«Прекрасны в книге жизни все страницы…»

13 октября в 05:09
 просмотров

В свои 92 года участник Великой Отечественной войны Баймурза Адемеевич Узденов («Машалла!» – как говорят горцы) выглядит орлом – умные проницательные глаза, в которых и доля мудрой лукавинки, и расположение к собеседнику, и чувство собственного достоинства… В это солнечное осеннее утро я застала аксакала на велотренажере, к которому он перешел от «беговой дорожки»: все это подарок внука Таулана, который хочет, чтобы его дед как можно дольше оставался в таком же здравии. Баймурза Адемеевич с 2006 года возглавляет совет старейшин рода Узденовых. Востребован он и в совете ветеранов Карачаевского городского округа, и, пожалуй, нет ни одной встречи со школьниками, студенческой молодежью, которая обходится без его авторитетного напутствия, как шагать по жизни праведной дорогой. Сам Баймурза Адемеевич по жизни шел прямой дорогой. С ним можно сверять весь исторический путь Карачаево-Черкесии.

В свои 92 года участник Великой Отечественной войны Баймурза Адемеевич Узденов («Машалла!» – как говорят горцы) выглядит орлом – умные проницательные глаза, в которых и доля мудрой лукавинки, и расположение к собеседнику, и чувство собственного достоинства… В это солнечное осеннее утро я застала аксакала на велотренажере, к которому он перешел от «беговой дорожки»: все это подарок внука Таулана, который хочет, чтобы его дед как можно дольше оставался в таком же здравии. Баймурза Адемеевич с 2006 года возглавляет совет старейшин рода Узденовых. Востребован он и в совете ветеранов Карачаевского городского округа, и, пожалуй, нет ни одной встречи со школьниками, студенческой молодежью, которая обходится без его авторитетного напутствия, как шагать по жизни праведной дорогой. Сам Баймурза Адемеевич по жизни шел прямой дорогой. С ним можно сверять весь исторический путь Карачаево-Черкесии. К нему идут земляки за советом и дружеским участием, потому что двери его дома всегда открыты.
Начало рода Узденовых затерялось в веках. Скотоводство, охота, земледелие – удел предков Баймурзы из величественной Теберды. Его отец, Адемей Карабашевич, стал прототипом рассказа писателя Александра Серафимовича «Адимей» – автор специально изменил одну букву в имени, как многое другое.
– Серафимович часто бывал у нас дома в Теберде в 20-е годы, – вспоминает Б. Узденов. – Отец метко стрелял, приручал диких зверей, неоднократно сидел в тюрьме за свои политические убеждения. В рассказе Серафимович сделал Адемея батраком, иначе его творение в те годы не увидело бы свет. На самом деле у нас было поместье с домом в 17 комнат в самом центре Теберды. У нас часто гостила московская богема, в том числе и Серафимович, отец обычно катал кунаков на фаэтоне с ветерком, устраивал пикники. Потом, конечно, советская власть все это отобрала. Когда собирались строить памятник Сталину на территории нашего поместья, Адемей стал на дыбы и выразил протест (он не любил вождя и не разделял его взглядов), за что и получил срок. Но, несмотря на то что отец не принял нового строя, это был истинный патриот, он любил людей со всеми их слабостями и умел великодушно прощать.
Перед Великой Отечественной войной семья Узденовых жила в станице Преградной, где Адемей работал в земельном комитете, дружил с военкомом Лосевым, и когда тот стал командиром партизанского подразделения, сильно его поддерживал. Помогал партизанам, снабжал их продовольствием, устраивал их на ночлег… Сидел в тюрьме Адемей Узденов и в Южном Казахстане в годы депортации – он не мог терпеть издевательства комендатуры, открыто выступая на чужбине против произвола властей. Был сделан запрос в Ставропольский крайком партии на предмет участия Адемея Узденова в партизанском движении, это и спасло его от большего срока.
Истинный сын своего отца – правдолюб, патриот, с ранних лет стремившийся брать на себя ответственность, Баймурза в 16 лет по повестке, пришедшей на имя старшего брата Даджи, отправляется в 41-м на фронт. Родным в Преградную он отправил письмо из Невинномысска из отдельного минометного батальона, в расчет которого был зачислен первым, чем страшно гордился. И начались тяжелые, далекие от романтических мечтаний военные будни. Сущим адом запомнилась ночная бомбежка с огромными потерями под Луганском, куда были направлены молодые бойцы. Было много погибших и утонувших при переправе через реку Донец и последовавшие за ней паника, неразбериха, отчаяние, но все это надо было перебороть. И тут на подмогу приходили удаль и мужество, предполагающие риск собственной жизнью.
Вспоминает Баймурза Адемеевич и многочисленные сражения в составе роты под командованием Лободина, представление к ордену Отечественной войны, Беслан и Нальчик, известную сопку 910, переходившую из рук в руки шесть раз и буквально пропитанную солдатской кровью. Здесь он был ранен в ногу. Рана на ноге никак не зарубцовывалась, и он на костылях был отправлен на лечение домой, имея при себе красноармейскую книжку и твердое намерение потом догнать свою часть.
– Документы у меня в Преградной забрали, якобы для решения в штабе вопроса о моем возвращении на фронт, но уже тогда карачаевский народ готовили к депортации. Так и сгинула моя красноармейская книжка неизвестно где: сменилось начальство, нашу семью выслали в Казахстан, и сейчас я говорю не только о себе – сколько карачаевских ребят в то жестокое время попали в такую же ситуацию, когда вернулись с фронта по ранению осенью 1943 года…  
В Казахстане Баймурзе Узденову пришлось много трудиться, завершать образование, и везде он проявлял недюжинные организаторские качества, неслучайно в конце концов его назначили главным инженером в одной из крупнейших машинно-тракторных станций. Однажды его послали в Москву в командировку, чтобы выбить на заводе «ЗИС» целую тысячу грузовиков, необходимых для освоения целины. И это – в конце года, когда на предприятие стекалось множество представителей всех республик СССР, командированных на автозавод с этой же целью! Сорок один день потребовался 26-летнему главному инженеру, чтобы оформить все необходимые документы, организовать проезд 1000 водителей и отправить новенькие машины самоходом в Казахстан. Высоко оценив его организаторские способности, министр сельского хозяйства Казахской ССР наградил тогда Узденова крупной денежной премией. И когда карачаевцам было разрешено вернуться на родину, руководители МТС не хотели отпускать Узденова и его товарищей, чьи фотографии долго еще висели на доске Почета в далеком Казахстане.
На родине его ждали новые трудовые рубежи. Более 30 лет он работал механиком передвижной механизированной колонны треста «ГлавСочиспецстрой», известной своим участием в создании инфраструктуры Теберды и Домбая, академгородка знаменитой САО в поселке Буково. И несмотря на то, что пенсионного возраста Баймурза Адемеевич достиг в 1985 году, он еще 12 лет продолжал работать.
Семья у Баймурзы Адемеевича появилась еще в Казахстане. С супругой Азимой Текеевой они в добре и согласии прожили 55 лет, но, к сожалению, в 2006 году эта славная, добропорядочная женщина покинула сей мир. Сегодня он окружен заботой дочерей и внуков. Старшая, Раиса, кандидат педагогических наук, работает в КЧГУ, младшая, Соня, – доктор педагогических наук, профессор в Пятигорском филиале СКФУ. Внук Таулан – успешный менеджер в Москве, внучка Мадина – аспирант Московской медакадемии им. Пирогова, Альбина нашла себя в искусстве дизайна одежды.
Чувство слитности с народом, с его интересами, сознание себя как частицы великого целого наложили отпечаток на жизненную позицию почтенного аксакала.
– Что для вас главное в жизни, Баймурза Адемеевич?
– Как говорил великий Расул Гамзатов: «Прекрасны в книге жизни все страницы»… Но без труда, семейных ценностей, служения народу она теряет всякий смысл…

НА СНИМКЕ: Баймурза УЗДЕНОВ: «Год здоровья в КЧР во многом

улучшил самочувствие граждан республики всех возрастов».

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях