Нить доверия так тонка…

25 апреля в 12:27
1 просмотр

Дорога с препятствиями
В аул Тапанта Адыге-Хабльского района отправилась на такси в субботний день, потому как выехать в рабочие дни недели не представлялось никакой возможности. Таксист по имени Георгий всю дорогу негодовал по поводу того, что в Карачаевске, откуда мы и держали свой путь, работники шиномонтажных мастерских, которых повсеместно развелось видимо-невидимо, дабы не сидеть без работы, т. е. без денег, в послед. время подговар. подростков, естественно, за опред. плату, чтобы они разбрасывали в разных местах города по дорогам гвозди, гайки, ржавые болты, словом, все, что может проколоть шину…

Дорога с препятствиями
В аул Тапанта Адыге-Хабльского района отправилась на такси в субботний день, потому как выехать в рабочие дни недели не представлялось никакой возможности. Таксист по имени Георгий всю дорогу негодовал по поводу того, что в Карачаевске, откуда мы и держали свой путь, работники шиномонтажных мастерских, которых повсеместно развелось видимо-невидимо, дабы не сидеть без работы, то есть без денег, в последнее время подговаривают подростков, естественно, за определенную плату, чтобы они разбрасывали в разных местах города по дорогам гвозди, гайки, ржавые болты, словом, все, что может проколоть шину… Но как только мы выехали на дорогу, ведущую в Тапанту, водитель развеселился не на шутку: «Вот это дорога – яма на яме, рытвина на рытвине. Тут ничего и разбрасывать не надо, покатаешься по такой дороге год-другой – и сдавай свою машину в утиль».
Места чудесные, по левую сторону дороги раскинулись просторные поля, которые скоро-скоро зазеленеют и пойдут волнами, по правую – лесополосы, а за ними опять безбрежные поля. Вот только любоваться ими долго не приходится, потому как машины, дабы не попасть в ту или иную яму, либо съезжают с рабочего полотна проезжей части на обочины, поднимая облака пыли, либо выезжают на встречную полосу, чтобы объехать очередную дорожную «мину». Мы и вовсе едем медленно, потому как, «поймав» несколько препятствий, после которых минуту-две скакали резвой лягушкой, решили: торопиться некуда…

Кто отключил фонари на улицах в ауле?
В ауле нас ждали автор письма, которое, собственно, и позвало в дорогу, и еще несколько людей, подписавшихся под ним.
Тапанта – небольшой, но очень красивый аул, в котором всего две улицы – Ворошилова, она же центральная улица аула, и Буденного, на которых проживают порядка 500 человек, преимущественно абазины. Аульчане своим аулом, который по весне всегда стоит в белой кипени садов, летом – в аромате вызревающих полей, осенью – в золотом буйстве листвы и гулких раскатах уборочной страды, зимой – в чистых снегах, всегда гордились, но в последнее время стали выказывать недовольство по поводу многих вещей. Про дороги я уже сказала. А теперь про уличное освещение. С недавнего времени его отключили по обеим улицам, за исключением дома ветерана Великой Отечественной войны Солтана Калмыкова. Но отключи и такому человеку свет, это было бы сущим иезуитством. Всем остальным предложили: «Подключайте на здоровье уличное освещение, но к своим счетчикам».
Поняв, что в районе всем наплевать с высокой колокольни на то, что аул по ночам сидит в кромешной темноте, жители Тапанты стали писать жалобы во все вышестоящие инстанции, но они, как водятся, в район и возвращались для рассмотрения. Вот, к примеру, один из ответов бывшего главы администрации Адыге-Хабльского района С. Карданова: «В бюджете Грушкинского сельского поселения от 11.04.2017 года (В Грушкинское сельское поселение входят несколько аулов – Тапанта, Абаза-Хабль и Мало-Абазинск. – Авт.) на 2017 год, утвержденном решением совета депутатов Грушкинского сельского поселения, средств на обеспечение уличного освещения не предусмотрено. Уличное освещение можно подключить в индивидуальном порядке через индивидуальный прибор учета…»
Между тем для уличного освещения на селе, в ауле, деревне существует согласно закону о государственных социальных стандартах свой социальный стандарт, которым предусмотрено, что не менее 80 процентов улиц на селе должно быть освещено, и это все в зоне ответственности местного муниципалитета.
– Понятное дело, что повесить фонарь на каждом столбе проблематично, тем более при нехватке денег в бюджете сельского поселения, – довольно резонно, если не сказать – мудро, рассуждают аульчане, – но подключить фонари около социально значимых объектов, например около фельдшерско-акушерского пункта, единственного магазина, около остановок, где дети дожидаются ранним утром школьного автобуса, на въезде в аул и на выезде, в особо темных закоулках – разве нельзя?

Вода с сюрпризами
Еще одна лакмусовая бумажка, указывающая на проблемы в селе, – водоснабжение. Для начала приведу еще одну выдержку из прошлогоднего ответа Карданова: «Администрацией Грушкинского сельского поселения будут проведены работы по благоустройству и организации санитарной зоны на водозаборном сооружении а. Тапанта». Поверьте мне на слово, тот, кто увидит своими глазами это водозаборное сооружение, в народе его называют водокачкой, предпочтет либо таскать воду коромыслами из речки Малый Щеблонок, на берегу которой и стоит аул, либо покупать бутилированную воду, ибо водокачка и зона санитарной охраны вокруг нее – это скопище чудовищного мусора. Более того, двери ее распахнуты и днем, и ночью настежь, заходи, кто хочет, вот и ошиваются там все кому не лень – бомжи заезжие, свои чудики – любители выпить… Как можно в таких условиях что-либо говорить о гигиенических требованиях к качеству воды? А оно таково.
– Когда на водокачке выходит из строя двигатель или насос, – рассказывает Вера Шевелева, написавшая письмо в редакцию, – то, естественно, аул сидит без воды по два-три дня, но как только ее подадут, в домах, которые расположены на конце аула, краны плюются водой, которая кишит червями… Обещали все привести в порядок еще в прошлом году, а воз и ныне там, как говорится. А ведь терпение народа не беспредельно, все понимают: такое положение дел может привести к большой беде… С водой шутки плохи…

Очаг для маргиналов
Просят аульчане замолвить словечко и об их бедном клубе. Это нормальное, удобное во всех отношениях здание, правда, без окон, без дверей. Но стоят стены, вполне приличные, крыша пусть не первой молодости, но еще явно может послужить, если ее немного подлатать. Зато внутри свинарник, как и на водокачке, в этом очаге культуры долгое время находили себе приют асоциальные маргиналы, устраивая лежбища, сжигая все, что попадало под руку, чтобы спастись от холодов или, скажем, разогреть банку тушенки. На все просьбы аульчан отремонтировать клуб один ответ: «Потребуется огромный бюджет, чтобы восстановить его. Помещение изнутри требует серьезного капитального ремонта».
Да, но это тот случай, когда нежелательно смешивать стоимость с ценностью, дороговизну с драгоценностью, ведь хороший клуб – это и активное общение между людьми, и здоровый отдых, плодотворное взаимообогащение при беседах, шахматных баталиях, особенно если взять во внимание, что в Тапанте очень много молодежи.
Общеизвестно, что миграция населения – процесс не только преимущественно, но и сугубо молодежный, тем не менее молодежь из аула не бежит. И молодежь в ауле стоящая. К примеру, в 2015 году на 90-летнем юбилее трех аулов – Абаза-Хабля, Тапанты и Мало-Абазинска – девушки из Тапанты стали победительницами волейбольного турнира. В ауле много талантливой молодежи – есть доморощенные силачи, борцы, наездники, гармонисты, вязальщицы…
– Пока у нас не будет хорошего клуба, – говорит бабушка Марьям, которая попросила ее так называть, – и мы не будем готовы предложить что-либо дельное нашим подросткам, увлечь чем-либо интересным, занятным, нам остается лишь невольно потакать их незрелым инстинктам. А ведь Глава республики Рашид Темрезов, регулярно посещая с рабочим визитом тот или иной район, все время подчеркивает, что на сельские клубы, их ремонт и развитие нужно обращать особое внимание и давать импульс этому развитию, потому как народная культура рождается не в городах, не на асфальте, а на живой земле.
Вспомнили в этот день Вера Шевелева и бабушка Марьям и слова бывшего главы Грушкинского сельского поселения Артура Шхагошева, который на том же юбилее трех аулов сказал: «С каждым годом в Тапанте, Мало-Абазинске, Абаза-Хабле появляется все больше обновленных объектов образования, здравоохранения, культуры и спорта». Не знаю, как обстоят дела в Мало-Абазинске и Абаза-Хабле, но, судя по увиденному, стратегия развития Тапанты, по сути, отсутствует. Ничего не строится, ничего не ремонтируется. А то, что есть, ветшает и приходит в негодность.

Есть место и восклицательным знакам!
– Ну хоть чем-то аул похвастаться может? – спрашиваю напоследок устроивших мне экскурсию по аулу людей.
– Во многих местах можем поставить восклицательные знаки. Например, новая примета времени в ауле – спортплощадка для детей. Заметная личность – почтальон Маруся Биджева. Благодаря ей наше почтовое отделение – символ цивилизации в селе, – отвечают тапантинцы, – практически каждый день она отправляется на почту в хутор Грушка – а это три километра отсюда – и когда привозит, когда приносит, но всегда вовремя доставляет почту, пенсию. Очень довольны мы водителем школьного автобуса Муратом Хатуовым, который доставляет детей в школу и детсад и обратно, которые расположены в Абаза-Хабле. Он не то что ни разу не сорвал рейс, по нему можно сверять часы и быть спокойным за своего ребенка. Автобус по утрам уезжает переполненным, после обеда Мурат, пока не пересчитает всех по головам, по именам, с места не тронется…
Добрым словом вспоминают в Тапанте заслуженного работника сельского хозяйства КЧР, кавалера орденов Трудового Красного Знамени и Дружбы народов, бывшего председателя колхозов «Рассвет» и «Абазинский» Шахира Мазановича Хужева, благодаря которому аул Тапанта был газифицирован в кратчайшие сроки, а на хуторе Грушка были построены детсад на 90 мест, фельдшерско-акушерский пункт, Дом быта, жилье для молодых специалистов. Жалуют люди и нынешнего главу Грушкинского сельского поселения Романа Агбу. К нему, говорят, можно попасть на прием в любое время дня, в любой день, если он на месте. Человек он новый на этом месте, тем не менее одна из самых заметных тенденций в его работе – стремление видеть любую проблему не изолированно, а во всех тех связях, которые на эту проблему влияют, от которых зависит ее решение.
Другой вопрос, что проблемы трудно решаемые в силу того, что в ауле напрочь отсутствуют производственные предприятия, какие-либо кооперативы, цеха, чтобы можно было занять трудом молодежь. Аул, как я уже сказала, в последнее время больше молодеет, нежели стареет. Впрочем, сейчас в Тапанте нет такой категории людей, за которую можно было бы быть спокойным. Кто-то живет на пособие по безработице, кого-то выручает пенсия. Но эти деньги, как вода…
Поэтому многие делают упор на возделывание паев, на которые была поделена земля от колхоза «Рассвет», и выращивают кукурузу, ячмень, пшеницу, естественно, держат скотину, птицу, возделывают огороды, чтобы нормально жить, а не выживать. И живут довольно-таки нормально вопреки всем вышеназванным неудобствам. Здесь не увидишь понурых, вымороченных домов с заколоченными окнами, грязных улиц, потому что улица для каждого – продолжение собственного двора. Здесь невольно задерживаешь шаг около памятника погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, который был открыт в ауле три года тому назад, и понимаешь, как самозабвенно тапантинцы за ним ухаживают. И это вполне понятно и объяснимо, только коллективный труд создает резонанс, который придает силы, вдохновение, радость как молодым, так и старикам…
Вера Шевелева, которая долгие годы проработала в администрации г. Карачаевска, напоследок сказала: «Здесь живет удивительно трудолюбивый, доброжелательный, порядочный народ, никакой поляризации, тот, кто в состоянии подключить уличное освещение к своему счетчику, сделает так, чтобы лампа освещала как можно больше территории, то есть как можно больше дворов; здесь никогда не проедут мимо человека, зная, что ему надо в Черкесск или Адыге-Хабль, а значит, это по пути…
Я бы могла привести еще массу таких примеров, но хочу сказать другое. Аульчане не просят, не требуют ничего невозможного, они хотят элементарных бытовых условий, которые власти им обещают из года в год, но не сдерживают своих обещаний. А ведь нить доверия между властью и народом так тонка, что даже одно-единственное слово лжи может ее порвать…»

НА СНИМКАХ: Клуб снаружи и изнутри…; Вот так выглядят

водокачка и прилегающая к ней санитарная зона…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях