очень важная часть городского культурного ландшафта. При этом многие полагают, что в топонимике более важен культурный фактор, кто-то говорит о политическом. А противоположным этому был подход, который долгие годы культивировался в XX веке: топонимика – стенгазета с фотографиями политических деятелей, героев, передовиков производства. И одинаковые стенды с этой стенгазетой могут стоять в любой точке страны. И, к сожалению, эта пропаганда в умах граждан полностью вытеснила культурную составляющую топонимики. Многие думают, что задача топонимики – увековечение как можно большего количества выдающихся людей, другие считают, что надо искать не улицу для имени, а имя для улицы. Мы провели опрос самых разных людей с целью понять, что устраивает и что не устраивает горожан в названиях наших улиц.
Ираида ОРЛОВА, художник:
– Мы помним сегодня то, что лучше всего забыть, и не хотим вспоминать того, что делает честь стране, и это особенно заметно в нашей топонимике. У нас есть улицы Красина и Калинина, Крупской и Куйбышева, Розы Люксембург и Халтурина, Шаумяна и Фрунзе, Щорса и Урицкого, Будённого и Карла Маркса. Но нет улиц Шоры Ногмова и Умара Берсея, нет и улицы просветителя князя Ислама Крымшамхалова и Абдул-Хамита Джанибекова, нет и улиц генералов Георгия Эммануэля и Ивана Германа, и складывается впечатление, что история республики началась с 1917 года, а до него здесь был каменный век. Слава Богу, недавно вспомнили Петрусевича, но разве мало иных великих имён было в нашей истории? Но в итоге – время запуталось и остановилось на улицах наших городов. Сколько было в веках деятелей культуры, искусства, учёных, просветителей народов, фамилии которых стоило бы увековечить в названиях улиц? Десятки и сотни. И где они? Почему же мы уподобляемся Иванам, родства не помнящим?
Олег ЖЕДЯЕВ, депутат Парламента КЧР от ЛДПР:
– Любое переименование влечёт за собой финансовые затраты. То есть нужно внести изменённые названия в карты и во все документы, и это бремя ложится на бюджет местного самоуправления. Прежде чем это все делать, нужно провести опрос и референдум. Если само население не возражает против названия той или иной улицы, то зачем её переименовывать? Где гарантия, что людям нужно, чтобы эти улицы были переименованы? И ещё один момент: сегодня смысл названия улиц утрачен. Самим людям неважно, как названы улицы. Они даже не задумываются, кому именно она посвящена. Конечно, если улицы названы в честь предателей, врагов, которые повинны в массовой смерти людей, то такие улицы должны быть переименованы. Когда-нибудь система образования в нашей стране восстановится. И каждый ребёнок будет знать историю своей улицы и в честь кого она названа. И я за переименование таких улиц, даже несмотря на расходы, потому что такие люди не должны оставаться в истории. Приходит новый строй, времена меняются. Стране нужны новые люди, новые герои, мы должны их чествовать. Мне не нравится, что главная улица в городе Черкесске названа в честь Ленина, её нужно назвать улицей «дружбы народов КЧР», потому что центральная улица города должна олицетворять сущность республики.
Дмитрий КУДАХОВСКИЙ, экономист:
– Стоит отметить, что противники возвращения исторических названий любят говорить о вреде и недопустимости переименований. Это ловкая подмена понятий. Вредные и недопустимые переименования были сделаны советской властью. Возвращение названий – это вовсе не переименование и не замена красного на белое. Это восстановление подлинной истории. Ведь и сегодня план любого российского города, да и карта России в целом выглядят как рекламная кампания коммунистической партии. Эти обоймы одинаковых названий напрочь лишают наши города какой бы то ни было индивидуальности. Но это ещё полбеды. В конце концов, пусть жители сами решают, хотят ли они жить на улицах 2-й Пятилетки или 50-летия Октября, на улицах, названных в честь экзотических Саморы Машела и Ле Зуана. Некоторые идеологические названия даже следовало бы сохранить – например, Коммунистический тупик. Все эти названия сегодня воспринимаются как исторические курьёзы эпохи. Хуже другое: если человек с детства ходит по улице Дзержинского, то ещё до школы у него складывается представление, что этот Дзержинский был вполне неплохой дяденька, если в его честь улицу назвали. Эти стереотипы вырабатываются бессознательно, и представление об истории складывается искажённое.
Владимир РОМАНЕНКО, заслуженный деятель культуры РФ:
– В последнее время заметно активизировались дискуссии о переименованиях – улиц и площадей, учреждений образования, в больших городах – станций метро, а то и самих городов. Чаще всего причины – исключительно политические. Одни впадают в депрессию от того, что на уличной табличке начертано «Ул. Ленина», и требуют немедленного переименования в ул. Деникина или ул. Врангеля в жажде отомстить советскому прошлому. Их противники готовы буквально вступить в настоящую, не словесную драку, чтобы этого не допустить. У тех и у других есть свои аргументы, но так или иначе, мы снова имеем общество, расколотое на части, опять входим в ситуацию времён революций начала ХХ века и Гражданской войны. Нужно ли это сегодня, когда недруги России только и мечтают о том, чтобы её народ перессорился, передрался, утратил единство, а значит, способность к сопротивлению? Не думаю. Такого рода дискуссии – повод к развалу страны, что уже было совсем недавно, 20 лет назад.
Вся топонимика современной России сложилась исторически, названия, связанные с историческими личностями, – это часть нашей истории, которую надо знать и помнить. Переименованиями невозможно исправить или изменить исторические события и отменить исторические факты, с этим ничего не поделаешь. Это не имеет смысла, тем более что желание переименований связано в основном с личными или групповыми симпатиями и антипатиями, с личными трактовками исторических событий и роли личностей, а эти трактовки чаще всего весьма односторонни и спорны. И что, если через несколько лет в стране снова станут преобладать «левые» настроения, а никуда не исчезнувшее желание всеобщей справедливости приведёт к власти коммунистов и сочувствующие им партии? Что тогда? Опять волна переименований, и так по кругу до бесконечности…
В Западной Европе, которую многие наши сограждане считают эталоном демократии и толерантности, такого не делают, если не считать находящихся у власти психопатов Прибалтики и Польши. Мы осуждаем переименование нацистами проспекта Ватутина в Киеве, но сами, пытаясь переименовывать улицы в наших городах в угоду политической моде, мы занимаемся той же «декоммунизацией» и поступаем точно так же. Давно надо оставить историческое прошлое специалистам-историкам и всерьёз заниматься построением будущего!
Кстати, у этих «переименований» будут и неприятные практические последствия. Во-первых, изготовление новых табличек и их установка – это немалые деньги, столь необходимые для других важных целей. Во-вторых, нужно будет внести новые названия в навигационные карты и схемы городов. Это тоже весьма затратно. А пока не внесут, будет невероятная путаница в работе всех социальных служб – скорой помощи, спасателей, почты и т.д. Кстати, и замена штампов прописки для жильцов переименованных улиц будет также не бесплатной.
Если уж хочется менять названия, то для этого есть немало возможностей – в городах иногда можно найти несколько улиц Парковых, почти столько же улиц Индустриальных, Советских, Строителей, Садовых и пр. Сейчас строится и много новых улиц и микрорайонов. Чем не поле для творчества?
Виктор СУХОВЕЙ, пенсионер:
– В обществе упорно держится убеждение, что акт наименования улицы чьим-либо именем служит его увековечению. Наивное заблуждение! Кто знает Хухрикова, хотя его имя «увековечено» в названии московской улицы двести лет назад? Или чем славна Лаврушина, ведь ее имя «увековечено» уже три столетия? Во всем мире Лаврушинский переулок славен тем, что в нем находится Третьяковская галерея, но славы купеческой вдове Лаврушиной он не принёс. Есть тысячи наших современников, чьими именами названы улицы, но это не прибавило им известности. Из этого следует вывод: если ставится задача «увековечить» память о человеке названием улицы, то для успеха этой акции необходимо, чтобы его имя до превращения в топоним уже имело бы широкую известность. Кроме того, необходимо подумать и о нравственном аспекте: если улица, на которой жил человек, названа его именем, то получается, что все остальные обитатели этой улицы, когда-либо жившие на ней, как бы недостойны этого отличия, вроде бы они ниже сортом. Еще более безнравственной представляется ситуация, когда речь идёт об участниках Великой Отечественной войны. С каждой улицы сотнями уходили на фронт, многие из них погибли, поэтому, с моральной точки зрения, несправедливо называть улицу именем какого-то одного из участников войны, даже если он маршал. Мемориальная доска в таком случае предпочтительней переименования улицы.
Сергей ЛАСКОВ, депутат фракции КПРФ, секретарь республиканского комитета КПРФ:
– После революции малообразованным людям было совершенно безразлично, в честь кого называется улица, на которой они живут. Считалось, если человек жизнь отдал за революцию и он уже что-то сделал, то он необычный человек. И тогда запросто могли назвать улицу в его честь. Убийство царя было тогда тоже благородным делом. Революционеры хотели избавить народ от гнёта крепостного права. Прошло много лет после революции, люди совершенно по-другому стали мыслить, стали образованней, для них совсем иначе звучит название города или улицы.
Салых ХАПЧАЕВ, депутат НС КЧР:
– Я поддерживаю переименование улиц, жизнь идет вперёд, она не может застыть и остановиться. В целях патриотического воспитания молодежи улицы должны носить имена героев. Но есть большие проблемы: у нас нет закона, регламентирующего переименования. Мы уже несколько лет боремся, чтобы присвоить улице в ст. Зеленчукской имя Героя России Биджиева, который жил на этой улице, но пока безуспешно. Нам нужно решение депутатского корпуса или указ главы региона по этому вопросу. Сам же вопрос назрел, считаю, давно.
Евгения РЕУТСКАЯ, пенсионерка:
– Нелепым переименованиям всегда противопоставлялось гражданское неповиновение: люди продолжали называть улицы прежними названиями, и иногда помогало: горожане всеобщим упорным употреблением старых топонимов добивались возвращения некоторых из них. А уж эти безликие Индустриальные, Советские, Социалистические, Кооперативные и Красноармейские – в них вообще заблудиться можно. Если на бульваре растут каштаны, его надо назвать Бульваром Каштанов, а не улицей Патриса Лумумбы.
…Разброс мнений, как видим, довольно широк. И нам хотелось бы услышать и мнение наших читателей, которые, безусловно, позволят осветить тему с самых разных сторон.

Э. ЭЛЬКАНОВА.

Поделиться
в соцсетях