Живая песня металла

17 июля в 08:19
16 просмотров

Шамиль Батчаев, окончив школу в Теберде, поступил на физико-математический факультет КЧГУ, на отделение прикладной математики. Люди, знающие его, в том числе и педагоги университета, были уверены, что из парня выйдет отличный программист, а он взял да подался в кузнецы. Причем кузнечному ремеслу его конкретно никто не обучал, все нужные знания Шамиль почерпнул из Интернета.
– Кузнечные гены до поры до времени не давали о себе знать, – смеется Шамиль, – но когда я впервые услышал живую песню металла, то понял – это мое.
– И с чего начал свое дело?
– Первым делом выковал железные скобы для двери своей мастерской во дворе, затем сделал каминную решетку для соседа…
Мама Шамиля, Асият Сапаровна, которая почти сорок лет преподавала математику в школах Теберды, лишь тогда сменила гнев на милость, когда увидела, как в жарком огне из бесформенного железа под руками сына рождаются красивые вещи и как велико его стремление сделать кузнечное ремесло искусством.

Шамиль Батчаев, окончив школу в Теберде, поступил на физико-математический факультет КЧГУ, на отделение прикладной математики. Люди, знающие его, в том числе и педагоги университета, были уверены, что из парня выйдет отличный программист, а он взял да подался в кузнецы. Причем кузнечному ремеслу его конкретно никто не обучал, все нужные знания Шамиль почерпнул из Интернета.
– Кузнечные гены до поры до времени не давали о себе знать, – смеется Шамиль, – но когда я впервые услышал живую песню металла, то понял – это мое.
– И с чего начал свое дело?
– Первым делом выковал железные скобы для двери своей мастерской во дворе, затем сделал каминную решетку для соседа…
Мама Шамиля, Асият Сапаровна, которая почти сорок лет преподавала математику в школах Теберды, лишь тогда сменила гнев на милость, когда увидела, как в жарком огне из бесформенного железа под руками сына рождаются красивые вещи и как велико его стремление сделать кузнечное ремесло искусством.
Клиенты появились у Шамиля очень быстро. К примеру, вот что сказал мэр г. Теберды Аслан Канаматов: «Когда в Домбае была выставка ножей, в которой принял участие и Батчаев, собравшиеся, разумеется, в большинстве своем мужчины, увидели не только кузнечный талант, не только художника от природы, но, главное, молодого 25-летнего парня, не умеющего жить без красоты. Из-под его рук выходят удивительные ножи, и ни один из них не повторяется…»
– Шамиль, а можешь позволить себе простые немудреные заказы выполнять не очень кропотливо?
– Нет, люди же будут спрашивать, не за сколько времени изготовлен этот нож или, скажем, кинжал, а кто его сделал.
– За ножи, клинки, топоры взялся, чтобы из пушки по воробьям не стрелять?
– Нет, конечно, я могу изготовить браслеты, подковы для лошадей… Как-то прочитал про немца Клотца, который изготовил железную яблоню с железными плодами. Думаю, со временем примусь и за такие фундаментальные вещи. А пока все время уходит на изготовление холодного оружия.
– Из чего изготавливаешь ножи?
– Из булата и моностали, которые приобретаю на специализированных промышленных предприятиях.
– Насколько мне известно, тайну закалки хорошего булата мастера тщательно оберегали во все времена?
– Да, собственно, принцип ее довольно прост. Вспомните «Одиссею» великого Гомера: «Как погружает кузнец раскаленный топор или секиру в воду холодную и зашипит с клокотаньем железо – крепче железо бывает, в огне и воде закаляясь…»
– Если так поступают все мастера, то почему клинки, ножи оказываются разной прочности?
– Дело в том, что есть критические точки стали – температура, при которой происходит скачкообразное изменение свойств стали. Зная эти точки, можно осуществить самую удачную закалку, и мне это пока удается…
– Шамиль, как работается летом, когда на дворе стоит почти сорокаградусная жара, а в мастерской как в парилке?
– Металл я кую во дворе, можно даже сказать – в тени деревьев, а в мастерской делаю заготовки, словом, что попроще.
– В любой профессии есть место удали, профессиональному блеску, который поражает воображение людей. Чем бы ты хотел поразить воображение своих родных, друзей, клиентов?
– Я бы хотел со временем заняться ювелиркой, чтобы изготовить для мамы и сестры по паре уникальных золотых изделий, а еще мечтаю об изготовлении медных котлов для приготовления пищи, которые в стародавние времена вешались над огнем на очажной цепи. Кованые цепи всегда считались у горцев священным предметом, ибо они символ дома, семьи, рода.
 – Удачи тебе, Шамиль, во всех начинаниях!

НА СНИМКАХ: Шамиль БАТЧАЕВ и одно из его творений.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях