Кудесник мелодий

28 декабря в 13:05
 просмотров

Наступление Нового года всегда сопряжено с надеждами на исполнение заветных желаний. Уроженцу Сирии – сирийскому черкесу Нарту Шауажь, который встречает в Черкесске свой уже пятый Новый год, уходящий преподнёс много счастливых мгновений. Но самой незабываемой и чудесной для него стала новость о том, что наконец окончена война в той далёкой стране, которая для нескольких поколений адыгов, в том числе и для самого Нарта, стала родной. И наконец-то его родные и близкие заживут счастливо под мирным сирийским небом.
Сирию Нарт покинул 12 лет назад, чтобы осуществить свою давнюю мечту – окунуться в мир прекрасных звуков, в мир национального фольклора. Для этого необходимо было приехать на Кавказ, именно туда, откуда впервые он, шестнадцатилетний паренек, получил магнитофонную кассету с записями национальной адыгской инструментальной музыки. Нарт вспоминает, как ему пришлось уговаривать мать отпустить его на родину древних предков и как он прощался с мамой и двумя сёстрами, обещая им систематически о себе слать весточки.

Наступление Нового года всегда сопряжено с надеждами на исполнение заветных желаний. Уроженцу Сирии – сирийскому черкесу Нарту Шауажь, который встречает в Черкесске свой уже пятый Новый год, уходящий преподнёс много счастливых мгновений. Но самой незабываемой и чудесной для него стала новость о том, что наконец окончена война в той далёкой стране, которая для нескольких поколений адыгов, в том числе и для самого Нарта, стала родной. И наконец-то его родные и близкие заживут счастливо под мирным сирийским небом.
Сирию Нарт покинул 12 лет назад, чтобы осуществить свою давнюю мечту – окунуться в мир прекрасных звуков, в мир национального фольклора. Для этого необходимо было приехать на Кавказ, именно туда, откуда впервые он, шестнадцатилетний паренек, получил магнитофонную кассету с записями национальной адыгской инструментальной музыки. Нарт вспоминает, как ему пришлось уговаривать мать отпустить его на родину древних предков и как он прощался с мамой и двумя сёстрами, обещая им систематически о себе слать весточки. Может быть, когда-нибудь они тоже захотят приехать вслед за Нартом, но пока… У каждой из сестёр своя семья, да и мама там, как говорится, приросла корнями.
…Нарт приехал на Кавказ. Сначала – в Майкоп, где он нашёл своих однофамильцев и даже дальних родственников. Они-то ему и помогли встать на ноги: выучить русский и черкесский языки, устроиться на временную работу, найти преподавателей по национальным инструментам. Вскоре Шауажь успешно окончил Майкопское музыкальное училище. Как говорит Нарт, постепенно жизнь приобретала нужные очертания. Периодически он играл на свадьбах и даже какое-то время аккомпанировал национальному хореографическому коллективу.
– Каждая клеточка моего организма желала впитать всё, что связано с музыкой, – довольно грамотно изъясняется на русском языке Н. Шауажь. – Стоило мне услышать первые звуки шичапшины (шыкIэпшы-нэ) или национальной гармоники, у меня начинали бегать мурашки. Я возносился до небес от восхищения и удовольствия от бесконечно любимых звуков. И скажу откровенно, чувство музыкальной ненасытности и любовь к музыке возрастают с каждым днём и всё больше затягивают меня в недра национальных мелодий.
Научиться играть практически на всех музыкальных инструментах (фортепиано, аккордеон, национальная гармошка, гитара, балалайка, скрипка, шичапшина (шыкIэпшынэ), доул и т.д) Нарту было недостаточно, и он принял решение обучиться мастерству изготовления инструментов.
– Я считаю, что любой мастер, который делает музыкальные инструменты, непременно должен быть профессиональным музыкантом, он должен пройти школу по изучению нотного стана, музыкального тембра, всех нюансов и тонкостей музыки. Ведь малейшая неточность – и инструмент зазвучит не так, как должен на самом деле звучать, – сделал заключение мастер. – И не менее важен материал – древесина, из которой делается инструмент, поэтому мастер должен быть ещё и профессиональным арт-столяром (человек, знающий породы деревьев, применяемые при изготовлении музыкальных инструментов).
Через некоторое время Нарт переехал в Черкесск, где решил окончательно обосноваться. В столице КЧР предприимчивый и целеустремлённый молодой музыкант, а с некоторых пор художественный фотограф, дизайнер, брался за любую работу, что могло бы принести какой-то доход. Он работал в мебельном цехе, занимался не только изготовлением, но и покраской мебели, иногда по ночам монтировал свадебные видеоматериалы, а в свободное от работы время дома мастерил музыкальные инструменты.
– Вы не представляете, что испытывает мастер, когда в его руках очередной элемент инструмента приобретает нужный изгиб, когда две части в точности совпадают друг с другом и при сборке и склеивании получается совершенной формы, к примеру, скрипка или шичапшина. Какая неподдельная радость и удовлетворение от первых звуков только что изготовленного инструмента, от не успевшего выветриться запаха краски, которая подбиралась тщательно и скрупулёзно! И когда видишь итог своей работы, то понимаешь, что она по праву может назваться дизайнерской.
Как говорит сам Нарт, к счастью, ему пришлось оставить работу в мебельном цехе и заняться тем, о чём так долго мечтал, – изготовлением и реставрацией инструментов. У него появились заказчики, которые желали купить дизайнерскую работу или починить вышедший из строя инструмент. Мастер засыпал и просыпался за столярным станком, бывало, работал по 20 часов в день. Однако влюблённый в собственное дело Нарт не чувствовал усталости. А если ему в промежутках между работой удавалось немного поиграть на инструментах – большего счастья не желал.
Не так давно, узнав о таком великолепном мастере, Карачаево-Черкесский колледж культуры и искусств им. А. Даурова выделил ему небольшое помещение с условием, что в будущем Нарт согласится обучать своему мастерству студентов колледжа, ну и попутно ремонтировать музыкальные инструменты учреждения.
У Нарта много друзей, он общительный человек. Его часто приглашают на всевозможные творческие вечера, а в стенах черкесской общественной молодёжной организации Нарт давно не гость. Он очень любознательный, поэтому много читает, успевает познакомиться с культурами других народов, проживающих в Карачаево-Черкесии. Он также любит готовить. Особенно хорошо получаются балкарские хычины, абазинская дзырдза, ну и, естественно, черкесская либжа. А оценивает его поварское мастерство супруга Татьяна, которая уже несколько лет следует за ним и поддерживает уют и тепло домашнего очага.
Но как бы ни было человеку хорошо в данный момент и как бы ни был он доволен нынешним днём и своей жизнью, всегда есть место маленькой ностальгии. На мой вопрос о том, не скучает ли он по сирийскому дому, по родным ему людям: маме и сёстрам, Нарт не задумываясь ответил: «В каждом куске хлеба, съеденном мной, я представляю аромат печёного домашнего хлеба моей матери. В каждом звуке родной до глубины души шичапшины (шыкIэпшынэ) я слышу нежные голоса моих сестёр. С каждым обрабатываемым клочком земли я вспоминаю сирийскую землю и желаю, чтобы у моих родных тоже была такая жирная, плодородная земля. Да, я скучаю, но это не означает, что хотел бы туда вернуться. Тем, кем я являюсь, я стал здесь, на Кавказе, и уверен, что это моё призвание! Наступающий новый год, по моим предположениям, сулит реализацию всех моих планов, и я не намерен отступать от них, тем более что значение символа будущего года вполне соответствует моему астрологическому гороскопу».

Светлана КИЛБА
Поделиться
в соцсетях