Лесо-Кяфарь – хутор с перспективами

15 февраля в 10:04
45 просмотров

Своя колея
Лесо-Кяфарь. Говорят, эта просторная местность в окружении дальних гор была облюбована казаками в середине 20-х годов прошлого века, чтобы вволю пахать, сеять, строиться и быть подальше от всяких начальников и проверяющих. Опять же – вокруг красота неописуемая, буковые леса непуганые, где полно дичи, грибов и ягод, речка Кяфарь с ее царской рыбкой – форелью.
Постепенно открывая эти неизведанные места, поселенцы не переставали дивиться обилию небольших речушек – притоков Кяфари, водопадов и родников. Среди последних особо выделяется родник Серебряный. Поселенцы убедились, что из-за достаточного содержания серебра водичка эта обладает чудодейственной силой. И потянулись со всех мест паломники, чтобы набрать впрок этой воды. А дабы сюда еще вернуться, по сей день здесь, особенно на праздник Купалы, к деревьям привязывают ленточки, загадывают желание.

Своя колея
Лесо-Кяфарь. Говорят, эта просторная местность в окружении дальних гор была облюбована казаками в середине 20-х годов прошлого века, чтобы вволю пахать, сеять, строиться и быть подальше от всяких начальников и проверяющих. Опять же – вокруг красота неописуемая, буковые леса непуганые, где полно дичи, грибов и ягод, речка Кяфарь с ее царской рыбкой – форелью.
Постепенно открывая эти неизведанные места, поселенцы не переставали дивиться обилию небольших речушек – притоков Кяфари, водопадов и родников. Среди последних особо выделяется родник Серебряный. Поселенцы убедились, что из-за достаточного содержания серебра водичка эта обладает чудодейственной силой. И потянулись со всех мест паломники, чтобы набрать впрок этой воды. А дабы сюда еще вернуться, по сей день здесь, особенно на праздник Купалы, к деревьям привязывают ленточки, загадывают желание. Но однажды родничок вдруг исчез – его нельзя было трогать, выгребать, переставлять со дна камни. Мудрая природа все расставляет по своим местам, и этот неукоснительный порядок необходимо соблюдать. Потом родник все же проявился, но уже не такой сильный и полноводный…
А вверх по течению Кяфари – рукой отсюда подать – находятся знаменитые дольмены – каменные гробницы из тёсаного камня, украшенные искусными орнаментами, они относятся к глубокой древности. Археологи по сей день спорят – одни считают дольмены средневековым произведением древних форм, другие думают, что эти сооружения – эпохи бронзы, но реставрированные позже. Здесь перед туристами и путешественниками открывается целый мир древнего искусства. И долго-долго они вглядываются в ажурное легкое «кружево», флер, брошенный на камень рукой тонкого мастера! Таинственны и загадочны эти места Кяфарского городища в окружении древних гробниц, и не поэтому ли этим каменным пантеонам приписывают еще и особые чары? Стоит, мол, прикоснувшись к ним и преклонив голову, попросить о сокровенном, и оно непременно сбудется. Что ж, языческое начало в человечестве все равно неистребимо, какой бы анафеме и высмеиванию его ни предавали…
От хутора Лесо-Кяфарь до ст. Стороржевой – 8 километров пути. Но дорога между этими населенными пунктами сроду не видела асфальта. И согласившийся подвезти меня до Лесо-Кяфари мой сосед по дому, подпрыгивая на ухабах, не раз пожалел и колеса, и мотор своей «иномарки». Местные здесь ездят на «Нивах», респектабельные дачники – на джипах. Но потом водитель все же приноровился вписываться то в одну утрамбованную внедорожниками колею, то в другую, и дорога уже не казалась такой ужасной. Тут на ум пришли философские рассуждения о том, как все-таки в жизни важно попасть в «свою колею» – сейчас это называется «оказаться в нужном месте в нужный час».
Вдоль дороги на обширных полях на подножном корму паслись тучные коровы, стада овец, резвились лошади. Вдоль дороги по направлению к хутору тянутся желтые металлические треугольнички – байпасы, как их называют газовики. Поскольку трубы голубого топлива проходят под землей, эти самые байпасы служат как бы опознавательными знаками маршрута газопровода, но основная их функция – регулировать давление подачи газа. Тут же мы увидели новенький ГРП – газораспределительный пункт. Словом, в Лесо-Кяфари в домах скоро появится голубое топливо – прощайте, допотопные газовые баллоны, от которых больше мороки с перевозкой по такому бездорожью, чем радости! Значит, этот лесной хутор, в котором сегодня нет ни школы, ни ФАП, ни магазина или даже подобия торговой точки, не так уж и неперспективен, как рисовалось в воображении? И увиденное дальше еще больше укрепило в душе уверенность в благоприятных перспективах этого населенного пункта.

Близкие люди
Предупреждаю тех, кто собирается в эти места: здесь с Билайна можно дозвониться только на Билайн, поэтому разговора по мобильнику с Ириной не получилось. По дороге я получила от нее сообщение: «У меня в библиотеке перерыв с 12 до 13, и поскольку время уже обеденное, заходите ко мне домой». Мне стало смешно. Да кто же тебя контролирует в этой глуши, милая? Пусть спасибо скажут, что здесь вообще есть библиотека! Но потом, уже проведя в Лесо-Кяфари полдня, я реально осознала, что такой подвижнице, умелому организатору, если хотите, лидеру, Ирине Алексеевне Карабашевой хуторяне обязаны многим: за содержательную культурно-массовую работу, за то, что по собственной инициативе восстановила имена более пятидесяти фронтовиков – участников войны из Лесо-Кяфари, и, наконец, за то, что именно библиотека здесь стала духовным и досуговым центром, где сообща решаются и жизненно важные вопросы.
…У калитки дома нас встречали Ирина и ее сестра Елена, наблюдатель гидрометеопоста. Ее работа заключается в том, чтобы ежедневно измерять специальными приборами уровень воды в Кяфари и данные отсылать в Карачаево-Черкесский ЦГМС – филиал Северо-Кавказской гидрометеослужбы. Как объяснила Елена Алексеевна Овсова, нормальным в местной реке считается уровень воды глубиной 160 см, критическим – 300 см, а это уже предупреждение о надвигающихся паводках.
К накрытому к обеду столу (большое блюдо с жареной форелью, грибное ассорти, пироги и т.д.) подошла и семья Маркиных с внучатами, такие же коренные хуторяне, как Ирина с Еленой, а значит, близкие друг другу люди. На хуторе, где проживают около 40 семей и вся жизнь на виду, отношение друг к другу почти родственное. Да и род занятий: земледелие и животноводство – обязывает поддерживать друг друга. К примеру, у супругов Юрия и Раисы Маркиных имеется свой трактор (в их владении земельный участок, составляющий свыше 40 соток), а у сестер Ирины и Елены, ведущих общее хозяйство, этой машины нет. И пока они не приобрели трактор, на Маркиных и уповают. А в проведении мероприятий и субботников Ирине Карабашевой всегда помогут хуторяне Алена и Юрий Богачевы, Елена Герюгова, Ирина Кобец, Людмила Голубчик, на подхвате молодежь: Алексей Овсов, Артем Савченко…
После обеда пошли знакомиться с хозяйством Ирины и Елены – живут они каждая в своем доме, но живность и огород общие. В их хозяйстве содержатся 13 дойных коров и их приплод – месячные телята, овцы, лошади. Имеется современный доильный аппарат, молоко они сдают в Сторожевский приемный пункт, где расчет ведется еженедельно, и на круг выходит по 5000 рублей. У сестер две легковые машины, – в Лесо-Кяфари собственный транспорт в каждом дворе, потому как общественный никогда и не ходил.
Отец Ирины и Елены Алексей Федорович Дорошенко – потомок тех, кто создавал хутор Лесо-Кяфарь в 1927 году вместе с другими казаками из родов Томашенко, Касминых, Питеневых, Кравченко, Усиковых. Отец девчат работал егерем в местном охотничьем хозяйстве и механиком в бригаде №4 колхоза им. Ленина, которая располагалась в Лесо-Кяфари. Мама Ирины, Нина Васильевна, – заведующая этой же библиотекой. Я хорошо помню эту энергичную, славную женщину, которая на родном хуторе была запевалой как в «Реченьке», так и в жизни. По-моему, этот лейтмотив звучал в моём материале о ней в нашей газете лет 20 назад. Сегодня, продолжая на хуторе дело своей мамы, Ирина прежде всего знает: она будет предана этой земле до конца, как её родители, и крепко надеется на процветание любимой Лесо-Кяфари. Дети поколения Ирины и Елены учились в начальной школе, потом – в интернате станицы Сторожевой.
Окончив библиотечное отделение Ставропольского культпросветучилища, Ирина продолжила дело своей мамы. С  Аликом Карабашевым, «афганцем», приехавшим в Лесо-Кяфарь на место жительства, Ирина создала хорошую семью. Родился сын Роман, у них был ухоженный уютный дом, но случилось так, что в одночасье жилье дотла сгорело в результате пожара. «Муж, вложивший в этот дом немало физических сил и гордившийся им, так и не оправился от удара, – с горечью вспоминает Ирина. – Потом обострились старые болячки, и его не стало. Но рядом со мной 30-летний сын Роман, растет внук Радмир, и это дает силы и импульс заботиться как о хлебе насущном, так и о пище духовной».

«Тихая моя родина…»
Мы с Ириной направляемся в библиотеку, где она работает свыше двадцати лет. Кругом первозданная тишина. Кое-где попадаются заброшенные дома, но в основном от хутора веет основательностью и хозяйственностью. «Тут из коренных жителей остались те, кто предан этой земле и иной жизни не желает, – говорит Ирина. – Алкоголиков и бездельников у нас нет, они бы здесь и не прижились. Каждый занят своим подворьем, и забот полон рот. Развивается гостиничный бизнес. У нас на хуторе функционируют три комфортабельных мини-гостиницы, и я вас уверяю, что в скором времени Лесо-Кяфарь обретет черты востребованного туркомплекса. Ведь путь к дольменам и Кяфарскому городищу проходит через нас. А летом население здесь удваивается за счет наплыва дачников, у которых здесь свои дома. Кстати, они мои самые активные читатели и участвуют во всех мероприятиях».
Рядом со зданием библиотеки находится памятник воинам-хуторянам, погибшим во время войны, отдельно – обелиск партизанке Анне Булавиной. На День Победы Ирина, собрав всех хуторян и дачников, проводит здесь праздничный митинг.
Слушаю рассказ об отважной партизанке Анне Булавиной с комом в горле. Хрупкая девушка почти ежедневно преодолевала несколько километров тяжелейшей дороги через лес и горы в партизанский отряд, чтобы поставлять нужную им информацию. Хуторские женщины передавали ей также провизию для партизан. Но однажды ее схватили фашисты и несколько дней жестоко пытали, чтобы узнать от нее место расположения отряда. Истерзанное тело партизанки гитлеровцы бросили на опушке леса, и оно несколько дней лежало под открытым небом. Женщины хутора пытались похоронить девушку, но фашисты гнали их прочь. Тогда глубокой ночью хуторянки руками вырыли могилу и предали тело земле. А спустя годы в центре хутора поставили ей скромный памятник.
«В горах над Лесо-Кяфарью есть еще один памятник над братской могилой защитников перевалов. Он требует реставрации. Но, думаю, совместно с администрацией Зеленчукского СП нам удастся привести в порядок это захоронение», – делится планами Ирина.
В библиотеке мы продолжаем эту тему. Уже давно занявшись поисковой работой, Ирина самостоятельно создала рукописную Книгу памяти Лесо-Кяфари с судьбами фронтовиков. В многочисленных альбомах – уникальные черно-белые снимки советского прошлого родного хутора: веселые трактористы, сенокос, казачий хор, колхозники во время уборочной. Привлекает внимание стенд с видами местных природных достопримечательностей и стихами Ирины Карабашевой: «Вы увидите диво – наш лесной хуторок, затерялся который средь звериных дорог». Здесь же выставка вышивок гладью – изделия 82-летней Екатерины Федоровны Петриги, фотокартины фаната местных пейзажей Виктора Стрельникова.
А тут и машина «Почты России» приехала, и Ирина, приняв корреспонденцию, вошла в библиотеку с увесистой пачкой газет и журналов: «Это глава администрации Зеленчукского СП Ольга Хомякова для нас постаралась, не поскупившись на подписку. На внимание нашего муниципалитета мы не жалуемся. Для хуторян сегодня главное – ремонт проселочной дороги, а остальная инфраструктура прирастет, когда хутор будет газифицирован».
Мы проходим мимо речки Растофейки, любуемся круглой башней, облицованной местным речным камнем. Такое жилище построила для себя предприниматель Елена Кябишева, полюбившая эту местность. А вот и новый храм Владимирской Божьей Матери, стоящий на пригорке. Снаружи он полностью готов, и в настоящее время внутренними отделочными работами занимаются местные мастера. Среди них – и Юрий Маркин, с которым мы познакомились в доме Ирины. Храм возведен Еленой Кябишевой и, безусловно, придает особый статус хутору, а его купола видны уже из станицы Сторожевой. Вокруг разлита божья благодать: тишина, чистейший воздух, умиротворение в душе. И рефреном отзываются в сердце строки любимого поэта Николая Рубцова: «Тихая моя родина – ивы, река, соловьи… Тихая моя родина, я ничего не забыл…». Не потому ли теперь в родные пенаты постепенно возвращаются бывшие хуторяне?

НА СНИМКАХ: Елена ОВСОВА с новым приплодом своего хозяйства;

Библиотекарь и подвижник Ирина КАРАБАШЕВА; Супруги Юрий

и Раиса МАРКИНЫ с внуками на прогулке по родному хутору.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях