Дружба крепкая не сломается…

31 июля в 12:05
3 просмотра

Когда в нашу редакцию заглядывает Джагафар Дауров, обязательно жди что-нибудь интересное. Этот сухощавый, подтянутый, не по годам энергичный (о годах лучше и не вспоминать, все-таки 88 лет не шутка!) горец, всегда одетый с иголочки (яркий штрих к образу – обязательная шляпа на голове), проработавший многие десятилетия в газете «Черкес хэку», даже уйдя на заслуженный отдых, не может усидеть без дела. То он пишет книгу о черкесской журналистике – и богатейшему материалу, собранному нашим черкесским коллегой, поверьте, можно только позавидовать, то работает над книгой о наших земляках, которые воевали на фронтах Великой Отечественной войны и стали участниками первого Парада Победы, состоявшегося 24 июня на Красной площади Москвы, то «копается» в делах семейных, потому что задумал книгу о роде Дауровых… И, конечно, как при встрече со старыми знакомыми Джагафару Ахмедовичу не поделиться самыми интересными находками!

Когда в нашу редакцию заглядывает Джагафар Дауров, обязательно жди что-нибудь интересное. Этот сухощавый, подтянутый, не по годам энергичный (о годах лучше и не вспоминать, все-таки 88 лет не шутка!) горец, всегда одетый с иголочки (яркий штрих к образу – обязательная шляпа на голове), проработавший многие десятилетия в газете «Черкес хэку», даже уйдя на заслуженный отдых, не может усидеть без дела. То он пишет книгу о черкесской журналистике – и богатейшему материалу, собранному нашим черкесским коллегой, поверьте, можно только позавидовать, то работает над книгой о наших земляках, которые воевали на фронтах Великой Отечественной войны и стали участниками первого Парада Победы, состоявшегося 24 июня на Красной площади Москвы, то «копается» в делах семейных, потому что задумал книгу о роде Дауровых… И, конечно, как при встрече со старыми знакомыми Джагафару Ахмедовичу не поделиться самыми интересными находками!
На этот раз уже чуть ли не с порога Дауров удивил новым известием – он пишет книгу о куначестве.
– Я тут покопался в энциклопедиях, словарях, Интернете. Что значит кунак, куначество? – начал разговор аксакал. – В словаре С. Ожегова прочитал, что кунаком у кавказских горцев называли друга, приятеля. А в «Википедии» пишут, что куначество – это старинный кавказский обычай, согласно которому двое мужчин, принадлежавших к разным родам, племенам или народностям, вступали в настолько тесные дружеские отношения, что по своему смыслу они были близки к кровнородственным, и это делало для кунаков вопросом чести оказание друг другу помощи и защиты. Куначество – дело очень хорошее. Помнится, несколько лет назад в нашей республике для возрождения традиций куначества и побратимства по указу Президента КЧР проводился даже Год куначества. Но вот что я думаю. Дружбу указом не продиктуешь. Дружба – это ведь из сферы движений человеческой души. И настоящие кунаки остаются верными друг другу на века. За примерами мне ходить далеко не надо. Лично мою семью многие десятилетия связывают узы куначества с семьей Герасимовых из станицы Исправной. Вот об этой дружбе я и решил рассказать в своей книге…
Эта история началась еще в XIX веке. Дед Джагафара Даурова Хаджбий был родом из Адыгеи. Двенадцатилетним мальчиком он попал в аул Хахандуковский (ныне Али-Бердуковский), был аталыком в семье Шоровых. Возмужав, Хаджбий стал заниматься скотоводством.
Однажды летним ветреным днем Хаджбий вместе с напарником пас овец на границе со ст. Исправной. Невольно его внимание привлек молодой мужчина, скирдовавший сено. Из-за сильного ветра работа у того не очень клеилась. И Хаджбий, оставив овец на напарника, присоединился к незнакомцу. Только когда работа была завершена, вытирая пот с лица, они познакомились друг с другом. Незнакомца звали Сергеем Герасимовым. Был он из ст. Исправной.
Достав из-под куста свой узелок, казак пригласил неожиданного помощника поесть вместе с ним… Слово за слово – завязался разговор…
А вскоре это знакомство переросло в крепкую мужскую дружбу. Не было просьбы Сергея, которую бы не постарался исполнить Хаджбий, а Хаджбию, когда требовалась помощь, всегда на выручку приходил Сергей.
Совершив паломничество в Мекку и став известным в ауле хаджи, Хаджбий не прервал дружбы с казаком из ст. Исправной, исповедовавшим православие. Рассказывают, что когда Хаджбий держал уразу (это время он проводил уединенно в молитвах в одной из комнат своего дома), а к нему приезжал Сергей, не было случая, чтобы он не вышел к гостю, не проявил хлебосольства. Таким же добрым было отношение Сергея к Хаджбию и его семье. И дружили они так до конца своих дней.
А когда их не стало, эту дружбу продолжили их сыновья – Ахмед и Василий, которые, конечно же, благодаря отцам сызмальства хорошо знали друг друга и привыкли со многими проблемами справляться сообща. Например, когда Ахмед с семьей в 1927-м переехал в Новохумаринский, Василий для строительства нового дома привез ему бричку леса…
Джагафар Ахмедович хорошо помнит, какими тяжелыми были послевоенные годы. Ко всем имеющимся бедам свое добавила засуха. Из-за неурожая многие семьи в ауле буквально голодали. Не стала исключением и их семья, в которой подрастали восемь детей.
В один из осенних дней 1947-го Ахмед отправился на колхозную конюшню, чтобы попросить хоть немного овса для детей. Ему дали две жмени, которые его жена Лаухан растолкла и сварила из этого баланду… Близился час обеда. И тут во двор к Дауровым заезжает Василий Герасимов с товарищами – он вез в Черкесск сдавать колхозную кукурузу. Бледнея, краснея от стыда, Лаухан позвала гостей к столу. Увидев, чем кормится семья кунака, Василий принес с обоза каравай хлеба. Джагафар Ахмедович до сих пор помнит тот хлеб, вкуснее которого он, кажется, больше никогда не ел…
Перед отъездом Василий занес в их дом два мешка кукурузы в початках. «Тебя же посадят? – испугался Ахмед. – Кукуруза-то колхозная». «Бери, брат, я уже поговорил с товарищами, – сказал Василий. – Приедем в Исправную, я сразу все верну колхозу».
Однако фронтовик Василий Герасимов на этом не успокоился. Слишком не понравился ему нездоровый вид кунака Ахмеда и его жены Лаухан, которым надо было кормить еще столько ртов. По пути из Черкесска домой он вновь заехал к Дауровым. Зная, что старшая дочь Ахмеда Шамхани, которую он звал Шурой, хорошо шьет разные вещи – как-то она справила ему костюм сталинского покроя, он обратился к ней, даже не спрашивая ее отца и матери:
– Ну-ка, Шура, где твоя швейная машинка «Зингер»? Давай ее сюда.
Он погрузил машинку на подводу, рядом посадил Шуру и поехал в Исправную. На прощание только и сказал Ахмеду:
– Негоже, брат, когда дети голодают. Надо им помочь.
Так Шура оказалась в семье Василия. Его жена, Антонина Никифоровна, приняла дочь кунака Ахмеда как родную. Ей создали все условия для работы. Мало того, Антонина Никифоровна находила заказы, и Шура обшивала исправненцев. Конечно, станичникам тоже жилось нелегко, а потому плата за работу была разной. Кто-то приносил кукурузу, кто-то – картошку, фасоль, даже сушеные дикие груши на компот. Но, как говорится, с миру по нитке – голому рубашка.
Заработанные Шурой продукты Василий каждую неделю сам привозил семье кунака Ахмеда. И это спасло семью Дауровых от голодной смерти. Разве такое забудешь!
– Не раз еще потом Герасимовы приходили на помощь нашей семье. И мы всегда были готовы поддержать своих кунаков, – рассказывает Джагафар Ахмедович. – А когда не стало наших отцов, мы, их дети, продолжили эту крепкую, бескорыстную дружбу. К сожалению, сын Василия Николай рано ушел из жизни. А с дочерью Верой, теперь уже давно Маликовой, мы дружим до сих пор. Тридцать два года она проработала в колхозе им. XXII партсъезда, была главным бухгалтером. Помнится, приеду в командировку по редакционному заданию в этот колхоз, обязательно зайду к Вере. Ее коллеги по-хорошему нам завидовали: надо же, такие добрые отношения! Даже в трудные перестроечные годы мы не потеряли друг друга. Знаете, как меня Вера называет? Черкесским братом.
Недавно Джагафар Дауров вместе со своим сыном Ахмедом вновь побывал в Исправной. Вера, ее муж Николай и их дочери Елена и Людмила принимали дорогих гостей как родных.
– Во время этой встречи мы, третье поколение кунаков, передали эстафету дружбы двух наших семей четвертому поколению, Людмиле и Ахмеду, – поделился Джагафар Ахмедович. – И мы очень надеемся, что эту дружбу продолжит и более молодое поколение: мой внук Ильяс и правнук Веры Платон.
Вот такая история, которая, конечно же, достойна того, чтобы лечь в основу новой книги. И знаете, о чем мне подумалось? О том, что в конце этой книги так и просится многоточие. Потому что очень хочется ее продолжения…

НА СНИМКАХ: Ахмед Хаджбиевич ДАУРОВ и Василий Сергеевич ГЕРАСИМОВ;

Правнук Хаджбия Даурова Ахмед и правнучка Сергея Герасимова Людмила.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях